(м. Київ | 30 квітня 2014 р.) м. Київ – 2014

Центр наукових публікацій
МІЖНАРОДНА КОНФЕРЕНЦІЯ
«НАУКА В ЕПОХУ ДИСБАЛАНСІВ»
(м. Київ | 30 квітня 2014 р.)
3 Частина
м. Київ – 2014
© Центр наукових публікацій
УДК 082
ББК 94.3
ISSN: 6827-2341
Наука в епоху дисбалансів: 3 частина (физико-математические науки,
химические науки, сельскохозяйственные науки, исторические науки, философские
науки, филологические науки, географические науки, фармацевтические науки,
архитектура, психологические науки, государственное управление, социальные
комуникации)
міжнародна
конференція,
м. Київ,
30 квітня
2014р.
Центр наукових публікацій. – 124 стр.
Тираж – 300 шт.
УДК 082
ББК 94.3
ISSN: 6827-2341
Видавництво не несе відповідальності за матеріали опубліковані в збірнику. Всі
матеріали надані а авторській редакції та виражають персональну позицію
учасника конференції.
Контактна інформація організаційного комітету конференції:
Центр наукових публікацій
E-mail : [email protected]
Web: www.cnp.org.ua
Содержание
ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАУКИ
Курятников В.В.
МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ МИГРАЦИИ РАДИОНУКЛИДОВ В
ГРУНТЕ И ПОЧВЕННО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РАДИАЦИОННЫЙ
МОНИТОРИНГ ........................................................................................................... 6
Курятников В.В.,Герасимов О.И.,Андрианова И.С.,Романова Р.И.
ПРОГРЕССИРУЮЩИЙ ДИСБАЛАНС В ОБРАЗОВАНИИ И НАУКЕ (В
ЧАСТНОСТИ В ФИЗИКЕ) И В ОБЩЕСТВЕ ........................................................ 10
Абдалиев У.К.,Акматов Б.Ж.,Ташполотов Ы.,Садыков Э.
ОБЕЗЗАРАЖИВАНИЕ СТОЧНЫХ ВОД С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ
ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ПОЛЯ И ЭФФЕКТА КАВИТАЦИИ .................................. 13
Увалиева С.К.
УРАВНЕНИЯ СОДЕРЖАШИЕ ПАРАМЕТР ........................................................ 19
Замотайло Т.В.,Литвин Т.В.
СИНТЕЗ ТА ДОСЛІДЖЕННЯ МОДЕЛІ КОЛИВАНЬ МЕХАНІЧНОЇ
СИСТЕМИ ЗА АЛГОРИТМАМИ ЕЙЛЕРА ТА ЕЙЛЕРА-КРОМЕРА ............... 23
ХИМИЧЕСКИЕ НАУКИ
Каирбеков Ж.К.,Аубакиров Е.А.,Ташмухамбетова Ж.Х.,Бурханбеков К.,
Мойса Р.М.
ИССЛЕДОВАНИЕ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК
ПРИРОДНЫХ МАТЕРИАЛОВ И КАТАЛИЗАТОРОВ НА ИХ ОСНОВЕ ........ 25
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ НАУКИ
Мамсиров Н.И.,Лещинский В.С.,Мамсиров А.А.
ПЛОДОРОДИЕ СЛИТЫХ ЧЕРНОЗЕМОВ АДЫГЕИ .......................................... 29
Мамсиров Н.И.Мамсиров Н.А., Михайловская А.А.
ОЗИМАЯ ПШЕНИЦА НА СЛИТЫХ ЧЕРНОЗЕМАХ АДЫГЕИ ............... 32
Шаова Ж.А.,Миронов С.С.,
ПРИЕМЫ ОБРАБОТКИ ПОЧВЫ ПОД ОЗИМУЮ ПШЕНИЦУ ПО
ПРЕДШЕСТВЕННИКУ КУКУРУЗА НА ЗЕРНО ................................................. 34
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
Исайчиков В.Ф.
УКРАИНСКИЙ КРИЗИС КАК ЧАСТЬ МИРОВОГО КРИЗИСА ....................... 38
Калкеева К.Р.
ПРОБЛЕМА ПЕРИОДИЗАЦИИ В ИСТОРИИ ОБРАЗОВАНИЯ
КАЗАХСТАНА .......................................................................................................... 42
Омарова Б.К.
ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ МЕДИЦИНЫ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ ................ 50
ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
Черникова А. А.
ОСОБЕННОСТИ ЭГОЦЕНТРИЗМА КАК СВОЙСТВА ЛИЧНОСТИ В
ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ.................................................................................... 55
Попова Ю.В.
ПРИНЦИП ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ В ПАРАМЕТРИЧЕСКОЙ ОБЩЕЙ
ТЕОРИИ СИСТЕМ.................................................................................................... 57
3
Абишева А.К.,Курманалиева А.Д.
ЧЕЛОВЕК И КУЛЬТУРА В КОНЦЕПЦИИ О.ШПЕНГЛЕРА ............................. 61
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
Поворознюк Р.В.,
VARIATIVITY OF MEDICAL TERMINOLOGY AS AN OBJECT OF
TRANSLATION STUDIES........................................................................................ 65
Шенько М.М.
СТРУКТУРНІ МОДЕЛІ КОНСТРУКЦІЙ ЗІ ЗНАЧЕННЯМ ПРИПУЩЕННЯ .. 70
Ли Сюелинь (李雪琳)
НАВЫКИ ПЕРЕВОДА НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ТЕКСТА C РУССКОГО
НА КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК ......................................................................................... 72
Чжан Чжэньли
О ПРАГМАТИЧЕСКИХ НЕУДАЧАХ В ЯЗЫКОВЫХ АСПЕКТАХ ................. 75
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАУКИ
Кудрик И.Д.,Ошкадер А.В.
ПОДЗЕМНЫЕ ВОДЫ И ИХ МЕСТО В СТРУКТУРЕ ВОДОПОЛЬЗОВАНИЯ
КЕРЧЕНСКОГО ПОЛУОСТРОВА ......................................................................... 79
ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЕ НАУКИ
Кувшинова Ю.А.,Маль Г. С.
СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ КЛИНИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ
ЛЕЧЕНИЯ ГИПЕРЛИПИДЕМИИ ОМАКОРОМ И СИМВАСТАТИНОМ У
БОЛЬНЫХ ИБС С ПОСТИНФАРКТНЫМ КАРДИОСКЛЕРОЗОМ В
СОЧЕТАНИИ С НАРУШЕНИЕМ РИТМА ........................................................... 83
АРХИТЕКТУРА
Матвіюк О.В.
ЕВОЛЮЦІЯ ТА СУЧАСНІ ФУНКЦІОНАЛЬНО-ПРОСТОРОВІ СТРУКТУРИ
БУДІВЕЛЬ УНІВЕРСИТЕТСЬКОИХ БІБЛІОТЕК ............................................... 87
Смолінська О.Е.
ТИПИ КОМПОЗИЦІЙНИХ СТРУКТУР ДЕРЕВ’ЯНИХ ЦЕРКОВ ВОЛИНІ ХІХ
– ПОЧАТКУ ХХ СТ. ................................................................................................. 91
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
Аймедов К.В.,Кривоногова О.В.
ОСОБЕННОСТИ ВЛИЯНИЯ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ НА
ЄМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ .................. 96
Бахвалова А.В.
ІНТЕРНЕТ-ЗАЛЕЖНІСТЬ У СУЧАСНОЇ МОЛОДІ ............................................ 98
Камнева Н.А.
СТИЛИ РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В КОНФЛИКТНЫХ СЕМЕЙНЫХ
СИТУАЦИЯХ .......................................................................................................... 101
Пісоцький О. П.
ОСОБЛИВОСТІ ЕМОЦІЙНОГО ІНТЕЛЕКТУ СТАРШОКЛАСНИКІВ.......... 103
4
О.В.Сазонова,
СПІВВІДНОШЕННЯ ДОМІНУЮЧИХ КОПІНГ-СТРАТЕГІЙ, РІВНЯ
ТРИВОЖНОСТІ ТА САМООЦІНКИ УЧНІВ ...................................................... 106
Вишньовський В.В.
МІСЦЕ І ЗНАЧЕННЯ ПСИХОЛОГІЧНОЇ ДІАГНОСТИКИ ТА КОРЕКЦІЇ У
ДІЯЛЬНОСТІ ПРАКТИЧНОГО ПСИХОЛОГА .................................................. 110
ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ
Петухова О.В.
ПРОТИРІЧЧЯ ПРОЦЕСУ КОНСОЛІДАЦІЇ В СУЧАСНІЙ УКРАЇНІ ............. 114
СОЦИАЛЬНЫЕ КОМУНИКАЦИИ
Павлюх М.В.
СУЧАСНИЙ І РАДЯНСЬКИЙ КІНО – , ТЕЛЕДИСКУРС: МЕДІАОСВІТА I
СИСТЕМА ЦІННОСТЕЙ ....................................................................................... 117
Свечников В.С.,Дарвин Д.В.
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ИЛЛЮЗИОНИЗМА ..... 121
5
ФИЗИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЕ НАУКИ
Курятников В.В.
Одесcа, Украина, Одесский государственный экологический университет
МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ МИГРАЦИИ РАДИОНУКЛИДОВ В
ГРУНТЕ И ПОЧВЕННО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РАДИАЦИОННЫЙ
МОНИТОРИНГ
Независимо от путей проникновения в окружающую среду, радионуклиды
попадают в почву. Попадая на земную поверхность, они включаются в
биогеохимические процессы миграции, перераспределяются в почвенном
покрове, в системах почва - грунтовые воды, почва - растение и далее в
пищевых и биологических цепях. Скорость и направленность процессов
миграции радионуклидов определяется совокупностью различных факторов, и,
в первую очередь, физико-химическими свойствами радионуклидов, типом и
состоянием почвенного покрова и биоценоза.
Целью работы является изучение особенностей поведения и
закономерностей миграции радионуклидов в почвенном покрове, являющемся
первым звеном в биогенотической цепи.
В результате миграции происходит их перераспределение по профилю
почвы. Радионуклиды вовлекаются в процессы вертикальной и горизонтальной
миграции, вымывания из почвы грунтовыми водами и осадками.
Радионуклиды мигрируют в почве как в результате перемещения частиц, в
состав которых они входят, так и за счет конвективного и диффузионного
переноса растворенных и коллоидных форм. Движение частиц в верхнем слое
почвы обусловлено просыпанием по порам, трещинам или полостям в почве
(лессиваж) и ее перемешиванием..
Большая часть радиоактивных веществ, выброшенных в результате аварии
на Чернобыльской АЭС, попала в почву и находится там до этого времени.
Поэтому существует необходимость в математическом моделировании
процессов миграции радионуклидов и почвенно-экологическом мониторинге.
Методы математического моделирования вертикальной миграции
загрязняющих веществ, растворенных в почве, развиваются в последние
десятилетия, в то время как большинство авторов [1-3] склонны считать, что
физически обоснованное моделирование механического переноса в настоящее
время невозможно из-за его недостаточной изученности. Поэтому в
большинстве моделей механическими процессами пренебрегают.
Большинство авторов в изучении вопросов по механизму миграции
радионуклидов в почве идут по пути создания моделей физических процессов
миграции ( модель диффузионно- конвективного переноса ). Но такие модели
могут быть применены на сравнительно небольших пространственно временных масштабах, где состав почвы и ее физико-химические
характеристики можно считать постоянными и поэтому допустимо вводить
эффективные значения коэффициентов, которые называют коэффициентами
диффузии. Уравнения диффузии записывают применительно к многофазной
6
системе. Такие модели сложны по своему характеру, не имеют физического
содержания и не дают нужной информации при переходе к большим
пространственно-временным масштабам.
Почва это сложная многофазная система, где переплетается множество
различных механизмов и характер скорости миграции связан со многими
физическими, химическими, геологическими и другими факторами. В связи с
этим в нашем подходе решаемой задачи такие процессы рассматриваются как
процессы эволюции системы и описываются эволюционными уравнениями.
Для этой цели лучше всего подходят “камерные“ модели, в которых
система разбивается на ряд подчиненных друг другу элементов (камер). Каждая
из камер представляет собой “черный ящик“, о котором судят только по двум
факторам: константа транспортировки и константа проникновения. Каждая
камера этой системы соответствует определенному ландшафту.
Комплекс, в котором все компоненты ( почвообразующие породы, почвы,
воды и так далее) связаны между собой обменом вещества и энергии, является
элементарным ландшафтом. На наиболее возвышенных участках процессы
миграции радионуклидов не зависят от окружающей местности.
Такие ландшафты являются автономными. Вынесенные из них
радионуклиды поступают в нижерасположенные по рельефу ландшафты,
которые являются геохимически подчиненными. Связь последовательно
расположенных элементарных ландшафтов дает геохимическое сопряжение.
В почвах подчиненных ландшафтов концентрация радионуклидов может
изменяться в ту или иную сторону в зависимости от того, является ли
соподчиненный
ландшафт
транзитным
или
выполняет
функцию
геохимического барьера.
При описании кинетики распределения радионуклидов на ландшафтах,
последние можно рассматривать как совокупность камер. Для этого
воспользуемся уравнениями, определяющими изменение концентрации
радионуклида во времени:
dC1
 ( f1  тр ,1   )С1,
dt
dC2
 ( f1  тр ,1   )С1  ( f 2  тр , 2   )С 2,
dt
dC3
 ( f 2  тр , 2   )C 2  ( f 3  тр ,3   )C3
dt
Начальные условия : t=0, C1(0)=C10, C2(0)=C20 , C3(0)=C30
Решение этой системы уравнений:
7
C  C10 e
 ( F1  тр ,1   ) t
1
C 2  C 20 e
С 3  С 30 е
 ( F1  
тр ,1
 )t
 ( F3    тр , 3  ) t


( F1   тр ,1   )С10
(e
F2  F1
( F2   тр , 2   )C 20
F3  F2
 ( F1  тр ,1   ) t
(e
e
 ( F2  тр , 2   ) t
 ( F2  тр , 2   ) t
e
)
 ( F3  тр , 3   ) t
( F1     )C10 ( F1 тр ,1   )t
( F  
 )t
(e
 e 2 тр , 2 )
F2  F1
)
где  - константа распада,  тр - константа скорости транспортировки
радионуклида,ч-1 , F- константа проникновения радионуклида, С- концентрация
радионуклида.
Расчеты изменения концентрации в зависимости от времени проведены
для каждой камеры. Начальная концентрация бралась постоянной С 0=0,02
(Ки/км2) и постоянная радиоактивного распада  =0,025 (1/час).
В расчетах бралось различное соотношение констант:
1. F1<F3<F2 ,
 тр ,3   тр ,1  
F1 =0, F2=0,01, F3=0,2
Таблица 1
t
0
1
2
3
4
5
6
2. F2<F1<F3
тр ,1  0,1, тр , 2  0,7, тр ,3  1
C1
0,020
0,018
0,016
0,014
0,012
0,011
0,009
C2
0,020
0,111
0,142
0,147
0,139
0,128
0,115
C3
0,020
0,121
0,150
0,154
0,142
0,129
0,116
 тр ,2   тр ,3   тр ,1
F1=0,1 F2=0,01 F3=1
Таблица 2
t
0
1
2
3
4
5
6
8
тр,2 (табл.1)
(таблица 2)
тр ,1  1, тр , 2  0,1тр ,3  0,5
C1
0,020
0,007
0,002
0,0007
0,0002
0,00008
0,00002
C2
0,020
0,155
0,179
0,171
0,155
0,136
0,120
C3
0,020
0,143
0,167
0,160
0,145
0,127
0,112



тр ,1
тр , 2 (таблица 3 )
3. F1<F3<F2 тр , 3
F1=0,001 F2=0,1 F3=0,05  тр ,1  0,1 тр , 2  0,7 тр , 3  0,01
Таблица 3
t
C1
C2
C3
0
0,020
0,020
0,020
1
0,018
0,021
0,189
2
0,016
0,022
0,255
3
0,014
0,019
0,264
4
0,012
0,018
0,254
5
0,011
0,016
0,240
6
0,009
0,014
0,222
Расчеты, проведенные в соответствии с этой моделью, показали, что на
автономных ландшафтах всегда наблюдается снижение концентрации
радионуклида во времени, обусловленное соответствующими значениями
констант транспортировки и проникновения, из которых наибольшая роль
отводиться первому фактору ( константе транспортировки ). На геохимически
подчиненных ландшафтах происходит перераспределение радионуклидов и
накопление их во времени.
При максимальных значениях константы транспортировки наблюдаются
минимальные значения концентрации на автономном ландшафте.
Концентрация на геохимически подчиненных ландшафтах ведет себя поразному и, исходя из этого, можно определить какой из ландшафтов является
геохимическим барьером, а какой транзитным.
Вклад в общую дозу рассмотренных радионуклидов определяется в
первую очередь радионуклидом 137Cs, т. к. у него более высокая активность по
сравнению с 103Ru и 144Ce . Эти радионуклиды также содержатся в грунтах в
большем количестве и степень миграции их больше, чем у других
радионуклидов.
Рассмотренная модель миграции при своей очевидной простоте
достаточно
хорошо
описывает
миграцию
радионуклидов
и
их
перераспределение в сложных ландшафтах, о чем свидетельствует соответствие
полученных результатов известным экспериментальным данным и фактам.
Для
более
точного
определения
зависимости
концентрации
радионуклидов от константы их проникновения необходимо учитывать физикохимические свойства почвы и ее тип, что позволяет использовать модель для
прогнозирования накопления радионуклидов в почве.
Достоверность и точность полученной в процессе радиологического
контроля информации обеспечивает использование различных методов
радиационного контроля.
Актуальность вопросов радиационного мониторинга связана со
значительным загрязнением окружающей среды после аварии на ЧАЭС.
В Украине после катастрофы на ЧАЭС осуществляют радиоэкологический
мониторинг основных составляющих окружающей среды на различных
территориальных уровнях по характерным показателями . Ландшафтно –
9
геологический мониторинг проводится с целью получения базовой информации
для оценки и прогнозирования общей радиоэкологической ситуации на
загрязненных радионуклидами территориях и ее влияния на экологическую
ситуацию в Украине.
Достоверность информации, полученной в процессе радиологического
контроля, обеспечивает статистический анализ данных радиационного
мониторинга на контролируемой территории Она достигается путем решения
следующих основных задач:
- расчет статистических характеристик поля радиационного загрязнения по
данным радиационного мониторинга на контролируемой территории;
- анализ адекватности радиационного состояния среды установленным на
Украине нормативам;
- статистический анализ надежности методов и средств радиационного
контроля среды при значениях контролируемых параметров порядка фоновых.
Литература:
1.
Основы
сельскохозяйственной
радиологии./Б.С.Пристер,
Н.А.Лощилов, О.Ф.Немец, В.А.Поярков-2е. изд., перераб. и доп./- К.: Урожай,
1991г.- 472 с.
2.
Сельскохозяйственная
радиоэкология./
Р.М.Алексахин,
А.В.Васильев, В.Г.Дикарев и другие ; Под ред. Р.М.Алексахина, Н.А.Корнеева/М.: Экология, 1992г.- 400с.
3.
Прохоров В.М. Миграция радиоактивных загрязнений в почвах .
Физико-химические механизмы и моделирование./ Под ред. Р.М.АлексахинаМ.: Энергоиздат, 1981с.-98с.
Курятников В.В.
Одесский государственный экологический университет,
кафедра общей и теоретической физики,
доцент, канд. физ.-мат. наук
Герасимов О.И.,
Андрианова И.С.,
Романова Р.И.
Одесский государственный экологический университет
ПРОГРЕССИРУЮЩИЙ ДИСБАЛАНС В ОБРАЗОВАНИИ И НАУКЕ (В
ЧАСТНОСТИ В ФИЗИКЕ) И В ОБЩЕСТВЕ
Говорить о науке в эпоху дисбаланса, значит говорить о дисбалансе в
развитии науки. Дисбаланс в общественных отношениях неизменно приводит к
дисбалансу в капиталовложениях, к стремлению получить мгновенную
прибыль сейчас и немедленно. В первую очередь от этого страдают
естественные науки, ибо прогресс в исследованиях в области физики, химии,
биологии, медицины не мыслим без современных методов исследования,
требующих постоянного обновления лабораторной базы, современных, как
правило, дорогостоящих, приборов и материалов.
10
Вот почему в эпоху дисбаланса на первый план выходят те науки, которые
(в случае недобросовестного отношения исследователя) допускают спекуляции
в духе потребностей сегодняшнего момента, позволяют по-разному трактовать
те или иные события или результаты опросов общественного мнения без
серьёзного документального обоснования.
Более того, востребованными оказываются такие “отрасли знаний” как
астрология, парапсихология и пр., которые балансируя на грани науки и
мистики, вполне удовлетворяют запросам определенной части общества, и, не
требуя особых затрат, приносят доход их адептам.
Наиболее доступным, (но, отнюдь, не наиболее простым) направлением
исследований в области физики, таким образом, становятся задачи
теоретической физики, а наиболее доступным методом исследований – метод
компьютерного моделирования.
Успешное применение метода компьютерного моделирования можно
продемонстрировать на примере исследования свойств и поведения такой
сложной системы, как гранулированные материалы. Однако любая модель
требует не только теоретического обоснования, но и экспериментального
подтверждения её адекватности реальному поведению исследуемой системы,
что лишний раз убеждает в необходимости развития и поддержки
экспериментальной базы.
Другим аспектом рассматриваемой проблемы является подготовка
научных кадров. Не секрет, что уровень преподавания и требований,
предъявляемых в школе к знанию естественных наук, особенно физики,
оставляет желать много лучшего. Низкий уровень знаний физики и математики,
полученных в школе, автоматически приводит к сложностям в усвоении
физики студентами, которые, в частности, проходят подготовку в
междисциплинарных направлениях, в том числе – экологии.
Современными признаками дисбаланса в преподавании физики как
базовой составляющей общей естественно - научной подготовки будущих
специалистов, на наш взгляд, являются:
- стремительное снижение требований и выхолащивание содержательной
составляющей курсов физики высших учебных заведений в угоду (так сказать)
низкому
уровню
знаний
современной
студенческой
аудитории,
неподготовленной для получения истинно высшего образования,
- искусственное преувеличение дистанционных и заочных форм обучения
в ущерб индивидуальным аудиторным формам;
- практический отказ от фактора персонификации в преподавании (формы,
имеющей вековую историю успеха в подготовке кадров высшей
квалификации!);
- гипертрофированное развитие междисциплинарных направлений
подготовки, не включающих настоящую фундаментальную подготовку ни по
одной из ключевых дисциплин классического естественно - научного цикла;
- манипулирование системой оценки уровня знаний студентов и подмена
истинного рейтинга знаний искусственным, сориентированным на задачу ВУЗа,
удержанием контингента и обеспечение внешних макропоказателей;
11
-погоня за наукометрическими рейтингами, так сказать, любой ценой, не
ради качества научных исследований, а ради самих рейтингов;
- проблемы с укреплением и пополнением лабораторной базы ВУЗов.
Никакие виртуальные лабораторные практикумы не в состоянии заменить
самостоятельное участие студента в проведении измерений, оценке и анализе
полученных результатов, а могут выполнять лишь дополняющую роль;
- нищенское финансирование или полное его отсутствие научных
исследований.
Последнее обстоятельство имеет прямое отношение к непосредственной
подготовке качественных специалистов: только последовательное, начиная с
младших курсов, приобщение студентов к научно-исследовательской работе
является мощным фактором мотивации к обучению и даёт возможность
вырастить думающего, способного к творческому отношению к выполняемой
работе специалиста.
Объективно, главные причины дисбаланса в образовании могут быть
связаны с гипертрофировано завышенным количеством ВУЗов и одинаковых
специальностей, по которым ведется подготовка. Умножаясь на фактическое
отсутствие четко очерченного рынка труда в наукоемких отраслях, это
практически сводит на нет попытки привести в соответствие учебный процесс и
требования Болонской конвенции в отношении подготовки научной элиты
общества и обеспечения мобильности интеллектуального капитала.
Только совместное решение многопараметрической задачи позволило бы
подготовить основу для дальнейшего развития и реформирования высшей
школы. Следует также иметь в виду, что инерционные тенденции в сфере
высшего образования, делают невозможным получение быстрого результата на
пути любого реформирования.
Необходимо
готовить
себя
к
каждодневному,
настойчивому,
ответственному и самоотверженному труду, направленному на создание
творческой атмосферы последовательной разработки проблем образования.
Выше перечисленные проблемы требуют не только тщательной
методической проработки, направленной как на преодоление недостатков в
школьной подготовке, так и создание профессиональной мотивации к изучению
физики, развитию навыков самостоятельной работы, аналитического мышления
и интереса к научным исследованиям у лучших из них, но и решения
организационных и финансовых проблем.
Таким образом, только совместное решение на самом высоком уровне
проблемы дисбаланса в финансировании и поддержки такой важной
составляющей любого развитого государства как научные исследования, с
одной стороны, и проблемы удержания и развития фундаментальности
образования в школе и высших учебных заведениях, является залогом
обеспечения интеллектуального уровня нации и национальной безопасности
государства.
Литература
1. Подоляк Л.Г. Психологія вищої школи: Навч. посібник для магістрантів
і аспірантів. – К.: ТОВ Філ-студія, 2006. – 272с.
12
2. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. – СПб.: Питер, 2000. – 512 с.
3. Петренко В.Л. Стандарти вищої освіти у контексті Болонського процесу
//Проблеми освіти. – 2005. – вип..45. – С.66 – 106.
4. Національна доктрина розвитку освіти. Указ Президента України від 17
квітня 2002р. № 347/2002//Урядовий курєр. – 2002. – 18 квітня.
Абдалиев У.К.,
Акматов Б.Ж.,
Ташполотов Ы.,
Садыков Э.
ОБЕЗЗАРАЖИВАНИЕ СТОЧНЫХ ВОД С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ
ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ПОЛЯ И ЭФФЕКТА КАВИТАЦИИ
Чистую воду в любом водозаборе обеспечивают два фактора: фильтрация
и дезинфекция. При этом, очистка и обеззараживание питьевой воды
проводится поэтапно: в начале механическая очистка, далее обеззараживание
воды путем хлорирования.
Обеззараживание воды обеспечивается современными средствами, как,
например, хлорирование, озонирование, ультрафиолетовое облучение,
электролиз. Наиболее распространенный метод обеззараживания питьевой
воды– хлорирование, хотя и имеет побочные действия. Ультрафиолет,
озонирование, электролиз также дают обеззараживание воды, в процессе
прохождения воды через прибор дезинфекции. То есть, чтобы добиться
идеального состояния воды, необходимо регулярно проводить очистку и
обеззараживание воды, применяя в совокупности физические и химические
методы[1-3].
В настоящее время в городе Ош(Кыргызстан) в водоочистном сооружении
производится очистка и обеззараживание воды с помощью механической
фильтрации, а также путем хлорирования и биологическим способом. Однако,
вода, обработанная таким образом, характеризуется высоким содержанием
различных соединений. Эту проблему в настоящее время также решают либо
отстаиванием воды, либо доочисткой угольным и другими фильтрами.
В данной работе исследован способ обеззараживания воды на основе
кавитации. Установлено, что, для обеззараживания питьевой воды в г. Ош
(Озгур) за 1 год расходуется 1152 т. хлора рыночной стоимостью 304.2 млн.
сом, в то же время при использовании электрического поля или эффекта
кавитации для обеззараживания воды удешевляются процесс обеззараживания
воды в разы[4].
1. Обеззараживание сточных вод на основе электрического поля и
кавитации.
Для выявления возможности проведения обеззараживания прямым
воздействием электрического поля на обрабатываемую воду нами были
выполнены ряд лабораторных исследований[4]. Они направлены на поиск
13
оптимальных режимов обработки и технического решения проведения
процесса обеззараживания сточных вод.
Экспериментальная установка, состоит из устройства для обеззараживания
воды, изготовленного из нержавеющей стали, выпрямителя, подающего
постоянное напряжение на электроды, амперметра и вольтметра для измерения
токового режима.
Исследования проводились с водой реки Ак-Буура. Результаты
экспериментальных результатов приведены в таблицах 1. и 2. Бактерицидный
эффект оценивался по стандартной методике.
Таблица 1.
Обеззараживание воды с помощью электрофизической ионизации
Время
U
I
Т
V
№
обеззар
(В)
(А)
( С)
(Л)
(Сек)
1
8
1,5·10-3
0
15
2
-3
2
8
1,3·10
30
15
2
-3
3
8
1,0·10
60
15
2
-3
4
8
0,7·10
90
15
2
-3
5
8
0,6·10
120
15
2
-3
6
8
0,6·10
150
15
2
-3
7
8
0,6·10
180
15
2
-3
8
8
0,6·10
210
15
2
-3
9
8
0,55·10
360
15,2
2
-3
10
8
0,5·10
660
15,5
2
-3
11
8
0,5·10
2400
17
2
Таблице 2.
Обеззараживание воды с использованием эффекта кавитации
Время
Р
Т
n
U
I
V
Степень
№
обеззар
(Атм.)
( С)
(Обор.)
(В)
(А)
(Л)
обеззараж.
(Сек)
1
12
1
8
1,5·10-3
2
0
79,2
-3
2
1
15
2
8
1,2·10
2
30
83,3
-3
3
1
18
4
8
0,95·10
2
60
90,7
-3
4
1
21
6
8
0,75·10
2
90
95,9
-3
5
1
23,4
8
8
0,68·10
2
120
98,0
-3
6
1
25,5
10
8
0,62·10
2
150
99,3
-3
7
1
26,7
12
8
0,6·10
2
180
100,0
-3
8
1
28
14
8
0,6·10
2
210
100,0
-3
9
1
29
16
8
0,6·10
2
240
100,0
В таблице 3 представлены результаты лабораторных исследований воды на
микробиологические показатели в зависимости от количества прохождения
через кавитатор. Из полученных ланных видно,что 12 кратное прохождение
воды через кавитатор на сто процент обеззараживает её.
14
Таблица
3.
Результаты
лабораторных
(микробиологические показатели)
Число
прохож
дения
Определяемые показатели
воды
через
кавитат
ор
КОЕ в
1мл
Исходна
я вода
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
НВЧ
ОКБ в
100мл
исследований
воды
Методы
испытан
ий
Степен
НВЧ Патогенная
ь
ТКБ микрофлор
обезза
в
а в т.ч.
ражив
100м сальмонелл
ание в
л
а
%
ГОСТ
1996373
ГОСТ
1996373
200мт.
960
960
Не обнар.
-
Роста
нет
200
210
Не обнар
79,2
161
165
Не обн.
83,3
-/-
118
120
Не обн
87,8
-/-
90
90
Не обн.
90,7
-/-
63
65
Не обн.
93,5
-/-
40
40
Не обн.
95,9
-/-
28
30
Не обн.
97,1
-/-
20
20
Не обн.
98
-/-
12
14
Не обн.
98,8
-/-
7
7
Не обн.
99,3
-/-
3
3
Не обн.
99,7
-/-
0
0
Не обн.
100
-/-
Роста
нет
Роста
нет
Роста
нет
Роста
нет
Роста
нет
Роста
нет
Роста
нет
Роста
нет
Роста
нет
Роста
нет
Роста
нет
15
Для количественной оценки взаимосвязи степени обеззараживания с
техническими параметрами были рассчитаны коэффициенты корреляции,
которые приведены в таблице 4.
Как видно из таблицы 4 все коэффициенты корреляции имеют значение
>0, что говорит о существовании в исследованных зависимостях прямой
стохастической связи. При этом величина корреляционной связи
бактерицидного эффекта со всеми исследованными параметрами велика и
примерно одинакова. Это дает возможность сделать вывод о необходимости
исследования влияния комплекса параметров на обеззараживание.
Таблица 4
Взаимосвязь параметров процесса и степени обеззараживания
Зависимость
Коэффициент корреляции
Ток – Бактерицидный эффект
0,78
Напряжение – Бактерицидный эффект
0,74
Время обработки – Бактерицидный эффект
0,80
Электрическое сопротивление –
Бактерицидный эффект
0,76
Согласно закону Ома I=U/R, при этом расход воды определяется как q=V/t,
а удельные затраты электроэнергии составят: E1= IUt/V, или E1=U2/qR, Дж/м3.
Здесь величина (qR/U2) это - бактерицидный комплекс, который
характеризует затраты электроэнергии, на единицу объема обеззараживаемой
воды.
Зависимость бактерицидного эффекта от комплекса qR/U2, учитывающего
токовые параметры приведена на рисунке 2.3.
Рис.1. Зависимость бактерицидного эффекта от qR/U2.
16
Полученная зависимость бактерицидного эффекта от комплекса qR/U2
описывается уравнением:
Q=A*exp (- EqR/U2) (2.1)
Коэффициент корреляции связи бактерицидный эффект – комплекс qR/U2
составил 0,84, что превышает значения коэффициентов для других
исследованных зависимостей. Таким образом, комплекс параметров qR/U2
может быть использован в качестве критерия при моделировании процесса
электрообеззараживания.
2. Жесткость воды
Как известно, жесткость воды зависит от наличия в ней растворенных
солей кальция и магния. Жесткость воды колеблется в широких пределах. Вода
с жесткостью менее 4 мг-экв/дм3 считается мягкой, от 4 до 8 мг-экв/дм3 средней жесткости, от 8 до 12 мг-экв/дм3 - жесткой и выше 12 мг-экв/дм3 очень жесткой. Обычно преобладает жесткость, обусловленная ионами
кальция (до 70%); однако в отдельных случаях магниевая жесткость может
достигать 50-60%. Жесткость морской воды и океанов значительно выше
(десятки и сотни мг-экв/дм3). Жесткость поверхностных вод подвержена
заметным сезонным колебаниям, достигая обычно наибольшего значения в
конце зимы и наименьшего в период половодья.
Высокая жесткость ухудшает органолептические свойства воды, придавая
ей горьковатый вкус и оказывая действие на органы пищеварения. Величина
общей жесткости в питьевой воде не должна превышать 10,0 мг-экв/дм3.
Поэтому задача заключается в том, чтобы уменьшить жесткость воды
применяемой технологическом процессе до 4 мг-экв/дм3 и менее.
В таблице 5. представлены результаты экспериментов полученные после
обработки электрическим полем.
Таблица 5.
Показатели жесткости воды после обработки электрическим полем
Жесткость
Расстояние
Исходные
воды
Показатель
между
показатели
№
Напряж.,
после
уменьшения
электродам
жесткости
опыта
В
электр.
жесткости
и,
воды,
обработки, воды, в %
мм
мг-экв/дм3
мг-экв/дм3
1.
50
3
4,2(Мады)
2,3
54,8
2.
120
8
5,5 (Ак-Буура)
2,7
49,0
Из таблицы видно, что электрическое поле позволяет уменьшить
жесткость воды примерно на 50%. То есть такая безреагентная электрическая
обработка с целью уменьшения жесткости воды является экономически
целесообразной.
3. Коэффициент электрического сопротивления воды
Для того чтобы изучить особенности воды после обработки электрическим
и магнитним полем, а также после прохождения воды через кавитатор мы
экспериментально исследовали изменения электрического сопротивления воды.
17
Полученные данные представлены в таблице 6.
Таблица 6.
Электрическое сопротивление воды при воздействии электрического поля
и магнитного поля и при прохождении через кавитатор
Количес
тво
прохож
Сила тока
Сопротивле
дения
Напряжение, U
,
ние,
воды
(В)
I (мкА)
R (МОм)
через
кавита
тор
Исходная вода
----
Вода проходящая
через кавитатор
1
2
3
Вода проходящая
через кавитатор и
электрическое поле
1
2
3
30
40
1,33
30
30
30
38
32
25
1,27
1,07
0,83
30
30
30
33
30
22
1,1
1
0,73
Вода проходящая
1
30
31
1,03
через кавитатор и
2
30
26
0,87
магнитное поле
3
30
18
0,6
Из полученных данных видно, что после соответствующих обработок
коэффициент сопротивления воды уменьшается, т.е. уменьшается ее жесткость.
Выводы:
1.Электрическое поле между электродами эффективно обеззараживает
сточных вод. При этом основным параметром обеззараживания при
постоянных токовых значениях является время воздействия электрического
поля на обрабатываемую воду(см.таб.2)
2.Способ обеззараживания воды электрическим полем могут быть
рекомендованы для высокоэффективного обеззараживания и уменьшения
жесткости воды.
3.Процессы кавитации также эффективно обеззараживает сточную воду
(таб.1)
Литература
1.Когановский А.М. и др. Очистка и использование сточных вод в
промышленном водоснабжении / А.М. Когановский, И.А. Клименко, Т.М.
Левченко и др. – М.: Химия, 1983. – 287 с.
2.Яковлев С.В. Технология электрохимической очистки воды. / С.В.
Яковлев, И.Г. Краснобородько, В.М. Рогов - Л. Стройиздат, 1987. - 312 с.
18
3.МУК 4.2.671–97Методы санитарно-бактериологического анализа
питьевой воды – М. Изд-во стандартов 1997. -183с.
4.Ташполотов Ы. , Акматов Б.Ж. Ош шаарынын калкына суу т\т\кчълър\
аркылуу берилл\\ч\ сууну электрофизикалык ионизациялоо жолу менен тазалоо
.– Ош, Вестник ОшГУ, 2009, №2. С.62 -66.
Увалиева С.К.
Старший преподаватель, магистр математики
КГУ им. Ш. Уалиханова
УРАВНЕНИЯ СОДЕРЖАШИЕ ПАРАМЕТР
Параметр - величина, входящая в формулы и выражения, значение которой
является постоянным в пределах рассматриваемой задачи, но в другой задаче
меняет свои значения. Параметр в переводе с греческого языка означает
«измеряю одну вещь другою», «меряю что-нибудь, сравнивая с чем-то».
Как известно, ряд проблем в различных отраслях человеческой
деятельности может быть изучен математическими методами. На этом пути,
применяя язык математики, изучаемым явлениям ставят в соответствие
модельные явления. Если они описаны с помощью математических правил, то
такие модели называются математическими. Примером такого процесса
является процесс решения простейших так называемых “текстовых” задач с
помощью сведения их к решению уравнения. Наиболее интересен для
приложений не сам этап получения решения и записи его в виде
математической символики, а следующий за ним этап. Это исследование
зависимости решения от параметров, которые были объявлены данными. В
этом смысле, с формальной точки зрения, никаких специальных уравнений с
параметрами нет.
Чаще всего встречаются две постановки задач с параметрами. Первая, для
каждого значения параметра a найти все решения заданного уравнения.
Вторая, найти все значения параметра a , при каждом из которых решения
уравнения удовлетворяют заданным условиям.
Решению уравнения с параметрами в школьной программе уделяется мало
внимания. Большинство учащихся либо вовсе не справляются с такими
задачами, либо допускают огромные ошибки при решении. Причиной этого
является отсутствие системы заданий по данной теме в школьных учебниках.
Трудности при решении уравнения с параметрами обусловлены тем, что
наличие параметра заставляет решать уравнение не по шаблону, а
рассматривать различные случаи, при каждом из которых методы решения
существенно отличаются друг от друга.
Многообразие уравнений с параметрами охватывает весь курс школьной
математики. Владение приемами решения уравнений с параметрами можно
считать критерием знаний основных разделов школьной математики, уровня
математического и логического мышления.
19
Решить уравнение с параметрами – значит, для любого допустимого
значения параметра найти множество всех корней заданного уравнения.
Именно это и будем иметь в виду, формулируя задачу: решите уравнение.
Основной принцип решения параметрических уравнений можно
сформулировать так: необходимо разбить область изменения параметра на
участки, такие, что при изменении параметра в каждом из них, получающиеся
уравнения можно решить одним и тем же методом. Отдельно для каждого
участка находятся корни уравнения, выраженные через значения параметра.
Используемые для этого примера принципы решения в точности таковы, как и
при решении уравнений с постоянными коэффициентами. Поскольку каждый
из методов представляет собой последовательность определенных действий,
которые могут выполняться в зависимости от значений параметра, то
выбранные первоначально участки его изменения в процессе решения могут
дробиться, чтобы на каждом из них рассуждения проводились единообразно.
Ответ задачи состоит из списка участков изменения параметра с указанием для
каждого участка всех корней уравнения.
На этом пути, если брать разные основания для классификаций (например,
от вида математического выражения, задающего уравнение) и учитывая разные
взгляды на аргументы, входящие в это математическое выражение, получим
спектр разных типов уравнений (неравенств).
2
Пример 1. Решить уравнение с параметром x  x  a  x .
Решение. В данном случае контрольные значения параметра определяются
областью допустимых решений уравнения.
 x  0,

2
 x  x  0,
 x ( x  1)  0,
 x  1,



  xa
Найдем ОДЗ уравнения:  a  x  0   x  a
При всех значениях x из ОДЗ обе части уравнения можно возвести в
2
2
2
квадрат: x  x  (a  x )  (2a  1) x  a .
Получилось линейное уравнение, решение которого зависит от знака
1
a
2 , то уравнение примет вид
коэффициента при неизвестной x. Если
1
1
0 x 
a
4 , и такое уравнение не имеет решений. Если же
2 , то уравнение
a2
x
2a  1 . Остается выяснить, при каких значениях
имеет одно решение
параметра данное решение удовлетворяет ОДЗ уравнения. Для этого нужно
решить две системы неравенств, которые получатся, если в ОДЗ вместо x
 a2
 a2

0
,
 2a  1
 2a  1  1,
 a2
 a2
a2


a
a
x

2
a

1
2a  1 :
подставить его значение
или  2a  1
20
 1
a  0,   1,  
 2
Решив эти две системы, получим, что
.
 1
a  0,   1,  
 2
Ответ. При
уравнение имеет единственное решение
2
1 
a
a   , 0   , 1
x
 2  уравнение не имеет решений.
2a  1 . При
a 2  2x x  a

, aR
xa
Пример 2. Решить уравнение x  a
(1).
Решение: ОДЗ: x  a (2).
2x x

Если a  0 , то x x , x  0, 2  1, т.е. нет решения.
Уравнение равносильно системе
 x   a, a  0,
 x   a, a  0,


 2
2
2
2
3
2
( x  a)(a  2 x)  ( x  a)
 x  x ( a  4a )  a  a  0
 a 2  4a  a a 2  4a  20
 a 2  4a  a a 2  4a  20
x2 
x1 
2
2
Отсюда следует: ;
2
Подкоренное выражение a  4a  20  0 при всех a .
Найденные выражения для x1 и x 2 должны удовлетворять ОДЗ, т.е. для
всех x1 , исключить те значения a , при которых x1   a (3) а для x 2 -исключить
те значения a , при которых x 2   a (4).
Так как a  0 , то уравнение (3) равносильно следующим:

 a  4  a 2  4a  20  2,
2
2
 a  4a  a a  4a  20  2a  

a  0
 a 2  4a  20  a  6  a  2

 a 2  4a  20  a  2 
Следовательно, при a  2 выражение x1 , не может быть корнем. При этом
значении a  2 x 2  6 , x 2   a , x 2  6 -решение (1).
Теперь найдем решение уравнения (4):
 a 2  4a  a a 2  4a  20  2a .
Так
как
a  0,
то
имеем
совокупность:
 a  4  a 2  4a  20  2   (a  6)  a 2  4a  20

 a  4 a 2  4a  20  2   (a  2)  a 2  4a  20
2
Равенство  (a  2)  a  4a  20 не выполняется при любом значении
a , равенство
 (a  6)  a 2  4a  20 может быть справедливым только при
21
a  6 , тогда обе части указанного равенства неотрицательны, поэтому можно
возвести в квадрат: a  12а  36  a  4a  20  а  2.
Так как a  6 , то (4) не имеет решения, т.е. x 2 -решение при всех a  0 .
2
Ответ:
x1, 2 
нет
2
решений
a
(a  4  a 2  4a  20 )
2
при
при
a  0;
x 6
при
a  2 ;
a  0 , a  2 .
Пример 3. При каких значениях a один из удвоенных корней уравнения
(2a  1) x 2  2ax  a  2  0 (1) больше единицы, а другой меньше -1.
Решение. Ясно, что
a
1
2 , в противном случае уравнение (1) имеет только
a   7a 2  12a  8
x1, 2 
2(2a  1)
одно решение. Тогда
.
a
Искомое значение
найдем как объединение решений следующих двух
1

a   2 ,

 a   7a 2  12a  8
 1,

2a  1

 a   7a 2  12a  8
 1

2a  1
систем: а) 
б)
1

a   2 ,

 a   7a 2  12a  8
 1,

2a  1

 a   7a 2  12a  8
1

2a  1

.
Решим систему а):

a 

a )  a 

a 

a  0,

2
  7a  12a  8  3a  1
 7a 2  12a  8  2a  1,   1

   a  0,

 7a 2  12a  8  2a  1  2

2
  7a  12a  8  a  1
1
,
2
a  0,
 2
7

16a  6a  7  0
0  a  8 ,
  1

  a  0,
 1  a  0.
 2
 2
8a 2  10a  7  0

Дальше решаем систему б) :
1

a   2 ,
1


a   ,
2
á )  a   7a  12a  8  2a  1,  
O
2
2


2
16a  6a  7  0
a   7a  12a  8  2a  1

.
22
 1 7
  ; .
Ответ:  2 8 
a2
ax 
 2a  x , a  R
ax
. (1)
Пример 4. Решить уравнение
Решение. ОДЗ: x  a, x  2a (2).
Если a  0 , то (1) имеет вид x  x , т.е. x  0 - решение при a  0 . Так как
a  x  0 при выполнении (2), то
 a  0,
a ) 
  x  (a  x)(2a  x)
(1)  a  x  a  (a  x)(2a  x)  
b) a  0,
 2a  x  (a  x)(2a  x)
 
Система а) равносильна системе
 x  0, a  0,
 x  0, a  0,

O
 2
a  0
 x  (a  x)(2a  x)
Аналогично
решая систему б), получим: x  2a -первое решение. При 2a  x  0 имеем:
a  0,
a  0,

 2a  x  0,

O
a

0


 2a  x  a  x
Б)
.
Значение x  2a удовлетворяет условию (2) при a  0 .
Ответ: при a  0 x  0 -решение,
при a  0 x  2a ,
при a  0 нет решения.
Литература
1. Потапов М.К., Олехник С.Н., Нестеренко Ю.В. Уравнения и
неравенства с параметрами. Издательство МГУ, 1992г.
2. Окунев А. А. Графическое решение уравнений с параметрами М:.Изд.
“Школа - Пресс”, 1986 г.
Замотайло Т.В,
Литвин Т.В.
НТУУ «КПІ»
СИНТЕЗ ТА ДОСЛІДЖЕННЯ МОДЕЛІ КОЛИВАНЬ МЕХАНІЧНОЇ
СИСТЕМИ ЗА АЛГОРИТМАМИ ЕЙЛЕРА ТА ЕЙЛЕРА-КРОМЕРА
Задача синтезу, в зальному вигляді випадкових, процесів з заданими
статистичними характеристиками розв’язується шляхом пошуку алгоритмів
зручних для формування на комп'ютерах їх дискретних реалізацій. Можливість
розв'язання цієї задачі визначається можливостями математичного опису явищ
та процесів, які мають місце в різних галузях науки і техніки. Так наприклад,
для моделювання промислових процесів або процесів в біологічних системах,
23
де математичний опис явищ являє собою доволі складну задачу, і в той же час
математичний опис процесів функціонування механічних або електротехнічних
систем має певний розвиток. Таким чином, розробка та дослідження методів
розв'язати задачі синтезу процесів є актуальною, так як, в деяких випадках
моделювання на комп’ютерах є єдиним способом постановки експерименту та
отримання експериментальних результатів.
Використання алгоритмів Ейлера та Ейлера-Кромера для синтезу коливанъ
одновимірної механічної системи та дослідження отриманої дискретної моделі
на стійкість і точність.
Процес u(t) з безперервним часом можна з будь-якою наперед заданою
точністю замінити відповідним процесом u(n∆t) з дискретним часом tn= n∆t, де
∆t - крок дискретизації процесу; n – цілочисельний аргумент. В результаті
процесу u(t) буде поставлена у відповідність послідовністъ u(n)= u(n∆t) В якості
еквівалентної цифрової моделі до коливання механічної системи вибрано
алгоритм Ейлера та його модифікація алгоритм Ейлера-Кромера. Основним
критерієм при виборі моделі обрано критерій мінімуму обчислювальних витрат
при виданій точності моделювання. Алгоритми Ейлера та Ейлера-Кромера
відносяться до рекурентних алгоритмів, відповідно яким наступний стан
об’єкту моделювання знаходиться, відповідно до його одно або кількох
попередніх станів, а точність залежить від обраного кроку дискретизації в часі,
що відповідає обраному критерію.
В основі алгоритму Ейлера покладено визначення швидкості vn+1 в
кінцевій точці інтервалу та координати yn+1 через похідну an, швидкості та
похідну vn координати, відповідно, в початковій точці цього інтервалу
vn+1 = vn + an∆t,
yn+1 = yn + vn∆t.
Алгоритм Ейлера-Кромера передбачає визначення координати yn+1 через
швидкість vn+1, в кінцевій точці інтервалу на відміну до алгоритму Ейлера
vn+1 = vn + an∆t,
yn+1 = yn + vn+1∆t.
Розроблена моделі. реалізує алгоритми Ейлера та Ейлера-Кромера,
дозволяє вводити початкові умови щодо параметрів системи та отримувати
результати в графічній, табличній формі та виконувати запис дискретної
реалізації в файл. Модель виконано в середовищі Embarcadero RAD Studio ХЕ2
інсгрумонтальною мовою Delphi ХЕ2
Дослідження моделі показали залежність точності та стійкості алгоритмів
від кроку дискретизації при виконанні закону збереження енергії та більшу
стійкість алгори+++тму Ейлера-Кромера при однакових умовах при збільшенні
кроку дискретизації.
Результати роботи призначені для побудови моделей процесів для
проведення іспитів інформаційно-вимірювальних систем механічних об'єктів,
крім того, результати можуть бути використані в інших галузях, де необхідно
формувати випадкові процеси з заданою структурою.
24
ХИМИЧЕСКИЕ НАУКИ
Каирбеков Ж.К.,
Аубакиров Е.А.,
Ташмухамбетова Ж.Х.,
Бурханбеков К.,
Мойса Р.М.
Научно-исследовательский институт Новых химических технологий и
материалов, Казахстан, г. Алматы
Казахский национальный университет им. Аль-Фараби, Казахстан, г.
Алматы
ИССЛЕДОВАНИЕ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК
ПРИРОДНЫХ МАТЕРИАЛОВ И КАТАЛИЗАТОРОВ НА ИХ ОСНОВЕ
Природные цеолиты месторождения Семейтау, модифицированные
никелем(II), медью(II) и цинком(II) были исследованы в качестве катализаторов
процесса гидрогенизации изношенных автошин и отходов резинотехнических
изделий.
Цеолиты
месторождения
Семейтау
представлены
минералом
клиноптилолитом, в котором соотношение SiO2/Al2O3 составляет 6,84. Он
представлен в основном клиноптилолитом Ca, Na, K2Al2Si10O24·7H2O и
содержит незначительное количество морденита, кварца, кристаллоболита и
альбит-анортитового твердого раствора. В состав цеолита месторождения
входят такие ионообменные катионы, как Na, Ca, Mg, K, Fe, Mn и др.
Параметры ромбической решетки клиноптилолита соответствуют: а=18,11 Ǻ,
в=20,55 Ǻ, с=7,53 Ǻ. Термообработка цеолита приводит к потере воды и в
результате этого незначительному сжатию и деформации структуры
кристаллической решетки, что приводит к изменению величин параметров
решетки: а=18,10 Ǻ, в=20,50 Ǻ, с=7,51 Ǻ.
Бескислотная обработка цеолита 1 М раствором хлористого аммония
приводит к снижению содержания ионов натрия и магния засчет встраивания
ионов аммония в каркас цеолита. Способ активации исходного цеолита
приводит к перестройке структуры и распределения кислотных центров.
Методом спектрального анализа показано наличие в обработанном при
0
400 С цеолите элементов, являющихся катализаторами гидрогенизации (Мо =
6·10-4, Ni = 2·10-3, Ti = 1,8·10-1, Zn = 50·10-3).
Поскольку изучению природы бренстедовских кислотных центров в
цеолитах посвящено большое число работ были определены спектральные
характеристики их основных типов и установлено влияние содержания
алюминия на их кислотность. В отличие от бренстедовских, люисовские
кислотные центры не удается подвергнуть непосредственному изучению с
помощью известных спектральных методов, а современные сведения об их
природе и свойствах получены исключительно косвенным путем, с
использованием метода молекулярного зонда [1-3].
25
Каналы и полости в каркасе цеолита при обычных условиях заполнены
катионами и молекулами воды. Легкость удаления воды и способность цеолита
к ионному обмену свидетельствуют о неупорядоченном расположении
катионов и воды в его структуре. При комнатной температуре и нормальной
влажности три компонента структуры (каркас, катион и вода) находятся в
равновесии. При нагревании или вакуумировании вода удаляется из структуры
и равновесие нарушается. Процесс дегидратации цеолита при нагревании был
изучен методами термогравиметрического и ИК-спектрального анализа. В ИКспектрах цеолита наблюдаются полосы поглощения в области длин волн 36913264 см-1, соответствующие ОН-группам, в области 1645 см-1, соответствующие
ионам гидроксония [Н3О]+, колебания в области 1219-1043 см-1,
соответствующие каркасу Al, SiO4 (TO4). В обработанном при 4000С цеолите в
области длины волны 1423 см-1 были обнаружены не наблюдающиеся при
других температурах ОН-группы, связанные с апротонными центрами Льюиса.
Эти изменения можно объяснить перестройкой каркаса цеолита вследствие
протекания реакции дегидратации [4].
В результате дериватографического анализа, процесс дегидратации
цеолита начинается примерно от 600С, и протекает непрерывно в широком
температурном интервале до 4000С, причем максимум достигается в пределах
150-1800С. Выделение воды происходит непрерывно и плавно, о чем можно
судить по характеру кривой потери веса. В клиноптилолите в отличие от других
цеолитов процесс дегидратации происходит поэтапно.
В пределах 400-5000С наблюдаются слабовыраженные эндоэффекты,
обусловленные примесью глинистого минерала и незначительным выделением
гидроксильных
групп,
а
при
780-8530С
наблюдается
более
высокотемпературный эндоэффект, обусловленный примесью карбонатного
вещества,
диссоциация
которого
фиксируется
на
кривых
ДТГ.
Цеолитсодержащие катализаторы, обладающие уникальной микропористой
структурой и кислотно-основными свойствами, как известно, способны
катализировать реакции превращения парафиновых углеводородов, превращая
их в ценные продукты органического синтеза.
Цеолит месторождения Семейтау обладает пористой поверхностью,
преимущественно представленной микропорами. Об этом свидетельствует
термогравиметрический
анализ
поверхности
исследуемого
цеолита.
Установлена бидисперсность структуры, о которой свидетельствует наличие
двух экстремумов.
Специфичность каталитического действия цеолитов объясняется
молекулярно-ситовыми и стерическими эффектами, обусловленными
особенностями их структуры. Большое значение для протекания
избирательного превращения углеводородов имеет строение и структура
катализатора, а также его кислотно-основные свойства. Только некоторые
кислотные центры поверхности цеолитов могут проявлять специфические
свойства. От их силы и концентрации зависит выход и качественный состав
продуктов реакции [5].
26
Таким образом, катализаторы на основе модифицированного металлами с
переменной валентностью цеолита месторождения Семейтау представляли
интерес для исследования в процессе каталитической гидрогенизационной
переработки изношенных автомобильных шин с целью получения жидких
моторных топлив (таблица 1).
Таблица 1 – Влияние модифицирующих добавок на выход жидких
продуктов при каталитической переработке изношенных автомобильных шин
(T=4000С, mап .= 15г, mпо = 15г, mкат-р = 0,67г, τ = 60 мин )
Катализ
аторы
Без
катализа
тора
5%Ni/це
олит
5%Ni+2
%Cu/
цеолит
5%Ni+2
%Zn/
цеолит
Рmax,
Мпа
Выход
газа,
масс,%
3,7
Выход жидких продуктов, масс.
%
Выхо
д
Потер
шлама
и,
,
масс.%
масс.
%
до
1800С
1802500С
2503200С
∑ ЖП
35,9
6,9
4,3
9,2
20,4
41,4
2,4
2,1
12,7
9,2
9,2
30,2
48,6
34,1
4,6
2,7
10,3
3,9
12,8
26,4
43,1
41,3
2,7
2,3
9,5
12,5
16,8
25,2
54,5
31,5
4,5
Оптимальным для выбранных условий проведения процесса оказался
катализатор 5%Ni+2%Zn/ цеолит, где суммарный выход жидкого дистиллята
составил 54,5 масс.% по отношению к исходному сырью.
Полученный гидрогенизат является сложной смесью углеводородов. Для
идентификации содержания углеводородов был проведен газо-жидкостной
хроматографический анализ. Согласно данным анализа содержание аренов
жидкой фракции составляет 56,30%, олефинов – 32,9%, смеси алканов с
нафтенами – 10,80% соответственно. Как видно из экспериментальных
результатов содержание ароматических углеводородов достаточно высокое, что
позволяет использовать их для получения индивидуальных ароматических
углеводородов, а также для получения индивидуальных олефиновых
углеводородов.
Показано, что продукты каталитической переработки отходов изношенных
автошин могут быть использованы в промышленности при производстве
различных видов топлив, источников тепла, компонентов дорожных битумов и
сорбентов, что позволяет сделать заключение о возможности использования
разработанной технологии с целью утилизации резиносодержащих отходов.
27
Литература
1 Ионе К.Г., Паукшитс Е.А., Мастихин В.М. и др. Сравнительное
исследование каталитических свойств кристаллических алюмосиликатов
различных типов. Сообщение 1, Исследование состояния групп ОН и атомов
алюминия в цеолитном каркасе // Известия АН СССР. Сер. Хим. -1981.-№8.С.1717-1723.
2 Мойса Р.М., Солохина Н.Н. и др. Изомеризация н-парафинов в
присутствии модифицированных природных алюмосиликатов Казахстана
//Вестник КазНУ. Сер.хим. -2002.-№4(28). –С.45-51.
3 Власенко Н.В., Кочкин Ю.Н. Изменение кислотных свойств цеолита НZSM-11 под воздействием водорода и воды //Теоретическая и
экспериментальная химия. -2006. –Т.42, №4. –С.258-261.
4 Ионе К. Полифункционалный катализ на цеолитах. - Новосибирск:
Наука, 1982. - С. 273-284.
5 Миначев Х.М., Дергачев А.А. Взаимосвязь кислотных и каталитических
свойств пентасилов // Успехи химии. -1983. –Т.52, №12. –С.1921-1923.
28
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ НАУКИ
Мамсиров Н.И.
канд. с.-х. наук, заведующий отделом земледелия и агрохимии
ГНУ Адыгейский НИИ сельского хозяйства
Лещинский В.С.,
Мамсиров А.А.
студенты факультета аграрных технологий ФГБОУ ВПО «Майкопский
государственный технологический университет»
ПЛОДОРОДИЕ СЛИТЫХ ЧЕРНОЗЕМОВ АДЫГЕИ
При интенсивном использовании земли в сельскохозяйственном процессе
нарушается естественный ход почвообразования из-за уменьшения ежегодного
количества растительного опада, происходит ускоренное разложение
органического вещества – главного источника плодородия. Это одна из
основных причин уменьшения количества и мощности плодородного слоя
сельскохозяйственных
угодий.
Следовательно,
систему
удобрения
целесообразно строить на основе балансового метода расчета потребности
культур в питательных веществах с учетом максимального использования
местных органических и других удобрений (в основном соломы), а также
различных, пригодных для этого отходов [1].
Имеющихся органических удобрений недостаточно для обеспечения
бездефицитного баланса гумуса в почве. Особенно остро стоит вопрос в
хозяйствах с бесподстилочным содержанием животных, когда в почву
поступает мало соломистого навоза [2].
Ученые пришли к выводу, что при внесении высоких доз минеральных
удобрений, запахивании послеуборочных остатков и соломы можно
стабилизировать содержание гумуса в почве на необходимом уровне без
внесения органических удобрений.
Для экономии денежных средств минеральные удобрения следует
применять ограниченно. Важно обеспечить максимальную окупаемость
действующих веществ удобрений прибавкой урожая и повышением его
качества. Для этого необходимо применять высокоэффективные способы
внесения удобрений: в виде подкормок, локально.
В настоящее время кризис в экономике сельского хозяйства требует
обратить, наконец, первоочередное внимание на органические удобрения
растительного происхождения, используя без дополнительных затрат, то, что
дала нам природа, а уже на фоне имеющегося потенциала органического
вещества дополнять его из других источников там, где это необходимо [3]. В
связи с этим, наиболее целесообразно возвращать солому непосредственно в
почву в качестве удобрения и энергетического материала для развития
процессов почвообразования. Другим из признанных приемов улучшения
состояния почв является использование в севооборотах в качестве сидератов бобовых трав.
29
30
органическое
1. Занятый пар
2. Озимая
Площадь, га
В условиях Адыгеи, биологический выход нетоварной части урожая
зерновых культур (солома, полова) значительно варьирует в зависимости от
вида, сорта и урожайности культуры: от 1,0-1,5 до 6,0-7,0 т/га. Выход соломы в
среднем учитывается по показателям произведения урожая зерна на
соответствующий коэффициент, который для озимого ячменя равен 1,7-2,2;
яровой пшеницы и овса – 1,3-1,5; ячменя-1,2.
Важнейшим приемом сохранения и повышения исходного плодородия
почвы
является
рациональное,
научно-обоснованное
использование
органических и минеральных удобрений
Внесение удобрений – один из наиболее энергоемких затрат в системе
технологий. При возделывании озимых колосовых культур на них приходится
40-50%, зернобобовых 10-15% затрат энергии.
При правильном внесении – соблюдении норм, сроков внесения
органических и минеральных удобрений под сельскохозяйственные культуры,
увеличивает содержание основных питательных веществ: крахмала, сахара,
жиров, белков и витаминов.
В настоящее время в связи со сложной обстановкой в сельском хозяйстве
одним из самых доступных и дешёвых удобрений является навоз.
Органические минеральные удобрения – важный элемент биологизации
земледелия и повышения плодородия почвы. Одной из основных причин
снижения плодородия чернозёмов является нарушение баланса органического и
минерального вещества, вследствие увеличения темпов разложения и
отчуждения большой их части с урожаем культур.
Навоз – традиционное и весьма эффективное средство повышения
плодородия почвы, содержит в среднем 0,5% азота, 0,25% фосфора и 0,6%
калия. При внесении на гектар пашни 30 т навоза, в почву поступает азота 150
кг д. в., фосфора 75 кг д. в., калия 180 кг д. в., и ряд микроэлементов (кальций,
магний, марганец, железо и др.)
Органические и минеральные удобрения усиливают микробиологические в
почве, смещают баланс гумуса в положительную сторону. План применения
удобрений в хозяйстве под 8-мипольный полевой севооборот показан в таблице
1, планируется внесение под занятый пар 40 т/га навоза, для озимой пшеницы –
N30 P60 K60 , сахарной свёклы – N110 P120 K120 , подсолнечника – N90 P60 K60 ,
ячменя и гречихи N40 P60 K60. Под горох не планируется внедрение удобрений,
так как после него остаётся большое количество минеральных веществ.
Таблица 1. План применения удобрений в полевом севообороте
Вид удобрения и доза внесения на 1 га
минеральное - в действующем веществе, кг
Чередование
основное
рядковое подкормка
всего
культур
N
168
166
40
-
-
P
K
N
P
K
N
P
K
N
P
K
50
60
-
10
-
30
-
-
30 60
60
пшеница
3.Сахарная
свекла
4. Озимый
ячмень
5. Горох
6. Озимая
пшеница
7.
Подсолнечник
8. Озимый
ячмень
164
-
70
11
0
-
10
10
-
30
-
-
11 12
120
0 0
162
-
40
50
30
10
-
-
-
-
-
40 60
164
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
164
-
-
50
60
-
10
-
30
-
-
30 60
60
164
-
90
50
60
-
10
-
-
-
-
90 60
60
166
-
40
60
30
-
-
-
-
-
-
40 60
30
-
-
30
-
Основное направление повышения экономической эффективности
производства
продукции
растениеводства
–
рост
урожайности
сельскохозяйственных культур при одновременном сокращении расходов на
производство единицы продукции. Это осуществляется путём следующих
мероприятий: улучшение использования земли, внедрение высокоурожайных
сортов и гибридов, комплексной механизации и химизации производства,
мелиорации земель, применение передовой технологии и промышленных
методов производства.
Разработанное
усовершенствование
основных
звеньев
системы
земледелия, как важнейшей части общей системы ведения хозяйства, позволит
повысить эффективность использования земель, машин, удобрений, кормов.
Достижение высоких показателей эффективности системы земледелия,
возможно лишь при правильном освоении севооборотов, строгом соблюдении
всех звеньев системы земледелия и т. д.
Таким образом, совершенствование основных элементов системы
земледелия является экономически выгодным, следовательно, ее можно
внедрять в производство. В частности, обоснованность применения
минеральных удобрений связана с выбором оптимальных сроков, способов и
доз их внесения, учетом климатических факторов, типов и разновидностей
почв. Проектируемые дозы азотных удобрений должны рассчитываться
балансовым методом на основе зональных нормативов, разработанных научноисследовательскими учреждениями. Их величина корректируется по
результатам ежегодных диагностических обследований состояния почв и
растений.
Литература
1. Девтерова Н.И. Влияние последействия органических и минеральных
удобрений на урожайность сельскохозяйственных культур и плодородие
выщелоченных слитых черноземов южной предгорной зоны Адыгеи. /Сб. докл.
II-й Всерос.научно-практич. конф. «Инновационные технологии развития
регионального АПК». Майкоп. 2009.– С. 78-84.
31
2. Современные проблемы АПК. /Отв. Ж.А. Шаова. /Матер. Всерос.
науч. - практич. конф. 25 апреля 2008 г. – Майкоп: ООО «Качество», 2008. –
304 с.
3. Каун В.В. Севообороты короткой ротации. Сортовая агротехника
озимого ячменя в почвенно-климатических условиях Республики Адыгея//
Рекомендации/ Майкоп, ИП Магарин О.П., 2009. – 27 с.
Мамсиров Н.И.
канд. с.-х. наук, заведующий отделом земледелия и агрохимии
ГНУ Адыгейский НИИ сельского хозяйства
Мамсиров Н.А.,
Михайловская А.А.
студенты факультета аграрных технологий
ФГБОУ ВПО «Майкопский государственный технологический
университет»
ОЗИМАЯ ПШЕНИЦА НА СЛИТЫХ ЧЕРНОЗЕМАХ АДЫГЕИ
Задача сельского хозяйства Адыгеи состоит в том, чтобы неуклонно
увеличить производство зерна – основу создания продовольственного и
фуражного фондов. Увеличить производство твердых и сильных сортов
пшеницы и довести производство до полного обеспечения потребностей
населения страны.
При неизменности площадей главный путь увеличения валового
производства зерна озимой пшеницы предусматривается в основном за счет ее
урожайности. Это решается путем внедрения прогрессивных технологий
выращивания сильных и ценных пшениц на основе высокой культуры
земледелия,
освоения
зональных
научно-обоснованных
систем
землепользования, ведения сельского хозяйства и в большинстве районов
страны можно получать по 4,0-5,0 т/га зерна и более [1].
Создаваемые новые, высокопродуктивные сорта пшеницы, должны
обладать комплексом хозяйственно – полезных признаков и биологических
свойств, хорошими технологическими качествами зерна, устойчивостью к
заболеваниям и вредителям, полеганию, а главное, отличаться высокой морозои засухоустойчивостью.
На современном этапе развития сельского хозяйства, при внедрении новых
технологий возделывания зерновых культур, значение сорта сохранилось. Сорт
остается не только средством повышения урожайности, но и становится
фактором, без которого невозможно реализовать достижения науки и техники.
В сельскохозяйственном производстве сорт выступает как биологическая
система, которую нельзя ничем заменить [2].
Хозяйствам Республики Адыгея необходимы сорта, которые в данных
почвенно-климатических условиях давали бы устойчивые и высокие урожай
зерна хорошего качества. В этой связи, в работе изучена адаптивная
способность сортов озимой пшеницы, селекции Адыгейского НИИСХ.
32
В сельскохозяйственном производстве института черноземы слитые
выщелоченные малогумусные мощные и сверхмощные являются основным
почвенным покровом пахотных земель (78%). Надо иметь в виду, что слитые
черноземы занимают около 40% всех пахотнопригодных почв Адыгеи [3].
Высокие и устойчивые урожаи озимой пшеницы удаются получать только
при соблюдении необходимых технологических требований, в том числе и при
проведении мероприятий, способствующих поддержанию и повышению уровня
почвенного плодородия. Однако, агрофизические свойства данных почв
несколько сдерживают урожайность возделываемых культур, в частности
озимой пшеницы, хотя описываемые в работе сорта имеют довольно высокую
потенциальную урожайность (на Госсортоучастках Адыгеи отмечена
урожайность сорта Майкопчанка – 7,2 т/га, Горянка – 68,9 т/га и Мафэ – до 65,4
т/га).
В условиях Адыгеи положительное влияние скороспелости на урожай и
качество зерна озимой пшеницы объясняется тем, что период налива зерна у
таких сортов происходит в более благоприятных условиях температуры и
влажности воздуха, и они чаще уходят от «захвата» и поражения болезнями,
нежели позднеспелые сорта 3.
В селекционной практике о продолжительности вегетационного периода
судят по дате колошения, наиболее скороспелым сортом является Горянка, а
затем выколашивались сорта Мафэ, Майкопчанка и Память.
Продуктивная кустистость является буферным элементом для повышения
урожайности. В благоприятные годы урожайность растет в значительной мере
за счет побегов кущения. У изучаемых сортов густота продуктивного
стеблестоя колебалась от 806 у Майкопчанки до 554 у Мафэ. Сорт Память
сформировал 635 продуктивных стеблей.
Таблица. Продуктивность изучаемых сортов озимой пшеницы, 2013 г.
Сорт
Память (st.)
Мафэ
Майкопчанка
Горянка
НСР0,95
Количество
дней от
всходов до
колошения
208
209
208
204
Количество
дней от
всходов до
созревания
248
253
248
248
Высота
растений,
см
72
84
98
78
Урожайност
ь,
т/га
3,65
3,87
4,08
3,92
0,18
Результаты обследований посевов показали, что пораженность растений
мучнистой росой была очень слабой. Распространенность и развитие болезни
находилось в пределах 5%. На части сортообразцов пораженность отсутствует
полностью, то же положение складывается по бурой и желтой ржавчине.
Желтая ржавчина практически отсутствовала. Пораженность же септориозом
была довольно высокой. Устойчивых к септориозу сортообразцов не выявлено.
33
Пораженности фузариозом колоса не отмечено. Такое положение по основным
болезням озимой пшеницы объясняется сложившимися определенным образом
климатическими условиями (повышенное количество осадков и благоприятный
температурный режим в мае – первой декаде июня).
Все сорта озимой мягкой пшеницы сравнивались со стандартом Память.
Самым высокоурожайным сортом в условиях 2013 года оказался сорт
Майкопчанка – 4,08 т/га. Сорт Мафэ сформировал урожайность в пределах 3,87
т/га, сорт Горянка 3,92 т/га., тогда как на контрольном варианте 3,65 т/га.
Следовательно, по результатам исследований, для возделывания озимой
пшеницы на производственных площадях республики можно использовать все
три сорта селекции Адыгейского НИИСХ.
Литература
1. Хуратов, А.Х. Агроэкологическая оценка почв и районирование
земель Шовгеновского района Республики Адыгея. /А.Х. Хуратов, Р.К. Тугуз,
Н.И. Мамсиров //Аграрная Россия. – № 3. – 2010. – С. 46-50.
2. Долженко, Л.А. Озимая пшеница в Республике Адыгея /Сб. докл.
Регион. научно-практич. конф., 22 мая 2013 г. «Научное обеспечение
агропромышленного комплекса Юга России». – Майкоп: изд-во «Магарин
О.Г.» – Ч. I, 2013. – С. 49-54.
3. Мамсиров, Н.И. Изучение сортов озимой пшеницы в различных зонах
Адыгеи /Н.И. Мамсиров, Р.К. Тугуз //Земледелие. – № 8. – 2012. – С. 42-43.
Шаова Ж.А.,
кандидат биологических наук
Миронов С.С.
студент
Адыгейский НИИ сельского хозяйства
Майкопский государственный технологический университет
ПРИЕМЫ ОБРАБОТКИ ПОЧВЫ ПОД ОЗИМУЮ ПШЕНИЦУ ПО
ПРЕДШЕСТВЕННИКУ КУКУРУЗА НА ЗЕРНО
Земли равнинной части республики Адыгея периодически подвергаются
действию ветровой эрозии. Она преимущественно подвергается, развивается
под действием сильных восточных или северо-восточных ветров в период с
января по апрель, а при юго-западных – в марте-апреле. Продолжительность
восточных ветров 5-6 дней, но в 2009 году она достигала 30 дней. Наибольшая
повторяемость сильных восточных ветров отмечается в феврале-марте, причем
скорость их кратковременно может достигать 45 м/с. Более длительное время
удерживаются ветры со скоростью 18-25 метров в секунду – до 12 суток.
Значительно чаще наблюдаются ветры силой 10-12 м/с. Юго-западные ветры
обычно кратковременные (3-5 дней) и связаны с движением циклонов со
стороны Черного моря.
Территория Адыгеи в силу своих почвенно-климатических и
орографических особенностей в прошлом менее других подвергалась ветровой
эрозии. Однако пыльные бури повреждают и уничтожают тысячи гектаров
34
посевов озимых культур. Зона максимального развития дефляционных
процессов охватила Гиагинский, Шовгеновский и Красногвардейский районы.
Наблюдения, проведенные в период пыльных бурь, показали, что
начальными очагами эрозии были не только ранняя зябь, но и поздно
посеянные, изреженные, плохо развитые посевы озимых, не успевшие в
достаточной степени раскуститься к моменту проявления сильных ветров. Под
урожай 2013 года позже 28 октября было посеяно свыше 26% озимых, в том
числе в Гиагинском районе свыше 28%. Посевы озимых культур погибли в
основном от выдувания и засыпания растений частицами мелкозема при
смежном их расположении с зяблевой выровненной вспашкой.
В период пыльных бурь поля республики эродировались до глубины 5-6
см. В пыльные бури снос почвы под озимыми культурами наблюдался в
пределах 1-2 см. А каждый сантиметр снесенного мелкозема содержит (в
расчете на гектар) около 6 тонн гумуса, и 11,4 кг Р 2О5. Следовательно, в
результате дефляции из пахотного слоя было вынесено в пересчете на гектар
почти 30 т гумуса и по 68 кг Р2О5, что составляет около 17% от запасов
указанных питательных веществ в пахотном слое почвы. Интенсивной эрозии
подвергались поля, предназначенные под посев пропашных культур.
Если озимые посевы, идущие по полупару и посеянные в оптимальные
сроки, успевают хорошо раскуститься и являются надежной защитой почвы от
распыления и сноса, то посеянные по пропашным предшественникам, они в
большей степени подвержены ветровой эрозии. Обработка почвы под озимые
на том поле, которое используется для посева пшеницы после пропашных
культур, бывает обычно затруднена. Это обусловлено коротким периодом
времени, за который необходимо подготовить почву, и низкими запасами
остаточной влаги. В данном случае всходы озимых появляются с большим
опозданием, отстают в развитии и к наступлению периода прекращения
вегетации не успевают раскуститься. А слабые, изреженные посевы
противостоят пыльным бурям даже хуже, чем незащищенная зябь.
Правильное использование земли и защита ее от ветровой эрозии имеет
большое значение. Основная часть земель здесь – плодородные мощные
чернозёмы, которые сравнительно богаты гумусом – до 5,5%. Гумусовый
горизонт достигает 1,5-2,0 м, общее содержание органического вещества в
пахотном слое почвы составляет 15-16%. Климат умеренно-тёплый с
достаточным количеством осадков – 650 мм, причем за теплый период их
выпадает от 62 до 74% годовой нормы. Почва в отдельные годы не замерзает
почти всю зиму.
При таких почвенно-климатических условиях каждый гектар земли имеет
очень большую ценность, и охрана земель приобретает особенно важное
народно-хозяйственное значение.
Надежной защитой почв от ветровой эрозии, как это уже установлено,
является наличие на ее поверхности стерни и других растительных остатков.
Они уменьшают скорость ветра в приземном слое, тормозят перекатывание
ветром частиц и комочков почвы и тем самым препятствуют отрыву и переносу
агрессивных комочков и формированию пылевоздушного потока.
35
С целью защиты озимых посевов от дефляции Адыгейский НИИСХ
разрабатывает приёмы обработки почвы после пропашных (кукуруза на зерно)
с сохранением стерни на её поверхности. Необходимо было установить
возможность применения обработки почвы с сохранением стерни на
поверхности, обеспечивающей защиту от дефляции без снижения урожая
сельскохозяйственных культур в годы с проявлением и без проявления
ветровой эрозии. В опыте принятая в настоящее время система обработки
почвы под озимые культуры после кукурузы на зерно отвальными орудиями
сравнивалась
с
противоэрозионной
обработкой
плоскорезом,
противоэрозионным культиватором, тяжелой дисковой бороной, а также с
вариантом без предварительной обработки почвы, в которых стерня
сохраняется на ее поверхности.
Посев в опыте проводился перекрёстно стерневой сеялкой,
обеспечивающей удовлетворительный посев даже при наличии большого
количества стерневых остатков. Проведённые предварительные исследования
выявили положительную роль перекрестного способа посева, позволяющего
иметь чистые от сорняков поля и получать высокие урожаи озимой пшеницы.
При обычном же посеве стерневыми сеялками в широких междурядьях (22,5
см) сорняки не затеняются, что вызывает повышенную засоренность поля и
значительное снижение урожая озимой пшеницы.
В 2011-2012 гг. кратковременное усиление ветра в январе, феврале и марте
до 22 м/с не вызывало повреждений посевов и позволило выявить влияние
противоэрозионных приемов на урожай озимой пшеницы без наложения на
опыт эффекта влияния ветровой эрозией.
Для выявления преимущества различных приёмов обработки почвы нами в
течении 2008-2011 гг. проводились исследования по изучению сложения
пахотного слоя, водного режима и продуктивности озимой пшеницы.
Проведенными исследованиями установлено, что объемный вес почвы на
вариантах, обработанных БДТ-2,5 в 2 следа, плоскорезом КПП-2,2, как и там,
где обработка не проводилась, был несколько выше, чем на отвальной вспашке.
Так, в слое 0-10 сантиметров колебания объемного веса почвы по
вариантам в сравнении с отвальной вспашкой составили 0,02-0,05 г/см3, в слое
10-20 и 20-30 соответственно 0,05-0,07 г/см3 и 0,03-0,04 г/см3. Варианты, где
обработка почвы проводилась с сохранением стерни на поверхности,
практически не различались по объемному весу в слоях 0-10, 10-20 и 20- 30
сантиметров. Некоторые различия между изученными вариантами в объемном
весе пахотного слоя почвы (0-30 см) не оказали впоследствии существенного
влияния на формирование урожая озимой пшеницы, так как при всех способах
обработки плотность почвы находилась в пределах оптимальной для этой
культуры (1,15-1,20 г/см3).
Результаты учета запаса продуктивной влаги по горизонтам почвы не
выявили различий в зависимости от способов обработки почвы. В конце
вегетации озимой пшеницы запасы продуктивной влаги на вариантах,
обработанных БДТ-2,5, плоскорезом КПП-2,2, и без предварительной
обработки почвы в слое 0-40 и 0-100 сантиметров оказались не ниже, чем на
36
варианте с отвальной вспашкой и составили по изучаемым вариантам
соответственно от 20,5 до 22,8 и от 44,3 до 45,6 мм.
Количество сорняков на различных вариантах обработки почвы зависело
от условий года, т. е. количества выпавших осадков за период от начала
возобновления вегетации до колошения озимой пшеницы. И если в 2009 году за
этот период (третья декада марта - первая декада мая) их выпало 33,8
миллиметров, то в 2010 – 101,0 и в 2011 – 151,8 миллиметров. Отсюда
засоренность по изучаемым вариантам составила: в 2008 году от 39 до 58 шт./м2
(причем на отвальной вспашке она была выше, чем на остальных вариантах): а
в 2009-2011 гг. – 81-274 и 193-630 шт./м2, причем в сравнении с контролем она
была выше на вариантах, обработанных тяжелой дисковой бороной БДТ-2,5 в 2
следа, плоскорезом КПП-2,2 и там, где предварительная обработка почвы не
проводилась.
37
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
Исайчиков В.Ф.
Журнал «Просвещение», Москва, Россия
УКРАИНСКИЙ КРИЗИС КАК ЧАСТЬ МИРОВОГО КРИЗИСА
Происходящие в последние месяцы общественные явления в Украине за
всем многообразием слов, фактов и событий не могут скрыть сущности тех
явлений и тенденций в современном капиталистическом мире, которые в
последнее время определяют приближение очередного, на этот раз
действительно глобального, всеобъемлющего кризиса капиталистической
системы. В мире накопилось немало свидетельств надвигающегося глобального
кризиса, вполне определился его основной характер и действующие силы [1];
украинский кризис – это не начало и, тем более, не разрешение, не конец
кризиса мирового. Но именно украинский кризис может помочь мировому
(особенно украинскому и российскому) пролетариату уяснить сущность
мирового кризиса, ибо мировой пролетариат существующий в настоящее время
не как «класс для себя», а как «класс в себе» не понимает ни сущности
надвигающегося кризиса, ни тех последствий, которые его ожидают, и,
следовательно, не готов ему противостоять.
Прежде чем уяснить место украинского кризиса в общем кризисе
империализма, сформулируем характер надвигающегося мирового кризиса:
несоответствие производительных сил производственным отношениям, то есть,
в данном случае, несоответствие общественного характера производства
частному способу присвоения. Однако эта общая и верная в целом формула в
настоящее время требует своего уточнения. Хотя учёные лакеи капитала
разговорами
о
«постиндустриальном»,
«информационном»,
«посткапиталистическом»
обществе
(несть
им
числа
и
имени),
«ультраимпериализме» (почти забытые Гильфердинг и Каутский) или сказками
о «конце истории» (Фукуяма) пытаются затемнить сущность современной
общественно-экономической
формации,
она
была
и
остаётся
капиталистической. Однако характер будущего мирового кризиса
капиталистической системы связан не только с отставанием производственных
отношений от развития производительных сил, но и с тем, что такие
важнейшие составляющие производительных сил, как человек и природные
ресурсы сами впадают в кризис (народонаселение бесконтрольно растёт, а
природные ресурсы истощаются). В преддверии надвигающегося кризиса,
характер которого не скрывается, не скрываются особо и намеченные задачи
империалистов – привести численность населения в экологическое равновесие
с окружающей средой и имеющимися ресурсами, то есть, уменьшить
численность мирового населения не просто в разы, а в десятки раз, причём
необходимость фашистских методов для реализации это «целевой программы»
не исключается; например, Т.Фергюсон, чиновник госдепартамента США по
делам населения пишет: «Раз население вышло из-под контроля, оно требует
авторитарного правительства, даже фашизма, чтобы сократить его…» [2]. В
38
журнале «Просвещение» (№1, 2009 и №1, 2011) помещены подборки
материалов на эту тему, и ход событий после этих публикаций только
подтверждает сделанные там выводы.
Нынешнее противостояние на Украине и российско-украинский конфликт
– это отражение борьбы мировых кланов за гегемонию. Попавшие в прессу
высказывания американки Нуланд против креатур Евросоюза – Кличко и
Тягнибока и самого ЕС – лишнее подтверждение качества «атлантического
единства». При этом руководство стран Евросоюза далеко не однородно и в
целом повторяет самоубийственную политику Даладье и Чемберлена, пытаясь
ублажить своего потенциального противника – США. На самом деле, как автор
писал ранее: «Укрепление Евросоюза за счёт грабежа Украины и прочих
лимитрофов на самом деле поддерживается американскими империалистами,
поскольку они таким образом не только надеются разрушить Евросоюз
изнутри, но и превратить обездоленные неорганизованные и непролетарские
массы Украины, Румынии, Молдавии, Турции и прочих неполноправных
членов в ударный отряд против своих потенциальных противников и
разменную монету в серии империалистических войн.» [1].
То, что правительство Путина поддержало возвращение Крыма в состав
Российской Федерации, и то, что оно в Женеве устранилось от решения
«русского вопроса» на Юго-Востоке Украины (не пригласив в качестве
участника переговоров представителей Юго-Восточной Украины), говорит о
том, что правительству Путина для реализации американских планов
развязывания российско-украинского конфликта вполне достаточно иметь в
качестве долговременного повода для него Крымского вопроса. При том, что
внешне возвращение Крыма с большинством русского населения является
нормальным процессом консолидации буржуазных наций (в данном случае –
русской), нельзя забывать, что при этом в России возникнет и «украинский» и
«крымско-татарский» национальные вопросы. А мировая история учит, что
нормальные межнациональные отношения в рамках одного буржуазного
государства возможны только в условиях широкой демократии (такой, как,
например, в Швейцарии или Финляндии). Но ни Россию, ни Украину к
демократическим государствам отнести нельзя.
И если в более многонациональной России часть национальных вопросов
была решена ещё в советское время, и этот базис более или менее сохраняется,
а опыт Чеченской войны показал, до чего может дойти межнациональный
конфликт между местной национальной буржуазией и русской национальной
буржуазией, то этот опыт кое-чему научил русскую буржуазию. Есть надежда,
что национальные вопросы в Крыму (украинский и крымско-татарский) будут
решены более или менее успешно. Украинские же власти на протяжении двух
десятков лет показали, что демократически решать национальные вопросы они
не способны. Если в Финляндии статус государственного языка имеет
шведский, на котором говорят 10% населения, а в Швейцарии государственным
языков является ретороманский, на котором говорит не более 5% населения, то
Украина, как и многие другие бывшие республики СССР, вопрос о статусе
русского и других языков решала недемократично, ибо для украинской
39
(латышской, эстонской и др.) деревенщины русскоязычные горожане являются
опасными конкурентами, а олигархи разжигают национальную рознь для
ослабления классовой борьбы.
Однако только развёрнутая демократия, которая исключает какие-либо
притеснения или привилегии на национальной почве, даёт уверенность, что
национальные конфликты потеряют свою остроту. В буржуазных государствах
такая демократия – большая редкость, и даже в «стране старейшей
демократии», Великобритании, ирландский, и шотландский вопросы остаются
острыми. Коммунистический лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»
прямо указывает, как решать национальные вопросы при социализме, однако
практика их решения в социалистических странах не всегда была
последовательной, в том числе и потому, что зачастую национальный вопрос
был сильно сцеплен с классовым. При этом следует отметить, что ленинский
план построения СССР не был осуществлён; после смерти Ленина
реализовывался сталинский мелкобуржуазный план [3]. И сталинские
депортации народов, и хрущёвский волюнтаризм оставили незаживающие
следы в том же Крыму.
Однако не демократическое решение национального вопроса в России и
Украине и не вообще демократия волнуют империалистов. В событиях на
украинских «майданах» в очередной раз проявилось та новая особенность
империализма, что в условиях, когда численность класса капиталистов из-за
капиталистической конкуренции относительно уменьшается, то для защиты
интересов капиталистов в критические моменты нанимаются деклассированные
элементы, численность которых также значительно возрастает, особенно в
странах периферийного капитализма. Например, в таком признанном регионе
периферийного капитализма, как Латинская Америка, до 40 % трудоспособного
населения не имеют постоянных источников к существованию, при этом часть
из них – откровенные люмпены; аналогичная история и во многих арабских
странах, а также бывших советских республиках.
Деклассированные элементы, в силу неустойчивости своего положения,
могут переходить от одной крайности к другой – от левацкого своевольного
анархизма до крайне правого реакционнейшего национализма или
религиозного фундаментализма. Известно, что деклассированные элементы,
особенно с высшим образованием, составляли основную ударную силу в
буржуазных революциях в арабских странах: Тунисе, Египте, Алжире и др.,. Но
так же не случайно, что ударной силой империалистов в Ливии, Сирии, а
теперь и в Украине выступили подкупленные люмпены, деклассированные
слои. И так же известно и по фашистской Германии, а теперь и по Украине, что
эти экстремистские слои сами попадают под безжалостную ликвидацию, как
только власть империалистических кланов более или менее укрепится. При
этом даже видимость демократии не соблюдается; владея средствами
манипулирования сознанием обывателей (сейчас – преимущественно через
СМИ), империалисты знают, что «пипл схавает» любую идеологическую
стряпню.
40
В случае с Украиной и Крымом для империалистов (в первую очередь
империалистов США) главное не столько видимость демократии, и даже не
ожидаемые прибыли от дальнейшего грабежа и развала Украины, сколько
создание удобного повод для развязывания в нужный момент мировой войны.
Будет ли она ползучей, состоящей из серии локальных войн (Сербия, Ливия,
Сирия, Ирак - элементы этой серии), или проходить по ударному сценарию
ожесточённой ядерной войны, сказать сейчас вряд ли кто возьмётся даже в тех
центрах, где эти военные планы разрабатываются. Война Украины с Россией –
это их мечта. Однако, видимо, момент военного столкновения между Россией и
Украиной (и НАТО) ещё не созрел, для этого необходима более острая фаза
надвигающегося мирового экономического кризиса и необходимо больше
времени, чтобы создать на Западе из России «образ врага». Не случайно, что
наиболее сдержанно в отношении России выступает Германия, которая, с одной
стороны, понимает, что без грабежа Украины Евросоюз может не выжить, а, с
другой стороны, ясно понимает, что для США именно Германия является
главным европейским конкурентом. В то же время нынешние лидеры Польши
(страны, которая за два десятка лет распродала за бесценок почти всё народное
богатство иностранцам) делают логичный шаг – призывает войска НАТО (и
США особенно) на территорию Польши для защиты собственности
империалистических монополий. То есть, готовится очередной плацдарм для
США в их борьбе против России и Евросоюза.
К сожалению, приходится повторять, что «Пока не в состоянии возглавить
борьбу [против развязывания мировой бойни] и консолидировать
потенциальных союзников и мировой пролетариат: он не объединён и не везде
является чистым пролетариатом, которому нечего терять, кроме своих цепей. В
капиталистических метрополиях он подкуплен буржуазией, которая вынуждена
делиться прибылью, получаемой за счет эксплуатации пролетариата и других
классов стран капиталистической периферии. Рабочий класс таких стран
мелкобуржуазного социализма как Китай, Вьетнам и др. отстранён от власти, а
правящие непролетарские классы являются национально ограниченными и в
настоящее время неспособны к консолидации в мировом масштабе. Рабочий
класс стран периферийного капитализма еще недостаточно организован и
малоопытен в мировом масштабе, а экономическая и военная слабость их
государств не позволяет в одиночку противостоять хорошо организованным и
экономически мощным империалистическим странам и их военной машине.
Однако в силу внутренней неустойчивости мирового империализма … не
исключено, что антиимпериалистическим силам удастся консолидироваться и
найти способы борьбы против империалистических планов геноцида. На
данный момент разоблачение идеологического прикрытия планов
империалистов является главным способом борьбы за выживание большинства
человечества: тысячи олигархов не смогут противостоять миллиардам людей»
[1].
41
Литература
1. Исайчиков В.Ф. Идеологическое прикрытие глобализации. – Наука та
сучаснiсть: виклики XXI столiття – Частина III – Мiжнародна конференцiя,
Киев, 31 сiчня 2014р. Центр науковых публикацiй.
2. «Просвещение», 1, 2011, с 12.
3. Исайчиков В.Ф. Национальная ограниченность мелкобуржуазных
социализмов – «Просвещение», 1, 2013.
Калкеева К.Р.
доктор педагогических наук, профессор Евразийского
национального университета имени Л.Н. Гумилева
Казахстан
ПРОБЛЕМА ПЕРИОДИЗАЦИИ В ИСТОРИИ ОБРАЗОВАНИЯ
КАЗАХСТАНА
Одной из методологических проблем в конструировании содержания
истории и образования является выявление объективных оснований для
построения хронологий и периодизаций.
Термину «периодизация» в Большом советском энциклопедическом
словаре дается следующее определение: «Периодизация - это деление
процессов развития общества или природы на отличающиеся друг от друга
периоды на основе определенных признаков или принципов» [1].
Методологичность проблемы периодизации заключается в том, что она
помогает выявить и осмыслить внутренние закономерности процессов и
явлений, дает возможность научного обобщения и обеспечивает их
подлинность. Периодизация историко-педагогической науки и образования
неотрывна от общей периодизации истории. На современном этапе в
методологии истории педагогики уже признано, что попытки выведения
периодизации историко-педагогического процесса напрямую из периодизации
гражданской истории оказались непродуктивными. Но для достоверного
описания историко-педагогических явлений, понятия истоков историкопедагогических мыслей и духовности нам представляется необходимым
рассмотрение вариантов поиска общеисторической периодизации.
Проблема периодизации в исторической науке Казахстана является
проблемой больших споров и полемики. Периодизация общественного строя в
Казахстане с точки зрения исторической науки имеет несколько вариантов.
Варианты поиска учеными-историками исторической науки таковы.
Академик М.Козыбаев, например, предлагает следующую периодизацию
истории общественного развития Казахстана [2].

Период возникновения человечества в казахской степи.

Эпоха саков, усунь, канглы, алчын, гуннов.

Эпоха тюркских племен.

Эпоха кыпчаков.

Монгольское господство.
42

Казахские ханства: формирование народности, нации.

Под игом колониализма:
А) Казахский народ в тисках советской империи
Б) Казахский народ в условиях суверенного развития.
Этим же автором разработана периодизация XX века, которую
исследователь основывает на принципах: смены политической власти;
изменения форм собственности; социальной эволюции; трансформации сферы
духовности и идеологии. I период. Развитие капитализма в Казахской степи,
усиление колонизации, начало реформаторского движения (1900-1916 гг.). II
период. Народно-освободительный фронт 1916 г. III период. Революционный
поворот, период социального и гражданского противостояния (февралъ 1917 г.1920 г.). IV период. Период кооперативного социализма (1921-1928 гг.). V
период. Период тоталитарно-казарменного социализма (1928г.-октябрь 1985 г.).
VI период. Декабрьское восстание, начало процесса возрождения народного
духа. VII период. Эпоха независимости (с 1991 г.)
Президент РК Н. Назарбаев в книге "В потоке истории" рассматривает
периодизацию развития духовности на нашей территории в течение 6 тысяч лет
[3]. А.Абдакимов в учебном пособии «История Казахстана, выделяет
двенадцать этапов. Первый этап, по его мнению, освоение всей территории
сегодняшнего Казахстана неисчислимыми племенами древних ариевскотоводов. Древние жрецы организуют успешную жизнь своих семей, родов,
племен, вождей на основе священных законов своего народа. Второй этап.
Примерно 4-5 тысяч лет назад центр истории и духа ариев постепенно
перемещается с севера на юг, с Южного Урала в долину Инда. Духовная жизнь
оставшихся народов медленно идет на спад. Третий этап - 3-4 тысячи лет назад.
На Востоке, в пригобийских степях зарождается мощная волна протогуннов. На
древние ведические пласты духовности наслаивается новая молодая волна тенгрианствохунну-гуннов, в форме троицы: Тенгри- небо, Жер-Су -земля-вода,
Умай - вечная мать. Четвертый этап-1,5 тысячи лет назад потомки хуннов –
тюрки -тюркуты рода Ашина - дети древней жреческой династии племен жунди
с плато Ардос вносят новую струю в духовную жизнь местных жителей. На
волне этого нового духовного прилива вырастает первый Тюркский каганат Вечный Эль.
Таким образом, первые четыре этапа это периоды становления тюркской
духовности в Казахстане, оставившей след в культурно-исторических
архетипах современных тюркских народов, в том числе и казахского.
Пятый этап. 1300-1100 лет назад. Период духовного развития тюркских
народов на Востоке, на Орхон-Енисее. Памятники государства древних
киргизов, рунические надписи Тоньюкука, Кюль-Те-гинана орхоно-енисейских
каменных стеллах. Естественным продолжением этого импульса тюркского
национального духа стал в X веке эпос "Манас". Шестой этап. 1100-900 лет
назад период мощной волны арабо-исламского духа на территории Казахстана.
Мена языка, рунические письмена ранних тюрков заменяются арабской вязью.
Период проявления духовных звезд первой величины той поры - Аль-Фараби с
Сырдарьи, Юсуф Баласагуни с Семиречья и Махмуд Кашгари. Аль-Фараби
43
сыграл роль тюркского Платона в Центральной Азии. "Благодатное знание"
("Кутадгубилиг") Юсуфа Баласагуни - это первое дошедшее до нас светское
сочинение тюркоязычных народов Казахстана и Средней Азии. Словарь
тюркских наречий" Диван-лугат-ат-тюрк" Махмуда Кашгари - это первая
тюркская энциклопедия ХІ века.
Седьмой этап- XI век - ознаменован началом исламизма, тенгрианства и
мусульманской культуры. Первый суфий из тюрков - Ходжа Ахмет Ясауи,
выткал национальную духовную систему для всех тюркских народов
Центральной Азии, в том числе и Казахстана.
С именем Ясауи связано не только начало исламизации тюркских народов,
но и процесс взаимовлияния тенгрианской (шаманистской) и мусульманской
культур. Исламская культура средневекового Казахстана имела свою
специфику, мало соответствовавшую догмам нормативного ислама. Именно
через учение Ясауи ислам стал духовным образом жизни казахов, сопровождая
их на протяжении последующих восьми веков. Он стоял у истоков образования
Казахского ханства и казахской народности.
Восьмой этап - ХII-ХIV век –период нашествия чингизидов. Первая
колонизация казахского народа, которая во многом затормозила естественное
развитие единого казахского народа. Начало этого периода отмечено
появлением легендарного Майкыби. Он, по преданию, родоначальник
института биев в нашей истории. Девятый этап - XV-XVII века. Примерно в
1466 году- начало образования первого Казахского ханства. На этом этапе
закладывается основа для естественного развития общенародной духовности.
Десятый этап - это XVII–XIX века. Этап Джунгарского нашествия, годы
великого бедствия 1723-1727гг. Период героизма Богенбай батыра, Кабанбай
батыра, Наурызбай батыра и целый ряд других.
По А.Абдакимовому, в середине XIX века в духовной жизни
национального духа назревают новые, не известные ранее моменты. Это
мирное повседневное самостроительство казахской духовности чередовалось с
необходимостью вооруженной защиты своей идентичности, своего
миропонимания и национального образа мира. Это зачастую имело не
духовные, а политические основания. Так восстания СырымаДатова,
КенесарыКасымова и других были попытками самоопределения казахского
национального духа, объединения сил всех казахов в борьбе против общего
врага - российского самодержавия. Период правления пятой Российской
империи [4].
Следующий, одиннадцатый этап - XX век. Падение пятой империи. Порыв
образованных представителей казахского национального духа "Алаш-Орды":
Алихан Букейханов, Мыржакьш Дулатов, Ахмет Байтурсынов и другие.
Казахстан входит в состав шестой империи – СССР. Период
стандартизации и унификации духовности Казахстана. Двенадцатый этап
начинается с середины 1980 года. Он отмечен всплеском народного духа. Это
Желтоксан 1986 года. Падение шестой империи.
Безусловно, эти периодизации нельзя абсолютизировать с точки зрения
педагогической науки. С позиции ученых-историков принцип периодизации
44
должен быть разносторонним, отражать принципиальные сдвиги в развитии
исторической науки. К ним М.В. Нечкина относит: 1) общую концепцию
исторического процесса; 2) связанную с ней исследовательскую проблематику;
3) новые приемы исследования; 4) включение новых источников; 5)
существенные изменения в организации научной работы" [5].
Методологическое обоснование периодизации истории образования
Казахстана, должно опираться на преодоление идеологических и политических
штампов и диктата при изучении и характеристике историко-педагогического
процесса в стране, на общие закономерности исторического процесса в
республике.
Периодизация образования и педагогики - явление методологического
порядка, выступает научным гарантом объективности требуемого
теоретического уровня исследования и обоснование содержания обучения. Оно
дает существенное определение основного содержания и движущих сил
становления и развития образования в стране, регионе на определенном этапе
их исторического развития. Основой научной периодизации истории
педагогически являются общие закономерности развития общества и системы
образования.
Н.А.Константинов рассматривал проблему периодизации истории школы и
педагогики как проблему методологического порядка и один из центральных
вопросов истории педагогики как науки [6].
В.Я.Струминский указывал, что "периодизация создается только в
процессе исследования конкретных историко-педагогических материалов.
Научная периодизация в любой исторической работе -не предпосылка изучения
истории, а результат ее изучения" [7].
В.Г.Храпченков в книге «Проблемы периодизации историкопедагогических исследований» разделяет точку зрения историков, считающих,
что основные периоды развития советской исторической науки соответствуют в
целом главным этапам истории советского общества: с 1917 г. до середины 30-х
гг,, середина 30-х гг. - середина 50-х гг. и последующий период [5].
Известно, что исторические события, историко-педагогические и
образовательные явления, процессы происходят во времени и пространстве.
Последовательность их прохождения во времени одна из важнейших сторон,
имеющая объективный характер. В исследованиях социально-исторического
плана, к которым относятся и историко-педагогические работы, принято также
фиксировать существенную связь исторического времени изучаемой проблемы
в области образования структуры знания с теми или иными рубежами в
развитии общества и государства. Отсюда вытекает проблема “исторического
времени”, имеющая большое значение для периодизации истории образования
Казахстана.
В.Г. Храпченковым разработаны и предложены критерии периодизации.
По его мнению, при периодизации историко-педагогического процесса
рационально использовать следующие понятия: эпоха, период, этап.
Понятие "историческая эпоха", связанное с марксистской теорией, не
удовлетворяет потребность как в обоснованном членении всемирного
45
историко-педагогического процесса, так и в региональных или локальных
периодах его истории. Не дает возможность установить единый критерий. Хотя
любая периодизация является приблизительной и условной. Практически
невозможна абсолютная датировка крупных историко-педагогических
процессов и явлений
Эпоха, по определению В.Г.Храпченкова, - наиболее широкое понятие, она
охватывает большой отрезок времени, включает в себя значительное число
разнообразных явлений и процессов, больших и малых, типичных и
нетипичных, свойственных передовым и отсталым странам. Эпоха выражает
типические социальные и историко-культурные явления и процессы,
свойственные
определенным
социально-экономическим
формациям,
происходящим в ее историческихграицах. Грани между эпохами условны и
подвижны. Эпоха состоит из ряда периодов.
Период - исторический промежуток времени, в течение которого
происходят исторические события - политические, социальные, экономические,
культурные, образовательные, которые приводят к качественно новым
преобразованиям в обществе в целом. Каждый исторический период состоит из
нескольких этапов.
Этап - отдельный промежуток времени в развитии какого-нибудь
историко-педагогического
явления,
процесса,
характеризующийся
направленностью на решение определенных социальных, экономических,
политических и др. задач. Автор подразделяет этап условно на отдельные
временные стадии, отражающие изменяющуюся специфику как условий, так и
самого историко-педагогического процесса или явления.
Мы позволили себе привести столь длинные цитаты В.Г. Храпченкова
намеренно, чтобы отметить актуальность и методологическую ценность его
идей: «Важнейшее методологическое значение для периодизации развития
педагогических явлений и систем имеет проблема связи истории образования с
современностью. Богатое наследие историко-культурного и историкопедагогического прошлого Казахстана должно быть в полной мере учтено в
качестве объективных "уроков истории". Это позволит не только освободиться
от всего негативного и непродуктивного в сфере образования, но и
использовать весь накопленный ценный опыт в работе по дальнейшему
совершенствованию системы образования в Казахстане.
В этой позиции теоретико-методологические положения изучения
образовательной действительности требуют: 1. Объективного подхода,
строгого соблюдения научной этики и беспристрастности в оценке и
характеристике образовательных процессов и систем. 2. Научного изучения и
характеристики структуры и компонентного целостного состава образования:
теории, практики предпосылок для развития образования в будущем,
свойственные ему диалектические противоречия и пути преодоления.
Соблюдение этих положении приводит к появлению новых свойств и
закономерностей историко-педагогических процессов и систем в совокупности
и в отдельности. Периодизация истории образования и педагогической науки в
Казахстане не совпадает с периодизацией Российской педагогической науки и
46
образования, хотя и взаимосвязана с ней. На определение периодов
формирования и развития образования школы и педагогики в Казахстане,
наряду с изложенными выше методологическими условиями и посылками,
оказали существенное влияние следующие факторы: социально-экономическое
состояние и развитие СССР и Казахстана; политическая обстановка и
межнациональные отношения в стране и в республике; состояние и динамика
развития культуры, науки, технической базы в стране и республике; уровень
грамотности, образования населения, образовательно-профессиональной
подготовленности кадров; состояние и развитие системы общего и
профессионального образования в стране и республике; историко-культурное и
этнопедагогическое наследие и традиции казахского и других народов
Казахстана и т.п. [8].
В основе научной периодизации истории педагогики, по мнению ученых,
лежат общие закономерности развития как человеческого общества в целом,
так школы и педагогической научной мысли в частности. Мы солидарны с
мнениями ученых, и в основу истории образования отнесли те же
закономерности.
Периодизация выступает важнейшим методологическим средством
изучения развития исторического знания и на этой основе предполагает:
реализацию различных методов анализа, следование определенным принципам,
использование приемов, позволяющих прояснить суть, упорядочение
содержания, построение факторного ряда, выявление значения и «исторический
вес» изучаемого явления на различных этапах его проявления в историкопедагогическом процессе.
В совокупности на основе этих средств организуется мышление ученого,
детерминируется выбор исследовательских стратегий и т.д.
Феномен образования, его системность требуют упорядочения
систематизации, периодизации. Всякая периодизация, прежде всего, отражает
однонаправленность и служит более точному объяснению отдельных
исторических событий в области образования.
В истории педагогической науки получили наибольшую известность два
вида периодизации: тематико-хронологический и проблемно-хронологический
подходы. Сущность тематико-хронологического подхода заключается в
рассмотрении историко-педагогического знания в определенной системе и
хронологической последовательности, основанных на глобальных причинноследственных связях. Данный подход выделяет ряд общих и достаточно
широких разделов, освещающих историко-педагогический процесс в варианте
формационного изложения. Проблемно-хронологический подход (Равкин З.И)
предусматривает построение крупных проблемных блоков [9]. К примеру,
таких как: учение о природосообразности воспитания и о его соответствии
психолого-возрастным особенностям детей; историческое развитие теории и
практики трудового воспитания и политехнического образования и др. [9].
Данный подход гармонично вплетается в структуру аксиологического,
цивилизационного, антропологического и культурологического подходов.
47
Эволюционно-парадигмальный подход, разработанный В.В.Степиным,
В.В. Ильиным опирается на выделение в истории науки как целостном
феномене трех основных этапов: классического, неклассического,
постнеклассического или современного. По их мнению, на каждом этапе
разрабатываются соответствующие идеалы, нормы и методы научного
исследования, формируется определенный стиль мышления, своеобразный
понятийный аппарат, которые находит выражение в соответствующей
парадигме и сочетается с парадигмально-педагогическим, полипарадигмальным
и цивилизационным подходами.
При конструировании содержания истории педагогики и образования
Казахстана как самостоятельной учебной дисциплины необходим учет
методологических проблем исторического времени и соотношение истории и
современности. Для этого применяется событийно-хронологический подход,
логике которого подчиняются и теоретические исследовательские концепции и
конкретные исследовательские задачи.
Одной из фундаментальных работ по изучению истории педагогики
Казахстана является докторское исследование Ильясовой А. Н. на тему
«История становления и развитие педагогической науки в Казахстане с 1917 по
1988 годы». В данной работе автором рассматриваются этапы развития
общеобразовательной школы, и вместе с ней и педагогической науки.
I-этап. Октябрьская революция и становление казахской школы и
социалистической педагогики (1917-1920).
II-этап. Развитие школ и педагогики Казахстана период восстановления и
социалистической реконструкции народного хозяйства.
III-этап. Развитие школ и педагогической науки Казахстана период
строительства социализма. (1930-1940).
IV-этап. Педагогическая наука Казахстана в период Великой
Отечественной Войны (1941-1945)
V этап. Педагогическая наука Казахстана в период восстановления
народного хозяйства и дальнейшего развития социалистического общества
(1946-1958).
VI-этап. Дальнейшее развитие педагогической науки Казахстана
VII-этап. Перестройка народного образования и педагогической науки в
современных условиях демократизации общества и социалистического
строительства.
Выдвинутые этапы развития педагогической науки Казахстана основаны
на соотношении исторического процесса, который имеет объективный
характер. В этой же работе проанализированы первые попытки создания
системы научных педагогических знаний в Казахстане. Мы привержены к
периодизации Ильясовой А. Н. в разработке содержания истории педагогики и
образования Казахстана как самостоятельной учебной дисциплины. В учебном
пособии «Истории школы и педагогической мысли Казахстана» Храпченков
Г.М. и Храпченков В.Г. историю развития школы и педагогической мысли
делят на следующие периоды:
1. Развитие школы и педагогической мысли в Казахстане XV-XVIII вв.
48
2. Развитие школы и педагогической мысли в Казахстане XVIII-XIX вв.
3. Развитие школы и педагогики в Казахстане в советский период.
К первому периоду, по видению авторов, относятся: а)становление
мусульманских мектебов и медресе; б) развитие педагогической мысли в
Казахстане в средние века. Ко второму периоду: а) развитие педагогической
мысли в дореволюционном Казахстане. Авторы второй период условно делят
на 3 больших периода:
1. С 30-х годов XVIII века до середины 60-х годов XIX века. Это период
создания единичных школ в Казахстане: Омская азиатская школа переводчиков
(1786), Оренбургская мусульманская школа при мечети менового двора (1789),
Ханско-ставочное училище во Внутренней Орде (1841), Оренбургская школа
при пограничной комиссии (1850), 5 школ при укреплениях (Троицкая,
Тургайская, Иргизская, Казалинская, Перовская (1861-1864)).
2. Конец 60-х годов –90 –е годы 19 века. Период организация школ
различных типов: для тюркоязычных народов, русско-национальные учебные
заведения для народов Поволжья, Казахстана и Средней Азии.
3. Конец XIX –начало ХХ вв. Период активизации развитие образования.
Начало Системы образования в Казахстане.
Третий период. Развитие школы и педагогики в Казахстане в советский
период. По мнению этих же авторов, можно делить на три крупных периода.
1. Начало 20-х- начало 30-х годов. Зарождение и становление системы
образования в Казахстане, осуществление начального всеобуча.
2. Начало 30-х годов – середина 50- годов. Период совершенствования
народного образования. Формирование единой типологии школ, переход от
начального всеобуча к семилетнему.
3. Середина 50-х-начало 90 годов. Время больших образовательных
достижений и начала кризиса образования в стране.
Таким образом, видим, что к периодизации развитию системы образования
Казахстана, соответственно к истории педагогики были разные подходы. Все
варианты периодизации вышеизложенных авторов охватывают период до
получения суверенитета.
Таким образом, вышеизложенное подталкивает нас согласиться с
B.C.Черняком, в том, что само понятие периодизации истории имеет
относительный характер и зависит от выбора системы координат в
пространстве возможных исторических инвариантов. Отсюда и безусловная
относительность разграничения настоящего и прошлого, современного и
несовременного. Соответственно, взятая сама по себе хронологическая
размерность ничего не значит, не обозначает никакого исторического периода,
ее роль чисто функциональна [10].
Литература
1.
Могильницкий Б.Г. Введение в методологию истории. - М.: Высш.
шк., 1989. С. 4.
2.
Большой советский энциклопедический словарь под редакцией
А.М. Прохорова. Научное издание М., 1997. - 1456 с.
3.
Козыбаев М. Ататарихытуралы сыр. «ЕгеменҚазақстан, 1992, 3
49
октября.
4.
Назарбаев Н. В потоке истории, Алматы, 1999 с. 273-291.
5.
А. Абдакимов. История Казахстана. Казахстан, 2001, 483. С. 47
6.
Нечкина М.В. Введение.- В кн.: Очерки истории исторической
науки в СССР. Т.ІV. М.; Наука, 1966. 11-12.
7.
Константинов Н.А. К вопросу о периодизации истории школы и
педагогики // Советская педагогика. - 1958. - №1. - С. 101-106 с.
8.
Струминский В.Я.О некоторых вопросах периодизации истории
школы и педагогики.- Советская педагогика. - 1958, № 2 с. 112-115.
9.
Храпченков В.Г.Проблемы периодизации историко-педагогических
исследований.- Алматы, 1996. С. 44.
10.
Равкин
З.И.
Вопросы
изучения
всемирного
историкопедагогического процесса // Советская педагогика. - 1986. - №5. - С. 53-58.
Омарова Б.К.
к.и.н., и.о.профессор кафедры истории Казахстана
«Медицинский университет Астана»,
Казахстан
ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ МЕДИЦИНЫ ДРЕВНИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
Развитие производительного хозяйства обусловило выделение в числе
различных форм деятельности и профессиональной медицины. Ведущей
формой была храмовая, или жреческая, медицина с присущими ей магическими
обрядами и мистическими приемами. В то же время памятники письменности
свидетельствуют о том, что представители жреческой медицины широко
применяли и рациональные методы диагностики и лечения, унаследованные от
народной медицины. Известно также, что в древних цивилизациях появилась
светская, или внехрамовая, медицина. Продолжалось развитие рационального
начала в медицине, в государствах древности возникло медицинское
образование; медицинские школы создавались главным образом при храмах, но
имелись также государственные и частные (семейные и ремесленные) школы.
Анатомические наблюдения, вскрытие трупов людей и животных позволили
получить данные о строении и функциях человеческого тела, его отдельных
органов и систем. Достаточно детально были разработаны многие вопросы
практической медицины, в частности внутренних болезней, дерматологии,
офтальмологии, хирургии и др. В трудах древневосточных и античных врачей
описывались симптомы многих заболеваний, некоторые рациональные
диагностические приемы (опрос, осмотр, ощупывание, исследование пульса и
др.), а также формы лечебного применения многих средств растительного,
животного и минерального происхождения; часть из них используется и в
современной медицине. Хирурги древности успешно лечили вывихи,
переломы, ранения, владели техникой ряда хирургических операций, методами
обезболивания.
Медицина древних цивилизаций развивалась на основе преемственности.
Исчезновение с исторической арены той или иной цивилизации не означало
50
исчезновения ее культуры и накопленного опыта. Так, известно, что
цивилизация шумеров, исчезнувшая в 3 тысячелетии до н.э., послужила
основой для развития культур государств хеттов, вавилонян, ассирийцев,
иранцев, урартов. Гигиенические установления древних евреев, изложенные в
Моисеевых заповедях, в значительной мере заимствованы у древних египтян.
Большое влияние на медицину народов, населявших в древности территорию
современной Армении, оказали достижения медицины шумеров, хеттов и
вавилонян. Врачи Древней Греции систематизировали, дополнили и развили
медицинские представления народов Древнего Востока. После походов
Александра Македонского греческая медицина пришла на Восток. С падением
Западной Римской империи византийские, среднеазиатские и арабские врачи,
ставшие наследниками медицины древних цивилизаций, дополнили ее рядом
новых открытий и передали эстафету врачам Европы, которые на фундаменте
наследия врачей древности заложили стройное здание современной
медицины[1,224].
Источниками изучения культуры и Малой Средней Азии в период с
первого тысячелетия до н.э. до 7—8 вв. н.э. служат данные археологии, Канон
Авесты, сборник притч и назидательных рассказов «Камила и Димна»,
медицинская книга «Тубуста», составленная на согдийском языке не позднее 3
в. н.э. Ценные сведения о лечебных приемах и гигиенических традициях
медицины Средней Азии доисламского периода имеются в книге «Кабуснамэ»
(11 в.). Основой общебиологических представлений народов Средней Азии
было натурфилософское учение о четырех стихиях — четырех влагах
организма, от взаимодействия и соотношения которых зависит состояние
организма и возникновение болезней. Важное место занимало и зороастрийское
учение о видимом и невидимом свете, дающем организму тепло,
определяющем
уравновешенность
и
состояние
влаг,
а
также
характерологические черты отдельного человека (человек, поглощающий
достаточное количество света, добр, уравновешен и здоров)[2,593].
В соответствии с зороастрийскими представлениями основными органами
считались желудок — центр образования и распределения тепла и печень —
местопребывание страстей. В Авесте содержатся некоторые, хотя и весьма
скудные, анатомо-физиологические данные, в частности представление о трех
видах сосудов, за один из которых («сосуды без крови»), по-видимому,
принимались нервы. В дальнейшем анатомо-физиологические представления
существенно расширились и углубились. Текст «Тубусты» свидетельствует не
только о знакомстве, но и об известной творческой переработке сведений,
имеющихся в греческих, александрийских и индийских источниках, причем это
касается как рациональных представлений, так и религиозно-мистического
истолкования процессов жизнедеятельности. Гуморальная теория изложена
ближе к эллинистическим натурфилософским традициям; говорится о
местопребывании соков (кровь — в артериях и венах, флегма — в мозге, желтая
желчь — в печени, черная желчь — в селезенке), а также указывается на
наличие пятого компонента, управляющего жизнедеятельностью и здоровьем
человека, в котором угадывается древнеиндийский эфир или галеновская
51
пневма. Учение о свете увязывается с гиппократовскими представлениями о
темпераментах. Сведения о строении человеческого тела по объему близки к
анатомии Галена; функции сердца, головного и спинного мозга, двигательные и
чувствительные нервы описаны в духе галеновской физиологии.
Причины болезни как в Авесте, так и в «Тубусте» излагаются с позиций
зороастризма: в зависимости от степени греховности человека, бог тьмы
Ахриман или бог добра и света Ахурамазда, либо непосредственно, либо с
помощью ядовитых животных, насекомых, червей, теплого или холодного
воздуха вызывают изменение соотношения влаг организма, которое нарушает
равновесие между органами. Причем человек сам помогает этому нарушению
праздностью или физическим и психическим переутомлением, перееданием
или недоеданием, половыми излишествами или приемом недоброкачественной
пищи. Плохо влияют на здоровье также злоба, гнев, зависть, леность и
нечистоплотность; доброта, спокойствие, трудолюбие, разумная умеренность,
чистота тела и жилища, стремление к самосовершенствованию угодны
Ахурамазде и служат гарантией его защиты от козней Ахримана. В «Тубусте»
содержатся и элементы астральных представлений — зависимость
возникновения и особенно успеха лечения болезней от характера расположения
небесных светил.
Подготовка врачей осуществлялась длительно, главным образом при
зароастрийских храмах; значительное влияние имели врачеватели, не
получившие специальной медицинской подготовки, использовавшие в
лечебной практике наряду со средствами народной медицины заговоры и
другие мистические приемы. Секреты подобного врачевания передавались, повидимому, внутри семьи из поколения в поколение. О наличии светских
медицинских школ в среднеазиатских городах достаточно достоверных
сведений не имеется. Однако есть основания полагать, что светские формы
подготовки лиц медицинской профессии в первой половине 1 тысячелетия н.э.
в Средней Азии и Северо-Восточном Иране существовали. В среднеазиатских
городах была свободная врачебная практика, имелись светские врачи, среди
которых были бежавшие из Византии врачи-несториане, индийские врачибуддисты. Поскольку, судя по имеющимся данным, жрецы-зороастрийцы не
проявляла выраженного стремления к сохранению монополии в области
образования, ничто не мешало светским врачам иметь учеников.
Как и в Древнем Иране, в Средней Азии отмечены элементы
специализации медицинской деятельности: имелись хирурги, специальные
врачи, занимавшиеся глазными болезнями, болезнями зубов, оказывавшие
помощь при родах, душевных болезнях. Значительного развития достигла
хирургия. Имелся богатый набор хирургических инструментов; при операциях
для обезболивания применяли опий, гашиш, вино; в Авесте и «Тубусте»
описаны признаки раневого шока и меры борьбы с ним.
При диагностике использовались главным образом рациональные приемы:
осмотр больного, исследование мочи и пульса, В «Тубусте» имеются
упоминания об одышке, отеках, напряжении мышц живота, неприятном запахе
изо рта, потливости, изменении окраски кожных покровов как проявлениях
52
различных болезней. Имеются многочисленные указания на связь лечебных
приемов с проявлениями и причиной заболевания, а также общим состоянием
больного. Старого и немощного не рекомендуется лечить теми же средствами,
какими лечат молодого, еще полного сил пациента. Для лечения болезней
применялись разнообразные средства растительного, животного и
минерального происхождения, в т.ч. лекарственные растения, произрастающие
в Индии, Закавказье, странах Ближнего Востока. В городах и при храмах
имелись аптечные сады. У врачей были собственные лекарственные кладовые,
откуда лекарственные средства выдавались пациентам в соответствии с
предписаниями врача. При храмах и в городах не позднее 5—6 вв. имелись
помещения для стационарного лечения больных и призрения инвалидов.
Большое место уделялось мерам гигиенического характера: чистоте тела,
жилища и одежды, надзору за домашними животными, борьбе с насекомыми и
грызунами, режиму питания и половой жизни. Особое внимание уделялось
гигиене беременной женщины и кормящей матери.
К середине 8-го века в Мерве, Бухаре, Ургенче, Самарканде, Ходженте и
других городах возникли астрономические обсерватории, библиотеки
(крупнейшая из них была в Бухаре; погибла во время пожара при взятии
Бухары войсками караханидов в 998 г.). Значительное развитие получило
просвещение. Появились начальные (мактаб) и средние (медресе) школы при
мечетях. Центрами высшего образования стали Дома мудрости, или Дома
знаний (дарил-финул), крупнейшие из которых были в Бухаре, Мерве,
Самарканде. Подготовка врачей осуществлялась в школах при больницах.
Важное место в подготовке врачей в Средней Азии имело частное обучение:
крупные врачи принимали группу учеников, составляли для них своеобразные
учебные пособия, вместе с ними принимали и посещали больных, изготовляли
лекарства и т.д. Наряду с этим некоторые среднеазиатские врачи получали
образование в других регионах Халифата (в Гундишапуре, Багдаде, Басре, Рее)
и, наоборот, громкая слава отдельных среднеазиатских врачей привлекала к
ним учеников из разных стран Востока. Большое значение для развития
медицинского образования имел обмен (хотя и ограниченный) медицинской
литературой.
В 10—12 вв. в крупных среднеазиатских городах жило и работало
значительное число образованных людей — философов, законоведов, врачей,
естествоиспытателей, поэтов, имена которых еще при жизни были известны
далеко за пределами их родины. Широкой известностью на Востоке
пользовалась хорезмийская меджлиси улама (так называемая академия
Мамуна), членами которой в начале 11 в. были крупнейшие ученые
средневекового Востока Бируни, Ибн Сина, философ, математик и врач Абу
Сахл Масихи (умер в 1017 г.), врач Абдул Хайр Ибн ал Хаммар (родился в 942
г.), математик Абу-Наср Аррак, историк Ибн Мис-кавейх и др. Крупные, хотя и
менее известные, чем хорезмийская, меджлиси улама имелись в Самарканде,
Мевре, Ходженте[3,55].
В 9—15 вв. значительное развитие получили работы среднеазиатских
ученых, особенно Бируни и Ибн Сины, сыграли важную роль в создании
53
рациональной фармации и фармакогнозии. В «Минералогии» Бируни наряду с
обширными сведениями о свойствах, местах и способах добычи различных
минералов и металлов сообщаются данные об их лечебном применении.
Бируни приводит обширные и интересные сведения о распространенном на
Востоке лекарственном средстве «мумие асиль», основательное изучение
которого началось лишь в 60—70-х гг. 20 в., обосновывает несостоятельность
широко распространенного суеверного представления о целебных свойствах
драгоценных камней. Его «Фармакогнозия» представляет собой обширный
многоязычный аннотированный словарь лекарственных средств, в котором
упомянуты арабские, греческие, сирийские, персидские, индийские и другие
названия различных лекарственных средств и дано подробное описание их
внешнего вида, признаков распознавания наилучших образцов, названы места
произрастания, возможные заменители отдельных лекарственных средств и т.п.
Огромную роль для развития рациональной фармации сыграла научная и
практическая деятельность Ибн Сины. Крупнейший врач и мыслитель своего
времени, он был признан уже современниками, и присвоенный ему еще при
жизни почетный титул «шейх-арраис» (наставник ученых) сопровождал его
имя в течение многих веков. Философские и естественнонаучные сочинения
Ибн Сины пользовались широкой известностью в странах Востока и Западной
Европы, несмотря на то, что основное его философское произведение «Книга
исцеления» было объявлено еретическим и сожжено в Багдаде в 1160 г. Из 274
трудов Ибн Сины медицине посвящено только 20. Тем не менее принято
считать, что из всех областей знаний, которыми занимался Ибн Сина,
наибольший вклад им внесен в медицину. Прежде всего «Канон врачебной
науки» принес ему всемирную славу и бессмертие. Сильной стороной
медицины Средней Азии была гигиена. Крупные среднеазиатские города имели
высокий уровень благоустройства, в средневековой Бухаре, Самарканде,
Ургенче, Ходженте, Мерве и других городах применялись меры общественного
характера,
способствовавшие
предупреждению
возникновения
и
распространения эпидемических болезней. Ибн Сина, ал-Джурджани, автор
«Кабус-намэ» придавали важное значение «сохранению правильного
телосложения» — осанке, отсутствию избыточного веса. В трудах
среднеазиатских врачей нашли отражение вопросы личной гигиены женщины и
лиц пожилого возраста, гигиенического ухода за детьми, особенности образа
жизни во время путешествий.
Таким образом, история медицины — процесс непрерывного и
прогрессивного развития и накопления знаний о строении и функциях
человеческого организма. болезнях человека и практических навыков по их
обнаружению, предупреждению и лечению. Этот процесс продолжается и в
наше время.
Литература
1. Джуринский А.Н. История педагогики древнего и средневекового мира.
– 224 с. – М.: Совершенство, 1999.
2. Матулис Т.Н. История образования и педагогической мысли в эпоху
древности, Средневековья и Возрождения – 593 с. – М.: Изд. РУДН, 2004.
54
ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ
Черникова А. А.
аспирант кафедры социальной и практической психологии
Восточно-украинского университета
им. В. Даля г. Луганск
ОСОБЕННОСТИ ЭГОЦЕНТРИЗМА КАК СВОЙСТВА ЛИЧНОСТИ В
ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ
Ряд исследований, касающихся эгоцентризма как свойства личности,
выполнен в рамках философской этики.
Проблемы личности, её сознания и рефлексивного самосознания здесь
особенно важны, поскольку их изучение связано с философским осмыслением
жизни. Наиболее ярко вопросы эгоцентризма личности освещены в работах
философов, посвятивших свои исследования проблемам отчуждения и
переживаниям экзистенциального чувства одиночества.
В философской этике делается акцент на моральной оценке эгоцентризма.
Функции эгоцентрических проявлений личности и эгоцентрических эгостабилизирующих механизмов в философии как правило, не рассматриваются.
В отличие от религиозных подвижников, к миропониманию и практике
которых обращаются многие исследователи в связи с поиском условий и
механизмов полного преодоления эгоцентризма, специалисты по философской
этике рассуждают об этической стороне эгоцентризма. Эгоцентризм они
связывают и зачастую отождествляют с эгоизмом и такими проявлениями
личности, как гордость и самомнение и потому занимают позицию негативной
его оценки [4, с. 253].
Тем не менее, обращение к морально-нравственному аспекту
эгоцентризма, восходящему именно к философской этике, необходимо для
понимания социально-психологических причин и условий появления
эгоцентрического поведения личности.
Некоторые авторы полагают, что моральная сторона эгоцентризма как
свойства личности, соотносится с неспособностью её к восприятию моральных
действий и поступков других людей и своих собственных. Моральный
эгоцентризм при определённых условиях ведёт к эгоизму и прагматизму. При
этом под эгоизмом понимается использование индивидом деятельности,
отношений, поведения, средств и возможностей других людей для
удовлетворения собственных потребностей и достижения своих целей, а под
прагматизмом — восприятие и отношение к людям и оценка всего, с чем
человек встречается в жизни, только с точки зрения их полезности для себя.
Юношеский возраст – этап формирования самосознания и собственного
мировоззрения, этап принятия ответственных решений, этап человеческой
близости, когда ценности дружбы, любви могут быть первостепенными [1, с.
311].
Для юношества свойственны максимализм суждений, своеобразный
эгоцентризм мышления. Но в такой ситуации молодой человек вынужден
55
опираться на моральную поддержку ровесников, и это приводит к типичной
реакции
повышенной
подверженности
(неосознанная
внушаемость,
сознательный конформизм) – влиянию ровесников, которая обуславливает
единообразие вкусов, стилей поведения, норм морали, даже преступления
среди молодежи, как правило, носят групповой характер, совершаются под
влиянием группы. Юношеский возраст представляет собой как бы «третий
мир», существующий между детством и взрослостью, т. к. биологически
физиологическое и половое созревание завершено (уже не ребенок), но в
социальном отношении еще не самостоятельная взрослая личность [1, с. 175].
Как правило, исследователи рассматривают особенности личности
человека, в поведении которого наблюдается эгоцентрическая феноменология.
Поэтому их подход к исследованию эгоцентризма личности следует
охарактеризовать как интрапсихический или интраперсональный. Это работы
Б. С. Братуся, М. Доналдсон, Ж. Пиаже, Г. Шрёдера и др. Такому подходу
противостоит интерперсональный подход, характерный для социальной
психологии [5, с. 113-117].
Применяемые авторами принципы и подходы детерминируют направление
их исследований, а значит и интерпретацию получаемых результатов. При
интрапсихическом подходе имеет место изучение проблем внутриличностного
плана, таких как проблемы эгоцентрических мотивов, личностных смыслов,
эгоцентрических качеств личности.
Когда речь идёт об интерперсональном подходе, то он мыслится как
подход
социально-психологический.
Исследования
эгоцентризма,
соответствующие этому подходу, проводятся в контексте изучения его как
феномена социальной перцепции, зависящего от специфики взаимопонимания
и коммуникации людей, а также направленности и эгоцентрических установок,
регулирующих социальное поведение индивида.
Большое значение для развития личности в юношеском возрасте имеет
общение со сверстниками. Общение со сверстниками — это специфический
канал информации, особый вид межличностных отношений, а также один из
видов эмоционального контакта. В юношеском возрасте почти совсем
преодолевается свойственная предшествующим этапам психоонтогенеза
психологическая зависимость от взрослых, происходит утверждение
социально-психологической самостоятельности личности, – чему способствует
насыщенная коммуникация со сверстниками. В отношениях со сверстниками,
наряду с сохранением коллективно-групповых форм общения, нарастает
значение индивидуальных контактов и привязанностей.
Речь в юношеском возрасте часто бывает эгоцентричной, а потребность в
самовыявлении, раскрытии своих переживаний – выше интереса к чувствам и
переживаниям другого. Отсюда – взаимная напряженность в отношениях,
неудовлетворенность ими. Типичная черта юношеских групп – высокая
конформность. Отстаивая свою независимость от старших, юноши зачастую
некритически относятся к мнениям собственной группы и ее лидерам.
Однако, эгоцентризм как свойство личности чаще всего рассматривается
исследователями в рамках интрапсихического подхода, который не обладает
56
достаточными объяснительными возможностями и ограничивается изучением
только определённого класса эгоцентрических феноменов. Обращаясь к
исследованиям эгоцентризма как свойства личности, важно охарактеризовать
специфические особенности эгоцентрической феноменологии у взрослых.
Ж. Пиаже отмечал привычку некоторых людей наедине произносить вслух
монологи. По его мнению, индивидуум, говорящий сам для себя «испытывает
от этого, удовольствие и возбуждение, которое, как раз, очень отвлекает его от
потребности сообщить свои мысли другим» [2, с. 183].
Таким образом, монологичность речи, её социальную ненаправленность
следует рассматривать в качестве показателя эгоцентричности. По мнению Ж.
Пиаже, если функциональная эгоцентрическая проблема речи вполне возможна
у нормального взрослого, то тем более она может быть поставлена по
отношению к больному, к первобытному человеку или к ребёнку [3, с. 85].
Эгоцентризм как свойство личности в юношеском возрасте определяет
эгоцентрическое поведение личности, её отношение к себе и другим людям, а
специфика эгоцентрического поведения и состояния зависит от индивидуальнопсихологических особенностей личности.
Литература
1. Кон И. С. Психология юношеского возраста [Текст]: учеб. пособие / И.
С. Кон. – М.: Просвещение, 1979. – 175 с.
2. Майерс Д. Социальная психология / Д. Майерс. – СПб.: Питер, 1996. –
684 с.
3. Невзоров М. Н. Самопреодоление: теория, практика, поддержка,
трансцендентно-трансгрессионных изменений личности в образовании [Текст]:
учебно-методический комплекс / М. Н. Невзоров, О. Е. Мачкарина, Е. М.
Шемилина. – Владивосток: изд-во ДВГУ, 2009. – 168 с.
4. Пашукова Т. И. Эгоцентризм в подростковом и юношеском возрасте:
причины и возможности коррекции. Учебно-методическое пособие для
студентов, школьных психологов и учителей / Т. И. Пашукова. – М.: Институт
практической психологии, 1998. – 160 с.
5. Пашукова Т. Н. Эгоцентризм: феноменология, механизмы
формирования и коррекции / Т. И. Пашукова. – Кировоград: ЦентральноУкраинское издательство, 2001. – 397 с.
Попова Ю.В.
аспирантка кафедры философии естественных факультетов
Одесского национального университета имени И.И. Мечникова
ПРИНЦИП ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ В ПАРАМЕТРИЧЕСКОЙ ОБЩЕЙ
ТЕОРИИ СИСТЕМ
Статья представляет собой исследование идеи дополнительности как
физического принципа, предложенного Н. Бором для описания объектов
квантовой механики, а также применение данной идеи в параметрической
общей теории систем, разработанной А.И. Уемовым и его школой. Эта идея
представлена в качестве принципа дополнительности двойственных
57
системных описаний на примере изучения системных моделей дедуктивных и
индуктивных выводов.
Ключевые слова: принцип дополнительности, параметрическая общая
теория систем, системная модель, атрибутивное и реляционное определения
системы, дедукция, индукция.
Развитие современного общества обусловлено процессами глобализации и
интеграции научного знания. С этими процессами тесно связано появление так
называемых «наук-перекрестков», объединяющих в себе принципы и понятия
различных теорий. Важное место в системе научного знания принадлежит
системному методу и общей теории систем, которые повлияли на развитие
классической физики, социологии, макроэкономики, медицины, экологии.
Одним из вариантов общей теории систем является параметрическая общая
теория систем, которая была разработана одесским философом и логиком А.И.
Уемовым и его школой.
Параметрическая общая теория систем содержит множество понятий,
широко используемых в других науках. Это понятия системы и ее
дескрипторов, две базисные тройки категорий, на основании которых строится
формализм данной теории – язык тернарного описания, и многие другие. Кроме
того, параметрическая общая теория систем основана на некоторых принципах,
таких, как принцип универсальности системного описания, принцип
относительности, принцип двойственности, принцип функциональности
различения вещей, свойств и отношений [7, 102-123]. Эти принципы
используются исключительно в общей теории систем и могут быть названы
частными, но есть и такие общеметодологические принципы, которые были
привлечены в параметрическую ОТС из других наук, а именно – принцип
дополнительности, предложенный датским физиком Нильсом Бором для
описания поведения объектов квантовой механики в 1927 году.
Принцип дополнительности можно определить как «методологическое
положение, по которому воспроизведение целостности явления требует
применения в познании взаимоисключающих «дополнительных» классов
понятий» [1, 163]. Сущность такого способа исследования физических явлений
заключалась в том, что для анализа противоречивых аспектов квантовых
явлений использовались взаимоисключающие понятия в виде дополняющих
друг друга пар, то есть, к примеру, электрон следовало описать одновременно и
как волну с определенной волновой функцией, и как частицу с определенной
массой и радиусом. Покажем, как этот принцип был в дальнейшем использован
в параметрической общей теории систем.
Одним из определяющих, основных понятий данной теории, конечно,
является само понятие системы. Известно множество определений «системы»,
исследованных А.И. Уемовым (см. [6, 103-117]), но в параметрической ОТС
используются два двойственных друг другу понятия системы, которые
выглядят следующим образом.
Первое определение системы гласит, что «системой является множество
объектов, на котором реализуется определенное отношение с фиксированными
свойствами» [6, 117]. Представим это определение с помощью языка
58
тернарного описания (ЯТО), формального языка параметрической общей
теории систем:
(ιA)Sist =df ([a(*ιA)])t (1)
Системную модель, представленную этим определением, определяют,
начиная с концепта, то есть с того специфического системного свойства,
которое и является главным смыслом понимания системы, переходя далее к
структуре системы (системообразующим отношениям, установленным в
системной модели) и субстрату (элементам системы). Концепт, структура и
субстрат называются дескрипторами системы. А.Ю. Цофнас называет
приведенное определение «атрибутивным» [7, 53], поскольку какие-то
отношения системы удовлетворяют свойству – концепту, а концепт этой
системной модели является атрибутивным, то есть представляет собой
свойство, в отличие от концепта системной модели, дополнительной данной.
Второе, двойственное определение, описывает систему как «множество
объектов, которые обладают заранее определенными свойствами с
фиксированными между ними отношениями» [там же]:
(ιA)Sist =df t ([(ιA*) a]) (2)
Это определение можно назвать «реляционным». Здесь реляционный
концепт выступает в виде отношения, а структура понимается как свойство, то
есть является атрибутивной.
Такое использование двух системных моделей является ярким примером
того, как частнонаучный методологический принцип, физический принцип
дополнительности, становится общенаучным, философским принципом –
«принципом дополнительности двойственных системных описаний» [5, 43]. Он
показывает, что полное представление об объекте в качестве системы мы
можем получить только при условии описания его с помощью двух системных
моделей – модели с атрибутивным концептом и реляционной структурой и
модели с реляционным концептом и атрибутивной структурой. Принцип
дополнительности двойственных системных описаний можно применить и в
логике, рассматривая объекты логического анализа в качестве системных
моделей.
1. Одна из идей заключается в том, что можно представить дедуктивный и
индуктивный типы умозаключений в качестве двух системных моделей –
модели с атрибутивным концептом и реляционной структурой и модели с
реляционным концептом и атрибутивной структурой соответственно. Такое
исследование наилучшим образом характеризует различия и соотнесенность
структур данных типов выводного знания.
2. Другой аспект исследования дедуктивных и индуктивных выводов
состоит в том, чтобы рассмотреть эти два типа умозаключений как две
двойственные друг другу системные модели, представив вначале дедуктивные
умозаключения как системную модель с атрибутивным концептом и
реляционной структурой и двойственную ей системную модель с реляционным
концептом и атрибутивной структурой, и аналогично исследовать системную
модель индуктивного вывода. Различия в структурах данных типов выводного
знания наилучшим образом показывают значения бинарных атрибутивных
59
системных параметров исследуемых системных моделей. Так, дедукция
обладает такими бинарными атрибутивными характеристиками, как:
имманентность, минимальность, центрированность, детерминированность,
нестабильность, невариативность, гомогенность. Системная модель неполной
индукции обладает такими значениями атрибутивных системных параметров,
как: субстратная открытость, неопосредованность, нерегенеративность,
невариативность, гомогенность, слабость и неуникальность. Такой аспект
позволяет получить полное системное представление об этих системных
моделях.
3. Обе точки зрения являются целесообразными и имеют право на
существование. Л.Н. Терентьева, описывая различия между атрибутивной и
реляционной структурами, исследует таким образом множество логических
проблем, в частности, силлогизм как связь терминов и силлогизм как связь
посылок и заключения [2], особенности структур таких логических форм, как
понятие и суждение в силлогистике Аристотеля [4], а также логический квадрат
в его системной интерпретации [3]. А.И. Уемов настаивает на том, что только
при использовании двух вариантов определения системы одновременно
возможно получение полного системного представления об исследуемом
объекте [5, 43].
Автор же уверен, что оба аспекта могут быть использованы в зависимости
от целей исследования: первый вариант позволяет наилучшим образом изучить
различие структур умозаключений, а второй – представить две формы
выводного знания в качестве системных моделей и таким образом получить о
них полное системное представление. Оба варианта эксплицируют применение
физического принципа дополнительности в параметрической общей теории
систем и показывают, что его применение в современных исследованиях
действительно
превращает
этот
принцип
из
частнонаучного
в
общеметодологический, эвристический принцип, характеризующий стиль
мышления современной эпохи. Кроме того, два аспекта проведенных
исследований являются также дополнительными друг другу, что позволяет поновому взглянуть на постановку и перспективы решения давно известной
логической проблемы – проблемы соотнесенности дедуктивных и индуктивных
выводов и выводного знания, получаемого в результате и характеризующегося
качествами достоверности и новизны соответственно.
Литература
1. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник / Н.И. Кондаков. – М.:
Наука, 1975. – 720 с.
2. Терентьева Л.Н. Две модели бытия в терминах двойственного
системного моделирования / Л.Н. Терентьева // Уемов А.И. и др. Философия
науки: системный аспект: учебное пособие для преподавателей, аспирантов,
магистров философских и нефилософских специальностей / А.И. Уемов, Л.Н.
Терентьева, А.В. Чайковский, Ф.А. Тихомирова. – Одесса: Астропринт, 2010. –
С. 166-182.
3. Терентьева Л.Н. Системная интерпретация логического квадрата / Л.Н.
Терентьева // Перспективи. – 2008. - № 3. – С. 95—100.
60
4. Терентьєва Л.М. Тематичний аналіз силогістики Аристотеля / Л.М.
Терентьєва // Філософська думка. – 2012. – № 2. – С. 70—83.
5. Уемов А.И. Общая теория систем для гуманитариев: Учебное пособие /
Уёмов А., Сараева И., Цофнас А. - Universitas Rediviva, 2001. – 276 с.
6. Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем / А.И. Уемов. –
М.: Мысль, 1978. – 272 с.
Абишева А.К.,
Курманалиева А.Д.
Доцент кафедры культурологии и религиоведения,
Профессор, заведующий кафедры культурологии и религиоведения
Казахского национального университета имени аль-Фараби
ЧЕЛОВЕК И КУЛЬТУРА В КОНЦЕПЦИИ О.ШПЕНГЛЕРА
Все формы человеческого бытия, своеобразие культуры каждой эпохи,
особенностей социальных отношений, правовых норм, искусства, науки и т.д.
выступают символизацией, выражает собой глубинные основания человека –
его главные жизненные смыслы, их многообразие. Своеобразие человеческого
способа бытия в том, что он строит свое бытие сообразно творимым и
выбираемым им духовным смыслам, которые он может изменять, выбирать
иные смыслы как жизненные ценности и этим в корне изменять себя, а значит и
свое бытие. Человек, в конечном счете, субъект своих ценностей, их творец, и в
принципе, он открыт своим бесконечным возможностям, порождая
многообразие смыслов, ценностей.
Думается, именно свобода может составлять его онтологическое
основание, что ставит его в ситуацию выбора в самом бытии, где он открыт
миру, многообразию возможностей. Но из всех возможностей он выбирает
способом своего бытия именно тот путь, в котором он видит главный смысл
всей своей жизни, представляемый для него неким должным путем,
ценностным идеалом, без чего он не мог бы чувствовать и идентифицировать
себя как определенного человека. Те ценности и смыслы, которые человек
берет за основу своего бытия, он стремится их претворять и утверждать в
жизни и этим он творит свое особое бытие, неповторимый духовный мир,
прежде всего, в своей душе. Он может не согласиться с наличным бытием, не
принимать его, выработать к нему свое определенное отношение и оценку.
Только к ХХ веку в направлениях экзистенциализма, персонализма,
философской антропологии и др. начинают рассматривать свободу как
исходную предпосылку бытия человека в противовес традициям понимания
человека классическим европейским рационализмом как некоего сущего, с
определенной данной сущностью, которого можно постигать, но не изменять, а
только совершенствовать. Последнее предполагает линейно-прогрессистское
развитие человека, отрицающее иные возможные пути развития. С позиций
такого прогресса предполагается, что все исторические этапы развития
человечества – от античности до современности есть неукоснительное
становление, с необходимостью движущееся от простых и частных целей к
61
наиболее всеобщей, общему духовному смыслу человечества, более адекватно
отвечающему истинному основанию человека вообще.
Начиная с Ф.Ницше в ХІХ в и далее О.Шпенглером, К.Ясперсом,
Х.Ортега-и-Гассетом признавалось, что нет единой линеарной всемирной
истории человечества, что каждая эпоха или культура есть нечто замкнутое в
себе, самостоятельное образование, осуществляющее собственную идею,
имеющее в своей основе неповторимую жизнь души, особый тип человека.
Как, в частности, отмечалось Шпенглером, прежде, согласно схеме,
Древний мир – Средние века – Новое время предполагалось, что все
предыдущие эпохи являлись этапами общего развития Запада, достижения
западной культуры, ее идеи, в том числе метафизические, наука, искусство и
т.д. берут свое начало и идейную направленность еще в античности. Таким
образом дух Запада был отождествлен со смыслом мира, отмечает он /1, 148/.
Его дух выражал истину, вокруг которой, как вокруг центра, вращается вся
история, все иные культуры.
Однако, не существует одной единой истины, как и не существует одной
науки, например, математики, или искусства, религии, государства, утверждает
он. Каждая культура, будь то индийская, египетская, китайская, античная,
западная имеет сугубо свою жизнь, стиль, духовное содержание, они не
являются бесконечными во времени, а переживают собственную юность,
расцвет и увядание. Эпоха и культура жива, пока жив ее дух.
Например, душа индийца и древнего грека были аисторичны, для них
предания старины, мифологические сказания соприсутствовали и имели
реальную значимость в каждодневных событиях их жизни, судьбы, имели
значение настоящего, а не прошлого, становящегося, а не ставшего. Напротив,
египтянин и новоевропеец представляли все события, историю тысячелетних
царств как длящиеся во времени, в определенной хронологии, в прошлом,
настоящем и будущем. Мир им представлялся бесконечным в пространстве,
отсюда и развитие соответствующих астрономии и математики (в том числе и у
вавилонян).
Шпенглер также отмечает, что не только в искусстве, но и в
представлениях о числе отражена определенная картина мира, некая идея
человеческого существования, оно символизирует устремление души, ее
жизненный мир, постигаемый как гештальт, присущий только определенной
культуре. «Не существует и не может существовать никакого числа в себе.
Есть множество миров чисел, так как есть множество культур. Мы
обнаруживаем индийский, арабский, античный, западный тип математического
мышления и вместе тип числа, каждый по самой сути своей представляющий
нечто самобытное и единственное, каждый являющийся выражением особого
мирочувствования, символом некой значимости, точно ограниченной также и в
научном отношении, принципом устроения ставшего, в котором отражается
глубочайшая сущность одной-единственной, а не какой-нибудь еще души, той
самой, которая является средоточием именно этой, а не какой-нибудь иной
культуры. Таким образом, существует более чем одна математика» /1, 208/. У
древнего грека, для которого мир представляется как нечто чувственно
62
осязаемое,
измеримое,
настоящее,
имеющее
конкретные
формы,
пространственно конечное, пределы, число могло выступать как чистая
величина, мера. Его мировоззрению оставалось бы чуждым и иллюзорным
Западное число как отношение, функция, выражающее собой безмерное
стремление к абстрактно бесконечному у человека другого, фаустовского типа.
Шпенглер рассматривает различные культуры как большие индивидуумы,
каждая со своей душой, не сводящейся к другой, со своими желаниями и
страстями. Жизнь каждой из них есть становление, логически
разворачивающееся из собственной неповторимой идеи, имеющей
определенную направленность, путь, не пересекающийся с вектором развития
иной культуры и вообще других культур, ее живая душа – чувствующая,
переживающая, организующая жизнь культуры из своих глубинных интенций, выступает как возможность, которая затем воплощается в действительность
культурных форм, в нечто ставшее – в саму плоть культуры, ее характерные
фиксированные черты, воплотившиеся в способах мышления, науке, искусстве
религии, особенностях государства, правовых норм и т.д. Каждая из этих черт
отражает в себе эту неповторимую идею, страсть, интенцию души.
Выражая глубокую мысль, что определенная идея, смысл которой имеет
всеобщий характер для некой культуры, эпохи, цивилизации, ее души,
придающему ей уникальность, несводимость к другим культурам и
цивилизациям, Шпенглер, однако, выводит сущность каждой культуры, ее
возможности из особенностей ландшафта, который придает произрастающей из
ее материнского лона культуре смысл и форму, неповторимые в других
культурах, у других народов /1, 151/.
Индивидуальность культуры, ее внутренние возможности выходит,
предопределяются условиями природных недр, его рельефом. Хотя Шпенглер
признает, что индивиды, народы создают собственную культуру, однако,
получается, не человек является конечной причиной, творящей и выбирающей
свой жизненный смысл как ценность или идею и делает ее глубинной основой
своей психо-душевной жизни, уникальным смыслом своего бытия, особой
культуры. Человек сам и его духовный мир, формы его творчества, по
Шпенглеру все же остается материалом, над которым она поработала, ее
закономерным следствием.
Им утверждается мысль, что ни одна определенная культура или этнос,
народ не могут изменить ход своего развития, в корне изменить содержание
своих духовных интенций, способы мышления, менталитет, так как они
изначально заданы характером ландшафта и всякие попытки инакомыслия,
другой веры и т.п. в принципе не могут прижиться, увлечь за собой, захватить
души людей и укорениться в них. И, наконец, каждый отдельный индивид
данной культуры, этноса, сформированный и взращенный ею остается
детерминирован ею так, что для него не остается свободы и выбора
индивидуальных возможностей, он предопределен миром сущего, средой
обитания. Так, Шпенглер пишет о судьбе целых народов в период перехода
культуры в цивилизацию: «Я учу здесь пониманию империализма, окаменелые
останки которого вроде египетской, китайской, римской империи, индийского
63
мира, мира ислама могут сохраняться еще столетиями и тысячелетиями,
оставаясь зажатыми в кулаки то одного, то другого завоевателя, - мертвые тела,
аморфные, обездушенные человеческие массы, потребленный материал какойто великой истории, - как типичного символа развязки. Империализм –это
чистая цивилизация. В этой непреложной форме проявляется судьба Запада.
…Здесь нет выбора. Здесь даже сознательная воля отдельного человека
или целых классов и народов ничего не решает» /1, 170-171/. Человеку остается
только следовать необходимости истории, велению ее времени, так как
бесполезно пытаться изменить ход ее течения. Поэтому, мудрым решением,
считает Шпенглер, для современного человека цивилизации является –
соответствовать духу времени, а не измышлять и развивать новые
метафизические концепции, двигаться не по логике свободы, а по логике
необходимости.
В концепции О.Шпенглера о множестве культур и цивилизаций выражена
глубокая мысль о своеобразии и уникальности каждой из них, несводимых друг
к другу и не имеющих генетических связей, то, что каждая культура основана
на собственной идее. Однако остается неразрешенным следующее
противоречие: каким образом и почему каждая культура необходимо движется
через расцвет к своему угасанию, если ландшафт, с которым она генетически
связана, не претерпевает никаких изменений. И почему на одном и том же
ландшафте, как известно, исторически сменялись различные культуры, не
совпадающие по своему духу, идее или ценностным ориентация или же,
наконец, в условиях одного и того же ландшафта могут сосуществовать
различные народы, этносы, цивилизации.
По Шпенглеру, не человек является конечной причиной в ряду причин, не
он созидает культуру, а наоборот, она, исходя из возможностей ландшафта,
формирует определенный тип человека, с его особым мировоззрением. Отсюда
и вытекает логически, закономерный вывод в рассуждениях Шпенглера о
свободе как познанной необходимости, о том, что каждый индивид, познавая
свою культуру, ее особенности и возможности, должен понимать и свое
положение в ней, сознательно ограничивая множество своих человеческих
возможностей только определенными. Однако, говоря об определенной идее
культуры, выступающей ее всеобщим духовным содержанием, глубинной
интенцией, Шпенглер не учитывает, что изначальным и конечным субъектом,
свободно творящим и выбирающим определенную идею как ценностный смысл
и идеал, с которым, он идентифицируется в глубине своей души, отождествляет
себя с ним как определенным типом человека, каким он хочет быть, а не
вынужден быть, является каждый конкретный индивид. Именно индивиды,
строя свои отношения соответственно своим ценностям, их смыслам, созидают
соответственно определенный тип общества, культуры.
Литература
1. Шпенглер О. Закат Европы./ Шпенглер О. Закат Европы Очерки
морфологии мировой истории. Т. 1. Гештальт и действительность.[пер. с нем.
К.А.Свасьяна] – М.: Мысль, 1993 – 663 с.
64
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
Поворознюк Р.В.,
к.ф.н, доц.,
докторант кафедри ТПП з англійської мови,
Інститут філології, КНУ ім. Т.Шевченка, Київ
VARIATIVITY OF MEDICAL TERMINOLOGY AS AN OBJECT OF
TRANSLATION STUDIES
The modern stage of linguistic studies is often described as an intersection of
various disciplines and analytical methods. The same might be observed analyzing
the development of discourse typology: it is an exponential process that amalgamates
characteristics of the previously disconnected discourse forms and breeds the socalled “hybrid texts”.
M.Bakhtin posits the term "hybrid construction" to describe a double-accented,
double-styled structure that has "enormous significance in novel style" [1, p. 304-05].
This utterance belongs to a single speaker but "actually contains mixed within it two
utterances, two speech manners, two styles, two 'languages,' two semantic and
axiological belief systems" [1, p. 304]. Furthermore, there are no "formal" boundaries
between these voices and languages [1, p.305].
Thus, the concept of “hybridity” is most often referred to, in translation studies,
while parsing the foreign inclusions of post-colonial texts or the intercultural essence
of translation. However, a broader view on hybridity and its manifestations is also
possible.
More or less, all the types of translations are hybrid texts. The degree of their
hybridity depends on translator’s decision, i.e. to what extent a translator wants to
preserve foreign elements in a translated text [2].
A.Neubert in his article “Some Implications Regarding Translations as Hybrid
Texts” asserted that “sometimes translator intentionally wants to keep the target text
aloof from textual integration into the prevalent discourse of the target culture.
Underlying this "alienating" tendency on the side of the translator can be a desire not
to "violate" the original” [5, p.183].
Most often the underlying cause of hybridity is found in the process of
globalization; however, Lull asserts that “Hybrids are not simply the cultural products
of everyday interactions; they are the sources and media through which such
phenomenological interactions take place” [4, p.157]. The nature, purpose and
function of the SL and TL texts in their respective cultures might also be a factor
defining their translation methodology.
Forms of discourse may be defined in terms of their universal and ethno-specific
characteristics, the latter being a recurrent object of translation studies within the
realm of intercultural communication. A discourse form is contrasted with a
discourse in its broadest sense: the discourse is viewed as an ideal construct while a
discourse form – as a practical implementation of the speaker’s (author’s) intent.
A.Yu. Oleynik sees the aim of translation in “the closest possible rendering of
the discourse form’s parameters that were originally established by the SL” [13, p.5].
65
The mixed, “hybrid” discourse forms require a specific type of translation
analysis that goes beyond the meaning of separate words (word-for-word
transformations) opting for a sense-for-sense approach. Thus, the translation gains its
particular status of the tool and source of intercultural communication and promotes
the development of hybrid discourse forms.
The merging of medical discourse and fiction is a product of prevailing medical
components within the subject-matter of a given fictional text (medifiction), medical
terminology being used in a deliberate rather than a sporadic manner, and presence of
the typical features of medical discourse (e.g. inter-lingual and inter-disciplinary
homonymy, a structured terminological system, presence of various etymologically
(Greek, Latin, native-originating) and functionally (terms, nomina, professionalisms)
divergent units).
Despite the high extent of terminological saturation observed in the
“medifiction”, its authors tend to reduce the information density of the end-product
(text) [8, p.220]. This tendency is manifested through the gradual progress from the
abstract to the specific knowledge by means of explicitating definitions, interpreting
the potentially obscure facts, providing the periphrastic descriptions (foregrounded by
the use of italics) and footnotes:
The word for it came to her mind in Greek: Karcinos. The crab. Cancer [3,
p.135].
В голове возникло слово из древнегреческого: Karkinos. Краб. Рак [11,
p.143].
Medical terminology is an important stylistic feature of E.Gilbert’s “The
Signature of All Things”. For the sake of analysis, its corpus has been divided into
the following thematic blocs:
1)
Diseases and symptoms: the French disease [3, p.18] – французская
болезнь [11, p.24], flux [3, p.24] – дизентерия [11, p.31], gout [3, p.26] – подагра
[11, p.33], ague [3, p.26] – малярия [11, p.33]; fevers and chills [3, p.30] –
лихорадка и озноб [11, p.36], common vertigo [3, p.135] – кружится голова [11,
p.143].
2) Medicinal herbs: Jesuit’s bark [3, p.28] – иезуитская кора (footnote supplied
- *хинин [11, p.28]), ipecac [3, p.45] – рвотный корень [11, p.52], digitalis [3,
p.114] – дигиталис (footnote supplied - *другое название – наперстянка [11,
p.122]).
3) Medication: ointments and tonics [3, p.45] – мази и сиропы [11, p.52],
purgative [3, p.46] – слабительное [11, p.52], restorative liquids [3, p.46] –
тонизирующие напитки [11, p.52], tincture of liquid opium [3, p.136] – настойка
жидкого опия [11, p.144].
4) Anatomical nomenclature: gullets and bowels [3, p.46] – sic рот [11, p.52],
rib cage [3, p.149] - sic грудка [11, p.157].
From the etymological point of view, medical discourse is characterized by the
concurrent functioning of Greek, Latin and autochthonic nominations of the objects
and phenomena owing to the universal use of the above-mentioned languages in the
scientific domain. The author’s preference for a specific nomination sometimes may
be explained by the register of communication (formal-informal, oral-written) and
66
vector of the author’s address (image of a potential text’s addressee with his/her
interpretative abilities) [10, p.19].
The vector of the address becomes particularly prominent when the scopes of
collocutors’ background knowledge diverge. T.G.Vinokur points out that “the social
inequality coincides with the structural speech inequality imposed as a dialogue
strategy by an expert and realized as a dependent, reactive role by a lay collocutor”
[9, p.22].
Yu.Yu. Zmeeva applies a wide range of translation transformations; however, in
some cases they result in a terminological variance which, in turn, signals an
intratextual inhomogeneity, i.e. use of several terms for the same notion within one
text. The “tree of fevers” [3, p.5] is first rendered «хинное дерево» [11, p.11], later –
«дерево лихорадочной дрожи» [11, p.34]; an adjective “debilitating” in conjunction
with a noun “fevers” [3, p.33] translated as «лихорадка, подтачивающая силы» [11,
p.39] while in conjunction with a noun “illness” [3, p.34] as «смертельная болезнь»
[11, p.40].
The variance on the level of speech registers is achieved through a range of
stylistic devices used for creating images in the fictional text. Correspondence of the
original and translated speech registers is a pre-requisite for adequacy of the target
text (A person did not fall sick; a person fell ill [3, p.76] – Люди не «хворали», а
«болели» [11, p.82]) while their discrepancy occasions a communicative dissonance
(raising up blood with every cough [3, p.30] – с каждым приступом харкающий
кровью [11, p.36]).
O.O.Karabanova suggests that along with the known causes of translation
transformations (i.e. SL and TL systemic differences, norms, rules of usage, scopes of
background knowledge typical of the SL and TL audience) such factors influencing
the translation as dynamics of the text, its coherence and cohesion, aesthetic potential
must be taken into account [12].
By changing the term’s position in the TL text the translator might attempt to
replace the logical focus of the sentences while at the same time to comply with the
pragmatic norms of the target language. As a rule, the element would gravitate
towards the end-position (theme):
He had permanent agony in one leg from a poorly set broken bone [3, p.54].
Из-за плохо зажившего перелома одна нога мучила его беспрерывно [11,
p.60].
Categorical and morphological transformations would have a pre-determined
nature as they were perceived to be the results of the extant norms of TL (recurrent
fevers [3, p.54] – приступы лихорадки [11, p.60], episodes of dizziness and
distraction [3, p.89] – эпизодические головокружения и рассеянность [11, p.96],
suppression of urine [3, p.136] – прекратилось мочеотделение [11, p.144]):
He was consumptive and pale [3, p.30].
Это был бледный чахоточник [11, p.36].
While rendering the medical terms, Yu.Yu. Zmeeva often resorted to additions
trying to specify the meaning of a generalized abstract unit (impending illness [3,
p.97] – надвигающийся приступ болезни [11, p.104]) or seeking to intensify the
67
emotional-expressive component of meaning (This hurt had been accumulating all
afternoon [3, p.93] - Эта ноющая боль усиливалась весь вечер [11, p.100]).
The group of untransparent transformations whose motivation cannot be traced
comparing isolated segments of SL and TL texts is made up by various metaphorical
and metonymical shifts.
Based on the material of our study, the most prevalent untransparent
transformations turn out the ones based on the “part-whole” conceptual pattern:
He was swollen and pained [3, p.26].
Суставы распухли и болели [11, p.33].
We explain the preponderance of meronymical transformations in the medical
discourse by the holistic perception of the human organism whose elements (organs
and systems) possess their individual characteristics while being interconnected and
interdependent.
The second, equally prevalent, conceptual pattern is “cause-effect”, a throwback
to the idea of medication and its influence on the ailing organism:
They could easily undermine Henry’s dominance of fever trade forever [3,
p.130].
Тем самым они могли навсегда подорвать монополию Генри на рынке
антималярийного порошка [11, p.138].
Some terminological equivalents barely retain any ties with the original. For
instance, the author uses anatomical nominations gullet (пищевод) and bowels
(кишечник) in her description of malaria’s symptoms:
People died in pairs, in families, in clusters of dozens – heaving out sickening
rivers of black sludge from their gullets and bowels on their way to death [3, p.46].
However, in translation both terms are supplanted by a generalized «рот»
which, in our opinion, signals an attempt to stray from the unappealing “naturalistic”
image likely to offend the sensibilities of the target audience:
Люди умирали по двое, семьями и дюжинами, на пути к смерти извергая
тошнотворные струи черной жижи изо рта [11, p.52].
A translator tackling the task of rendering medifiction should discriminately
administer a wide array of translation transformations relying on a specific type of
competence where the referential component predominates. As C.Schäffner
maintains, “source texts written in international English can pose initial
comprehension problems and may require an editing stage” [6, p.98]. Such texts,
while on the one hand a prototypical product of a supra-cultural, technological,
globalized society, require some degree of subject-area competence and insider
knowledge on the part of the translator [7, p.103].
Литература
1. Bakhtin, Mikhail. Discourse in the Novel//The Dialogic Imagination. (Trans.
Caryl Emerson and Michael Holquist)/Mikhail Bakhtin. - Austin: University of Texas
Press, 1981. – P.259-422.
2. Farahzad, Farzaneh, Monfared, Bahareh Ghanbari. Hybridity in Immigration
Literature and Translated Literature/ Farzaneh Farahzad, Bahareh Ghanbari
Monfared.
[Електронний
ресурс]
Режим
доступу:
http://www.translationdirectory.com/articles/article2277.php.
68
3. Gilbert, Elizabeth. The Signature of All Things/Elizabeth Gilbert. –NY:
Viking, 2013. –501 pp.
4. Lull, James. Culture in the Communication Age/ James Lull. - London and
New York: Routledge, 2001. – 240 pp.
5. Neubert, Albrecht. Some Implications Regarding Translations as Hybrid
Texts/Albrecht Neubert//Across Languages and Cultures. –Vol. 2(2). - P. 181-193. [Електронний ресурс] - Режим доступу: www.nytud.hu/folyo/across22.doc.
6. Schäffner, Christina. Globalization, communication, translation/Christina
Schäffner//Current Issues In language & Society. - 1999. – Vol. 6. –P. 93-102.
7. Snell-Hornby, Mary. Communicating in the global village: on language,
translation and cultural identity/ Mary Snell-Hornby//Current Issues In language &
Society. - 1999. – Vol. 6. –P. 103-120.
8. Будасси Э.В. Когнитивные основы использования метафоры в
естественнонаучном популярном журнальном дискурсе/Эльвина Вячеславовна
Будасси//Когнитивная семантика. Материалы ІІ международной школысеминара по когнитивной лингвистике 11-14 сентября 2000 г. – Ч.1.-Тамбов,
2000. – С.220-222.
9. Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты поведения/Татьяна
Григорьевна Винокур. – М.: ЛКИ, 2007. – 178 с.
10. Воробьева О.П. Лингвистические аспекты адресованности
художественного текста: Дис. д-ра..филологических наук: 10.02.19/ Ольга
Петровна Воробьева. - М., 1993. — 407 с.
11. Гилберт, Элизабет. Происхождение всех вещей/Элизабет Гилберт; [пер.
с англ. Ю.Ю.Змеевой]. – М.:РИПОЛ классик, 2013. -512 с.
12. Карабанова О.О. Переводческие трансформации как понятие и явление:
Автореф.дис…канд..филологических
наук:10.02.20/Оксана
Олеговна
Карабанова. – М, 2000. - [Електронний ресурс] - Режим доступу:
http://www.dissercat.com/content/perevodcheskie-transformatsii-kak-ponyatie-iyavlenie.
13. Олейник А. Ю. Переводческие трансформации в текстовом дискурсе
(на материале англо-русского и русско-английского публицистического
перевода): Автореф.дис…канд..филологических наук: 10.02.19/ Андрей
Юрьевич Олейник. – М, 2009. – 20 с.
14.
Суперанская
А.В.
Общая
терминология:
Вопросы
теории/А.В.Суперанская, Н.В.Подольская, А.В.Васильева. – М.:ЛИБРОКОМ,
2012. – 248 с.
69
Шенько М.М.
аспірант кафедри германського, загального та порівняльного
мовознавства Чернівецького національного університету
імені Ю. Федьковича
СТРУКТУРНІ МОДЕЛІ КОНСТРУКЦІЙ ЗІ ЗНАЧЕННЯМ
ПРИПУЩЕННЯ
Висловлення в своєму складі містить граматичний, семантичний і
прагматичний компоненти. Граматичний і семантичний компоненти складають
його номінативну структуру. А прагматичний компонент перетворює речення у
висловлення. З усіх одиниць мовлення тільки речення має здатність бути
інструментом здійснення комунікативних актів [3, с.17].
Тільки речення наділене властивістю виражати судження про щось, що
при співвіднесенні з дійсністю може оцінюватись як істинне чи хибне [2, с.172].
Докладний аналіз засобів вираження суб’єктивної модальності
припущення передбачає їх розгляд не тільки на лексичному та граматичному
рівнях, але й на синтаксичному.
Якщо слова є засобами мови, то конкретне речення кожного разу
твориться в процесі мовлення і є результатом мовленнєвої діяльності
відповідного суб’єкта. В той же час, в основі незчисленної кількості речень,
котрі виникають при кожному окремому акті комунікації, лежить визначена,
незначна кількість структурних схем (моделей). Ці моделі, абстраговані від їх
конкретного лексичного наповнення, є елементами мовної структури.
Речення як одиницю комунікації формує предикативне відношення. За
допомогою цього відношення потенційні мовні засоби актуалізуються в
конкретній ситуації для обміну інформацією між партнерами по комунікації.
Типовою граматичною формою вираження предикативності є відношення
між підметом і присудком (Subjekt-Prädikatbeziehung), функціональне
призначення цього відношення полягає в сполученні ознаки-предиката з його
носієм-суб’єктом. Предикативне відношення відрізняється від інших видів
синтаксичних відношень, в які вступають слова. Воно має динамічний характер
[1, с. 218].
Отже, головними складовими німецького речення є суб’єкт і предикат, два
члени речення, які пов’язані один з одним предикативними синтаксичними
відносинами і виступають в специфічних морфологічних формах: суб’єкт в
формі номінативу (підмет в називному відмінку), предикат – в формі вербум
фінітум (визначена форма присудка) або групи слів з участю вербум фінітум.
Структурна модель є постійним елементом речення, лексичне наповнення –
змінним [1, с. 219].
Синтаксичну структуру вважають поверхневою, формальною. Але реальне
речення існує і функціонує в синтаксичній структурі, котра сама по собі має
цілком визначене граматичне значення. Відтак семантичний зміст речення
завжди отримує мовну інтерпретацію, значення всіх аспектів беруть участь в
оформленні змісту речення, тому зміст висловлення містить завжди більший
об’єм інформації, ніж пропозиція, яка лежить в його основі [4, с. 39]. В системі
70
кожної мови є обмежена кількість моделей, за зразком яких будується
безкінечна кількість речень-висловлень.
Існують два підходи до виділення моделей речення. Перший базується на
суб’єктно-предикатному відношенні як головній фундаментальній операції,
котра конституює речення, але враховує при цьому роль дієслова-присудка як
основного виразника його граматичних категорій. В основі другого підходу
лежить трактування дієслова-присудка як одиничного центру, котрий визначає
всю структуру речення.
Наше структурне моделювання речень базується на суб’єктнопредикатному відношенні.
У процесі дослідження були зформовані наступні структурні моделі
висловлень із значенням припущення:
1) hoffentlich / vielleicht / vermutlich / anscheiend / möglicherweise +
P(Vf)+S(Sub¹/Pron pers¹/indef)
„Hoffentlich nimmt er die Arbeit überhaupt an“, sagte der Vater.
„Muß er“, sagte der Sohn. [6, с. 37]
Vielleicht hat jemand von denen Geburtstag, und sie feiern ein bisschen.
Vermutlich kleidete sie sich jetzt völlig neu ein, und Tim selbstverständlich
auch. [5, c. 16]
2) S(Pron pers¹)+P(Vf denken, fürchten, hoffen, glauben, befürchten, meinen,
annehmen ),…/ das…
„Und von Erdbebendienst ist niemand da? Ich denke, das ist eine Rund-um-dieUhr- Stelle“, sagte der Vater, verwundert und verärgert zugleich. [6, c. 41]
„Ich hoffe, dass wir bald einen erdähnlichen Planeten aufspüren werden.“
„Mit genau diesem Ziel will die Nasa im kommenden Februar ihre Raumsonde
Kepler ins All schießen.“ [6, c. 22]
3) S(Pron pers ¹)+ P(V Fut I/II)
Du wirst froh sein um eine Ausrede“, sagte Roland und lachte. [5, c. 56]
Er wird sich zu ihr ins Bett gemogelt haben.“ [5, c. 52]
4) S(Pron dem)+P(zsg nominales Fut I)+wohl
Das wird sie wohl sein. Entschuldigt die Störung.“ [5, c. 16]
5) S(Pron pers ¹)+ P(V Präs),+ oder nicht?nicht?nicht wahr? oder?
„Du bekommst immer alles, was du möchtest, nicht wahr, Wolf?“
„Fast immer“, schmunzelte er. [5, c. 30]
„Und du bist geschieden, nicht?“ fragte er Roland, und Roland bejahte.
[5, c. 96]
З представлених прикладів бачимо, що побудовані структурні моделі
зазвичай містять у своєму складі лексичні та граматичні маркери епістемічної
модальності припущення: модальні слова, модальні частки, перформативні
дієслова тощо. Доцільним буде проведення кількісного аналізу частоти
вживання цих синтаксичних структур в текстах сучасної німецькомовної
літератури.
Література
1. Адмони В.Г. Теоретическая грамматика немецкого языка: Строй
современного немецкого языка. – M.: Изд-во «Просвещение», 1986. – 321 с.
71
2. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика: Учебное пособие. – М.:
Эдиториал УРСС, 2000. – 352 с.
3. Кострова О.А. Satz und Äusserung: einfach und komplex: Учебное пособие
к спецкурсу по языковой прагматике (на материале современного немецкого
языка). – Самара: Изд-во СамГПУ, 1998. – 84 с.
4. Шишкова Л.В., Смирнова Т.Ю. Синтаксис современного немецкого
языка: Учебное пособие. – М.: Издательский центр «Академия», 2003. – 128 с.
Джерела ілюстративного матеріалу
5. Frank S. Dr. Frank und schöne Verführerin. – Bergisch Gladbach: Bastei
Verlag, 1999 – 225 S.
6. Hohler F. Der neue Berg. – Frankfurt am Main: Luchterhand Literaturverlag,
1989. – 380 S.
Ли Сюелинь (李雪琳)
Студентка IV курса кафедры русского языка
Шаньдунского университета путей сообщения
НАВЫКИ ПЕРЕВОДА НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ТЕКСТА C
РУССКОГО НА КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК
Аннотация:По мере развитии экономики и роста обмена информациями
Китая и России перевод научно-технического текста русского языка всё больше
играет важную роль в научно-технических и культурных сферах. В связи с этим
изучение и исследование перевода научно-технического текста русского языка
имеет значителиное и практическое значение.
Ключевые слова: научно-технический текст русского языка, научнотехнический перевод, навыки перевода.
Характерными особенностями научно-технических текстов русского языка
являются его обобщённость, логичность, точность, отвлечённость и
объективность и вытекающие из этих особенностей ясность и понятность.
Отдельные тексты, принадлежащие к данному стилю, могут обладать
указанными чертами в большей или меньшей степени. Однако у всех таких
текстов обнаруживается преимущественное использование языковых средств,
которые способствуют удовлетворению потребностей данной сферы общения.
Характерные
лингвистические
особенности
научно-технической
литературы русского языка замечаются как в ее грамматике, так и в лексике и
даже стилистике.
1. Основные проблемы перевода научно-технического текста русского
языка
Первая проблема, это применение машинного средства — программ
"переводчиков" при переводе научно-технического текста русского языка.
Методы перевода подразделяются на машинные и ручные. В связи с тем, что на
сегодняшний день в Китае разработано большое количество программ"переводчиков" и существуют сайты, предлагающие услуги перевода текста
онлайн, некоторые пользователи пробуют применить машинные средства для
72
научно-технического перевода текстов. На мой взгляд, не существует еще такой
программы, которая могла бы выполнить перевод на уровне
квалифицированного специалиста. Потому что работа с языком как при
художественном, так и при научно-техническом переводе русского языка не
ограничивается использованием определенного, даже самого широкого словаря
и установленных лингвистических конструкций.
Кроме этого, ещё существуют типичные ошибки при переводе научнотехнического текста русского языка. Сегодня научно-технический перевод в
Китае переживает, мягко говоря, не самые лучшие времена. В наши дни
перевод технических текстов русского языка и документаций становится все
более востребовано от года к году. Растет количество переводческих услуг,
компаний, бюро. И ценится при переводе, зачастую, качество выполненной
работы за максимально короткий срок.
В переводе научно-технической документации и научно-техническоих
публикаций русского языка больше всего ценится единство используемой
терминологии и точная передача смысла. Но независимо от особенностей
переводимого текста и требований заказчика необходимо придерживаться
определенных правил и избегать по крайней мере традиционных ошибок,
которые очевидны, но, как правило, остаются незамеченными из-за нехватки
времени. Среди наиболее часто встречающихся ошибок при переводе научнотехнического текста русского языка представляется возможным выделить 3
вида:
а) Орфографические ошибки. Как правило, орфографические ошибки
являются самыми распространенными среди перечисленных видов. Порой
причину их возникновения не следует искать в неграмотности переводчика, они
могут появляться в результате слишком высокой скорости на первой стадии
перевода, когда основное внимание уделяется адекватной передаче смысла.
б) Смысловые ошибки. Довольно часто сложности возникают при
построении фразы, то есть в определении порядка слов. В научно-технических
текстах русского языка это менее актуально, поскольку структура фиксирована.
в) Стилистические ошибки. Их возникновение связано с неправильным
или точнее неуместным употреблением тех или иных языковых единиц и
конструкций. Прежде всего, выбирая стиль изложения, переводчик должен
четко осознавать, на какую аудиторию ориентирован материал и какие цели
преследуются.
2. Навыки перевода научно-технического текста русского языка
Научно–технические переводы русского языка, в связи с особыми
требованиями, предъявляемыми к ним, требует значительного внимания к
достижению эквивалентности и адекватности перевода с русского языка на
китайский.
Все виды преобразований или трансформаций осуществляемых в процессе
перевода научно-технического текста русского языка можно свести к
нижепоименованным элементарным типам, а именно:
а) Перестановки - это изменение расположения языковых элементов в
тексте перевода по сравнению с текстом подлинника. Элементами, могущими
73
подвергаться перестановке, являются обычно слова, словосочетания, части
сложного предложения и самостоятельные предложения в строе текста.
Например:
В настоящее время проводятся исследования по выращиванию кукурузы,
картофеля, помидоров, риса, табака и других растений, в которые добавлены
человеческие
гены,
способные
бороться
с
теми
или
иными
заболеваниями.(目前,人们在对玉米、土豆、西红柿、大米、烟草等植物的
种植进行研究,人们在这些植物中加入能抵抗某些疾病的人类基因。)
б) Заимствование - наиболее распространенный и многообразный вид
переводческой трансформации. В процессе научно-технического перевода
русского языка замене могут подвергаться как грамматические единицы, так и
лексические, в связи с чем можно говорить о грамматических и лексических
заменах. К грамматическим же относятся следующие типы: замена форм слова,
замена частей речи, замена членов предложения, синтаксические замены в
сложном предложении. Например:
Замена паровых машин двигателями внутренего сгорания обеспечила
гигантский
скачок
в
этом
деле.(内燃机代替了蒸汽机,动力机械制造业实现了一次巨大的飞跃。)
Основными тенденциями перевода неологизмов научно-технических
текстов русского языка является заимствование новых терминов либо их
калькирование. Однако чрезмерное заимствование терминов на сегодняшний
день, к счастью, уступает место лексическим заменам. Несмотря на это, еще
часто встречается необоснованное заимствование уже существующих в
китайском языке терминов или реалий. В этой связи необходимо акцентировать
внимание на наличии в китайском языке варианта перевода и на отсутствии
необходимости заимствования.
в) Добавления. Этот тип переводческой трансформации основан на
восстановлении при переводе опущенных в "уместных слов". Например:
Овладение наукой и техникой требует от нас большого
труда.(掌握科学技术需要我们付出巨大的努力。)
Любая клеточка тела человек, животного, растения содержит в себе
белок.(人体、动物躯体和植物的每个细胞都含有蛋白质。)
г) Опущение - явление, прямо противоположное добавлению. Под
опущением имеется в виду опущение тех или иных "избыточных" слов при
переводе. Например:
На современных военных кораблях тяжёлые и громоздкие паровые
машины уже заменены паровыми турбинами и двигателями внутреннего
сгорания.(在现代军舰上,笨重的蒸汽机已有汽轮机和内燃机取代。)
Таким образом, в процессе исследования были выявлены и
проанализированы основные проблемы перевода научно-технического текста
русского языка, а именно, применение машинного средства и типичные ошибки
74
при переводе научно-технического текста русского языка, в частности,
типичные ошибки включает в себя орфографические, смысловые и
стилистические ошибки.
Также в ходе исследования был сделан вывод о том, что способами
перевода научно-технического текста русского языка являются: перестановки,
заимствование, добавления и опущение.
В заключение можно сказать, что все рассмотренные навыки и методы
перевода научно–технических текстов свидетельствуют о важности изучения
данной темы, и дальнейшего подробного изучения ее со всех сторон.
Список использованной литературы
1. Кудряшова Л. М. Переводческая деятельность органов научнотехнической информации / Кудряшова Л. М. – М.: Высшая школа, 1988. – 531
с.
2. Степанова В.С. Основы научно-технического перевода: Вопросы теории
/Степанова В.С. – М.: Наука, 1989. – 359 с.
3.
再议科技俄语翻译的方法与技巧
[C][Електронний
ресурс]
/程涛//第十四届全国科技翻译研讨会论文汇编,2011 (11)。– Режим доступу:
http://www.docin.com/p-691736563.html
4.
孙玉华
科技俄语
[M]
/
孙玉华,鲁速,刘华荣
–
北京:外语教育与研究出版社,2010(07)。– 260 页。
5. 应云天 俄汉科技翻译 [M] /应云天–北京:高等教育出版社,1986(03)。–
319页。
Чжан Чжэньли
старший преподаватель кафедры русского языка
Шаньдунского университета путей сообщения
О ПРАГМАТИЧЕСКИХ НЕУДАЧАХ В ЯЗЫКОВЫХ АСПЕКТАХ
Мир познается с помощью языка, который передаёт информацию от
одного участника акта коммуникации другому. Одновременно, язык является
носителем культуры в межкультурной коммуникации. Культурные компоненты
явно влияют на язык. Из-за различия в культурах прагматические неудачи
возникают и в языковых аспектах. В употреблении языка, в языковых пластах
тоже отражается влияние культуры. Поэтому прагматические неудачи в
языковых аспектах включают в себя фонетические, лексические,
прагматические неудачи. Кроме этого, ещё и коммуникативные неудачи в
невербальном языке, т. е. соматические коммуникативные неудачи.
1. Фонетические прагматические неудачи
Фонетика — это учение о звуковой стороне языка, наука, изучающая
звуки. В неё входят закономерные чередования звуков, ударение, интонация и
особенность членения звукового потока на слоги и более крупные отрезки.
Фонетикой называется также и сама звуковая сторона языка. Звуковая сторона
75
языка — это необходимая форма существования слов, словосочетаний и
предложений, это материальное выражение, без которого невозможно
существование языка.
В процессе учёбы и общения с людьми нами замечено, что китайские
студенты очень трудно различают шумные согласные и парные им глухие. В
русском языке имеются ряды парных шумных и глухих согласных, например пб, к- г, т- д, и т. д. Если не иметь способность различать эти согласные, то,
возможно, встретить преграду при общении. Вот например, при произношении
слов «базар» и «пожар» некоторые студенты вот так произносят «пазар» и
«позар». Между ними уже нет никакого различия для слушателя. Иногда это
тоже ведет нас к неудачной коммуникации, ведь слушатель не понимает,
именно какое слово произносится. Вот рассмотрим следующее предложение:
Когда я первый раз проходила эту деревню, я заметила большой возле неё.
Это предложение ставило слушателя в тупик. Именно что хочет говорящий
выражать? Поэтому неразличимость произношения может вызвать недоумение
у слушателя.
2. Лексические прагматические неудачи
Лексика, как основной элемент языка, является незаменимым
фундаментом. Когда мы хотим выражать свои мысли, прежде всего, нам надо
выбрать лексику. Выбор слов представляет собой важное звено в
коммуникативной деятельности. Если бы мы выбрали не подходящие слова в
своей речи, то коммуникация стала бы неудачной и нас бы не поняли или бы
это привело нас к недоразумению или смешному тупику. Здесь мы приведём
живой пример из жизни. Однажды некий студент вместе ужинал с
иностранным студентом в ресторане, находящемся очень близко к общежитию
иностранного студента (примерно 3 минуты ходьбы), но очень далеко от
общежития китайского студента (на автобусе более 30 минут). Через 40 минут
после разлуки тот китайский студент заботливо позвонил иностранному
студенту и спросил: Ты доехал? Услышав этот вопрос, его иностранный друг с
трудом сдержал смех и ответил: Да, я доехал, а ты дошёл? Китайский студент
даже не заметил этой шутки и спокойно сказал: Я тоже дошёл. Мы знаем, что
в русском языке существует много слов для выражения данного значения.
Например: дойти, доехать, добраться .... Но между этими словами
существует разница в употреблении. Дойти подчёркивает «пешком.». Доехать
подчёркивает «на каком-то транспорте , на автобусе, лодке или самолёте».
Добраться подчёркивает «с большим трудом». А у нас в Китае только одно
слово, не так детально как в русском языке. Если мы хотим выражать доехать,
надо перед словом добавить. Поэтому данный китайский студент не обратил
внимания на различие данных слов, и возникла такая смешная ситуация.
3. Грамматические прагматические неудачи
Грамматические нормы любого языка отражают особенность мышления
народа, говорящего на данном языке, и являются составляющим компонентом
народной культуры. Целая грамматическая система сложилась не сразу, а
образовалась постепенно с развитием истории и общества данного народа. В
определённой степени в грамматической структуре мы можем узнать
76
психологию и мышление данного народа. В межкультурной коммуникации изза недостатка грамматических знаний о данном языке коммуниканты часто
путаются в чужих грамматических структурах и возникают грамматические
прагматические неудачи.
Например, вопросительные предложения с отрицанием часто
употребляются в китайском и русском языках. Но ответ на эти предложения
отражает разное мышление носителя языка.
Однажды автор данной работы работала переводчиком украинского гостя.
Мы вместе посещали отдел управления дорожным движением, который
находится у подножия горы и природа там очень красивая. Украинский гость
спросил меня: Инна, ты ни разу не была здесь? Я ответила: Да! Он посмотрел
на меня с недоумением и добавил: Ты была или не была? Я с удивлением
ответила: Я не была. Он засмеялся и сказал: Ты неправильно ответила.
Из этого мы узнаем, что ответы на вопросительные предложения с
отрицанием по форме отличается друг от друга в китайском и русском языках.
Данное отличие возникает, возможно, вследствие различий в системе
ценностей. Ведь русские, как и европейцы вообще, дают ответы с точки зрения
своего субъективного отношения и подхода к объективной реальности, а
китайцы дают ответы с учётом прямого реагирования на информацию или
подход, выраженный собеседником, т. е. «признать или не признать данную
собеседником отрицательную мысль». Поэтому китайцы ценят отклик и
сотрудничество между собеседниками, а европейцы ценят своё мнение.
4. Прагматические неудачи в невербальном языке
Всё вышесказанное относится к вербальному языку. На практике в
коммуникации принимает участие и невербальный язык. Ведь люди, говорящие
на разных языках, часто пытаются объясниться друг с другом с помощью
жестов, иногда это им и удаётся. Поэтому невербальное поведение имеет
важные функции в процессе межкультурной коммуникации, однако
используемые символы могут иметь различное значение для участников
взаимодействия. Ведь любой жест, даже самый прозрачный жест, имеет
национальную окраску. Их несовпадение может оказывать влияние на
эффективность интеракции.
В этой части мы проанализируем именно прагматические неудачи в
употреблении невербального языка.
Образ действительности через мышление и сознание неоднозначно
отражается тем или иным народом. По-разному отражается она и в
невербальном языке. В общении китайцев выставление большого пальца вверх
и указательного пальца вперёд выражает число «восемь», но русский этого
жеста не понимает, может быть, он воспринимает данный жест как «пистолет».
Всем известно, что жест «провести рукой по шее» у нас в Китае обозначает
«самоубийство» или «снять голову с плеч». А в русском языке этот жест
обозначает «сыт по горло».
Поэтому китайские русисты, общаясь на русском языке, должны обратить
внимание на употребление жестов, которое соответствует русскому жестовому
77
поведению, в результате чего можно избежать недоразумения, непонимания и
добиться речевого сотрудничества. Это очень важно.
Выводы
Язык является важнейшим средством человеческой коммуникации.
Известно, что язык и культура неотделимы друг от друга. Язык является
носителем культуры, а культура влияет на употребление и развитие языка.
Употребление языка не только должно соответствовать лингвистическим
правилам, но и культурным правилам. Лингвистические правила являются
минимальными условиями для употребления языка в коммуникации, но удача
или неудача межкультурной коммуникации ещё тесно связывается со знаниями
и восприятием культуры данного языка.
Список литературы:
1. Белошапкова В. А. Современный русский язык / Белошапкова В. А. –
М.: Азбуковник, 2002, – 925с.
2. Верещагин Е. М. Язык и культура / Верещагин Е. М., Костомаров В. Г. –
М.: Русский язык, 1990, – 248с.
3. Шанский Н.М. Современный русский язык / Шанский Н.М., Иванов В.
В. – М.: Издательство «Русский язык», 1987, –192с.
4. Кронгауз М. А. Семантика / Кронгауз М. А. –М.: Издательский центр
РГГУ, 2001, – 398с.
5. Матьяш О. И. Что такое коммуникация и нужно ли нам
коммуникативное образование / Матьяш О. И. – Сиб.: Философия, образование,
альманах, 2002 с. 37-47.
6. Пермякова Т. М. Межкультурная коммуникация: Учебное пособие /
Пермякова Т. М. [Перм. ун-т. ] – Пермь: 2001, 120с.
78
ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НАУКИ
Кудрик И.Д.
к.г.-м.н., доцент, зав. кафедрой экологии моря
Ошкадер А.В.
старший преподаватель кафедры экологии моря
Керченский государственный морской технологический университет, г.
Керчь
ПОДЗЕМНЫЕ ВОДЫ И ИХ МЕСТО В СТРУКТУРЕ
ВОДОПОЛЬЗОВАНИЯ КЕРЧЕНСКОГО ПОЛУОСТРОВА
В последние годы наблюдается значительное ухудшение экологического
состояния поверхностных водоемов, что делает практически невозможным их
использование в качестве источников питьевого водоснабжения. В виду
сложившейся ситуации подземные воды выступают в качестве важного
ресурса, который активно используется для водоснабжения во всех отраслях
хозяйства. В мировом масштабе эксплуатация подземных вод составляет
приблизительно 50% потребностей в питьевой воде, 20% - в воде для орошения
и 30% - в промышленных отраслях. Кроме того, в большинстве развитых стран
мира, а также во многих развивающихся странах подземные воды являются
главным, а порой и единственным источником питьевой воды. Так, в Австрии и
Дании доля подземных вод в хозяйственно-питьевом водоснабжении
составляет 100%, в Италии - свыше 90%, в Венгрии - 88%, в Германии,
Швейцарии и Польше - 70-80%, в Греции - свыше 60%, во Франции - 56% и т.д.
[1]
В Украине подземные воды являются важным стратегическим ресурсом
[2]. Их исследованию посвящено большое количество работ таких ученых как
В.В. Гончарук, Н.И. Дробноход, В.М. Шестопалов и др. [3].
Поскольку подземные воды являются ценнейшим природным ресурсом и
составной частью недр, то их использование и охрана подлежат особому
контролю со стороны государства. В нашей стране действует целый ряд
законодательных и нормативно-правовых актов в области водопользования, в
том числе использования подземных вод. Однако, основная часть положений,
закрепленных в законах и государственных программах в области
рационального использования водных ресурсов, носят декларативный характер:
не разработан механизм их реализации и отсутствует финансирование
большинства мероприятий. На практике происходит дублирование функций
органами исполнительной власти, неоднозначное толкование положений
природоохранного законодательства в области водопользования, а также
неэффективное использование бюджетных средств [4]. Все это, в конечном
итоге, приводит к нерациональному использованию водных ресурсов,
истощению водоносных горизонтов и дефициту качественной питьевой воды.
Керченский полуостров является одним из регионов Украины, в котором
на сегодняшний день сложилась крайне сложная ситуация в области
водоснабжения. Основными проблемами водного хозяйства полуострова
79
являются – высокая зависимость от внешнего источника водопользования,
изношенность и несоответствие мощностей систем водоснабжения и
водоотведения,
отсутствие
в
большинстве
населенных
пунктов
централизованного водоснабжения, ухудшение и низкое качества воды,
неудовлетворительное выполнение водозащитных программ и мероприятий.
В целом экологическая ситуация в регионе оставляет желать лучшего. Что
четко фиксируется на карте м-б 1:3000000 «Украина. Техногенная нагрузка на
природную среду», изданной Всеукраинской экологической лигой в 2005 г.,
величина техногенной нагрузки для Керченского полуострова составляет 1,262,1, что соответствует высокой техногенной нагрузке. Уровень техногенной
нагрузки определяется социально-экономической освоенностью, степенью
загрязнения природной среды, антропогенным изменением ландшафтов и т.д.
Понятие социально-экономической освоенности включает: концентрацию
населения, промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта,
освоенности земельного фонда и рекреационная нагрузка. Значение
интегральных показателей социально-экономической освоенности исследуемой
территории составляет 3,6-7,0, что соответствует среднему уровню
освоенности.
По степени загрязнения природной среды район исследования оценен как
чрезвычайно загрязненный, кратность суммарных допустимых величин
(индексы суммарного загрязнения атмосферного воздуха, поверхностных вод,
почв и радиационная загрязнение территории) составляет 5-7.
Антропогенное изменение ландшафтов находится на уровне значения
интегральных
показателей
6,51-7,4,
что
соответствует
сильно
трансформированным ландшафтам.
На
основании
данных
карты
м-б
1:3000000
«Украина.
Антропоэкологический риск», изданной Всеукраинской экологической лигой в
2005 г., территория полуострова оценена как зона повышенного экологического
риска (4*10-2-1,4*10-1) при экологическом потенциале территории ниже
среднего (-2,6 - -6,8). При этом величина экологического потенциала
территории включает величину техногенной нагрузки на окружающую среду,
потенциал устойчивости природной среды, а также степень уязвимости
территории неблагоприятными природно-антропогенными процессами.
Следовательно, на Керченском полуострове сложилась весьма напряженная
экологическая
обстановка,
обусловленная
воздействием
объектов
промышленности, сельского хозяйства, рекреации и т.д.
Керченский полуостров, являясь восточной частью Крымского
полуострова, характеризуется особыми природными и социальноэкономическими условиями [5]. Небольшие площади областей питания
подземных вод, при незначительном количестве атмосферных осадков и
сравнительно сильном расчленении рельефа, не приводят к формированию
значительных запасов пресных вод на полуострове. Они формируются на
ограниченных площадях, непосредственно прилегающих к выходам
водовмещающих пород на поверхность.
80
Современная система водоснабжения полуострова базируется на
использовании сети централизованных и децентрализованных источников, а
также довольно густой сетью одиночных скважин, колодцев и родников,
размещенных, главным образом, в сельской местности. Причем региональной
особенностью водопользования является преобладание подземных источников
водоснабжения.
Подземные воды четвертичных отложений имеют весьма ограниченное
распространение на полуострове. Они маломощны, высоко минерализованы,
залегают на небольших глубинах, в результате чего являются слабо
защищенными и весьма уязвимыми с точки зрения загрязнения. В силу всех
факторов, теоретически, воды четвертичных отложений не пригодны для
использования их в питьевых целях. Однако, поскольку полуостров является
бедным по водообеспеченности, на практике воды этого горизонта активно
используются населением.
Относительно пресные воды с ограниченными запасами киммерийских,
куяльницких отложений и прибрежных морских песков используются в
населенных пунктах, не имеющих централизованного водоснабжения (70%
населенных пунктов п-ва).
Исключительно важное место в водоснабжении полуострова занимают
воды мэотических отложений. Их динамические запасы колеблются от 1,5 тыс.
м3/сут до 13,9 тыс. м3/сут. Однако, в виду их неконтролируемой эксплуатации
наблюдается истощение водоносных горизонтов, ухудшение качества воды и
снижение дебитов отдельных скважин.
Практически все подземные воды полуострова отличаются повышенной
минерализацией [6], которая постоянно растет за счет подтягивания вод со
стороны моря при длительной эксплуатации водоносных горизонтов. Кроме
того, отмечается превышение норм по содержанию солей общей жесткости,
азотсодержащим веществам, хлоридам и сульфатам, что подтверждается
мониторинговыми исследованиями водозаборов, проведенными нами в период
2005-2012 гг.
Таким образом, подземные воды являются особо ценным природным
ресурсом, использование которого в социально-экономической сфере и
главным образом для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения
населения с каждым годом возрастает. Однако, несмотря на такую тенденцию
проблемы водоподготовки, и контроля качества воды подземных источников
водоснабжения на Керченском полуострове остаются нерешенными. В
результате население испытывает дефицит качественной питьевой воды, что в
свою очередь создает угрозу санитарно-эпидемиологическому благополучию
населения. Следовательно, использование подземных вод должно
осуществляться в комплексе с контролем их состояния, доочисткой или
очисткой, а также мероприятиями по их охране. Выполнение вышеуказанных
мер является важным аспектом обеспечения экологической безопасности
данного региона.
81
Литература
1.Подземные воды мира: ресурсы, использование, прогнозы / [под ред.
И.С. Зекцера]; Ин-т вод. проблем РАН – М.: Наука, 2007 – 438 с.
2.
Гончарук В.В. Наука о воде / В.В. Гончарук. – К.: Наукова думка,
2010. – 511 с.
3.
Шестопалов В. Підземні води як стратегічний ресурс / В.
Шестопалов, В. Лялько, В. Гудзенко, М. Дробноход, М. Огняник, Ю. Руденко,
А. Ситников, О. Скальський, А. Сухоребрий, Є. Яковлєв // Вісник НАН
України. – 2005. - № 5. – С. 32-39.
4.
Кудрик И.Д. Анализ законодательства Украины в сфере
водопользования в контексте обеспечения устойчивого развития Керченского
полуострова / И.Д. Кудрик, А.В. Ошкадер // Екологічна безпека. – 2012. - № 1. –
С. 38-42.
5.
Кудрик И.Д. Экологический мониторинг курортно-туристических
ресурсов Крыма: монография / И.Д. Кудрик, Н.И. Ковалев, С.Г. Белявский, Т.В.
Хребтова, А.В. Ошкадер. – Севастополь: изд-во «Черкасский ЦНТЭИ», 2013. –
257 с.
6.
Кудрик И.Д. Комплексная оценка качества питьевой воды
Керченского полуострова в аспекте устойчивого развития региона: монография
/ И.Д. Кудрик, И.Г. Пашкина, А.Ю. Селиван, Т.В. Хребтова. – Львов:
Издательство «Растр-7», 2011. - 96 с.
82
ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИЕ НАУКИ
Кувшинова Ю.А.
студентка 3 курса педиатрического факультета Курского
государственного медицинского университета
Маль Г. С.
д.м.н., профессор, академик РАЕ и РАЕН, зав. кафедрой фармакологии
СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ КЛИНИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ
ЛЕЧЕНИЯ ГИПЕРЛИПИДЕМИИ ОМАКОРОМ И СИМВАСТАТИНОМ
У БОЛЬНЫХ ИБС С ПОСТИНФАРКТНЫМ КАРДИОСКЛЕРОЗОМ В
СОЧЕТАНИИ С НАРУШЕНИЕМ РИТМА
Сердечно - сосудистое заболевание (ССЗ) - лидирующая причина
смертности во всем мире. По прогнозам экспертов, количество смертей от ССЗ
в мире возрастет за счет увеличения смертности среди мужского населения
планеты до 24,2 млн к 2030 году. Среди заболеваний системы кровообращения
максимальное распространение имеют атеросклероз и связанные с ним
осложнения.
Разработка и внедрение в клиническую практику в конце 80-х годов
прошлого века ингибиторов синтеза общего холестерина (ХС) - статинов,
позволили существенно повлиять на негативные показатели, связанные с
высокой смертностью от ССЗ.
Представляет интерес исследование препаратов, которые обладают как
антиаритмическим действием, так и нормализуют липидный обмен,
осуществляя профилактику развития атеросклероза как причины ишемической
болезни сердца (ИБС). Одними из таких препаратов являются ω3
полиненасыщенные жирные кислоты.
Омакор - единственный из зарегистрированных в России рецептурный
препарат омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК).
Цель работы: провести сравнительный анализ клинической и
фармакоэкономической эффективности коррекции гиперлипидемии (ГЛП)
омакором и симвастатином у больных ИБС с постинфарктным
кардиосклерозом (ПИКС) в сочетании с нарушениями ритма.
Для решения поставленной цели требовалось решить следующие
задачи:
1.
Оценить влияние омакора и симвастатина на липидный спектр у
больных ИБС с постинфарктным кардиосклерозом в сочетании с нарушениями
ритма.
2.
Изучить клиническую эффективность вторичной профилактики
аритмий омакором у больных ИБС с постинфарктным кардиосклерозом в
сочетании с нарушениями ритма.
Материалы и методы: Под наблюдением находилось 90 мужчин в
возрасте от 51 до 59 лет (55,1+4,8) с ИБС постинфарктным кардиосклерозом и
первичной ГЛП на фоне нарушений ритма.
83
Для изучения эффективности гиполипидемических препаратов в
коррекции ГЛП согласно рандомизации были сформированы 3 группы лиц:
одна с диетическим и две - с фармакологическим вмешательством,
сопоставимые между собой по возрасту и стратификационным признакам.
В процессе проведения шестимесячного наблюдения оценивалась
эффективность гиполипидемической терапии через 8, 16. 24 недели терапии. В
группе омакора антиаритмический эффект оценивался через 4, 8, 12, 24 недели
терапии. В группе симвастола антиаритмический эффект оценивался после 14
недельного курса терапии.
Анализ исходных показателей системы ЛП показал, что средние уровни
ХС и ТГ сыворотки крови, которые служили критериями отбора, были
сопоставимы во всех рандомизированных группах с учетом фенотипа ГЛП.
Уровень ХС колебался от 4,98±0,31 до 7,53±0,59 ммоль/л, а уровень ТГ
варьировал от 3,36±0,9 до ±1,64 ммоль/л. Во всех группах содержание ХС
ЛПВП варьировало от 0,76±0,23 до 1±0,2 мг/дл.
Результаты проведенных исследований показали, что у больных ИБС с IV
и IIБ типом ГЛП под влиянием 8-недельной фармакотерапии симвастолом
выявил положительные изменения во всем спектре ЛП, но следует отметить,
что целевой гипотриглицеридемический эффект был достигнут у 15,3%
больных с IIБ типом ГЛП и 11,7% - при IV типе ГЛП, в связи с чем создавалась
необходимость продолжения коррекции статинами II поколения (симвастол, 20
мг/сут) до 16 или 24 недель.
В тоже время гипотриглицеридемический эффект у этих же больных в
результате фармакологической коррекции омакором в суточной дозе 4 г,
обеспечивших достижения целевого уровня ТГ при изолированной ГЛП – 17,6
%, при сочетанной ГЛП – 23,5 %, а целевые значения ЛПВП были достигнуты у
64,7% больныхс IV типом ГЛП и 29,4% - с II Б типом ГЛП.
Это позволило уже продемонстрировать приоритетность выраженного
гипотриглицеридемического эффекта омакора по сравнению с симвостатином.
К 16 неделе наблюдения монотерапии симвостатином позволило достичь
целевого уровня ещё у 13,5% при IV типе ГЛП и у 17,5% при IIБ типе ГЛП.
А при коррекции омакором в дозе 4 г в сутки за 16 недель целевого уровня
ТГ достигли 17,6% при IV типе ГЛП, при IIБ типе ГЛП-32,5%.
В связи с этим представлялось интересным оценить возможность усиления
выраженности гиполипидемического эффекта в исследуемых группах за счет
увеличения сроков лечения до 24 недель.
Продолжение курсовой 24-недельной терапии симвастатином целевой
гипотриглицеридемический эффект у больных ИБС с ПИКС и нарушением
ритма наблюдался у каждого 4 пациента при IV типе ГЛП и более чем у
каждого 4 при IIБ типе ГЛП.
В эти же строки наблюдения омакором когорта пациентов достигших
целевого уровня ТГ была дополнена ещё каждым 4 при IV типе ГЛП и каждым
3 пациентом при IIБ ГЛП.
Особый интерес нашего исследования был сфокусирован на возможности
регистрации антиаритмической атаки омега – 3 – ПНЖК, на примере омакора.
84
Таким образом анализ изменений количества эпизодов наджелудочковых
нарушений ритма на фоне приема омакора выявил следующее: после 8
недельного курса терапии удалось снизить количество наджелудочковых
экстрасистол на 49,3%, эпизодов бигеминии на 63,5%, тригеминии на 83,7%,а
при эпизодах желудочковых нарушений ритма после 8 недельного курса
терапии удалось снизить количество желудочковых экстрасистол на 63,7%,
эпизодов бигеминии на 80,3%, тригеминии на 99,1% .
Во время проведения сравнительного анализа эффективности выявлено,
что антиаритмический эффект более выражен при воздействии на
желудочковую экстрасистолию.
Дальнейшее изучение воздействия омакора на выраженность как
желудочковой так и наджелудочковой экстрасистолии после 12-и недельной и
24 недельной терапии показало нарастание антиаритмического эффекта.
Количество наджелудочковых экстрасистол уменьшилось на 49,9%,
желудочковых экстрасистол на 66,4%.
Выводы:
1. 24-недельная коррекция гиперлипидемии симвастатином (20 мг/сутки)
детерминировала достижение целевого уровня холестерина у 48,7% больных,
холестерин липопротеидов низкой плотности - у 39,4%, триглицеридов - у
28,7% больных ИБС с ПИКС и нарушением ритма на фоне IIБ типа
гиперлипидемии. Достижение целевого уровня триглицеридов у больных с IV
типом гиперлипидемии отмечалось в 23,1% случаев, благодаря чему
определена роль симвастатина как гипохолестеринемического препарата при
мягкой и умеренной гиперхолестеринемии.
2. Фармакологическая коррекция ω-3 полиненасыщенными жирными
кислотами в течение 24 недель обеспечила достижение целевого уровня
триглицеридов в 26,60% случаев при IV типе гиперлипидемии и в 35,30% - при
IIБ
типе
гиперлипидемии,
чем
подтвердила
стартовую
гипотриглицеридемическую позицию ω-3 полиненасыщенных жирных кислот
при различных типах гиперлипидемии у больных ИБС с ПИКС и нарушением
ритма.
3. Фармакотерапия ω-3 полиненасыщенными жирными кислотами в
течение 24 недель больных ИБС с ПИКС и ГЛП с различными типами
экстрасистолии, способствовала снижению количества желудочковых
экстрастистол на 49,9%, а наджелудочковых – на 66,4% (по результатам
Холтеровского мониторирования), что обусловило возможность использования
ω-3 полиненасыщенных жирных кислот у больных ИБС с ПИКС и ГЛП на фоне
клинически значимой экстрасистолией.
Литература
1. Ардаматский, Н.А. Атеросклероз: настоящее и будущее / Н.А.
Ардаматский. - М.: Медицина, 2000.- 67 с.
2. Аронов, Д.М. Лечение и профилактика атеросклероза / Д.М. Аронов. М.: Триада – Х, 2000. - 412 с.
3. Бибикова, М.В. Перспективы и применение статинов / М.В. Бибикова //
Фарм.вестн. – 2003. - №4. - С.30.
85
4. Васильева А.Д. Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты в
профилактике и лечении атеросклероза // Русский Медицинский Журнал. 2007.
- №9. - С. 752-757.
5. Всероссийское научное общество кардиологов. Диагностика и
коррекция нарушений липидного обмена с целью профилактики и лечения
атеросклероза. - М., 2004.- 17 с.
6. Черпаченко Н.М., Дробкова И.П., Жданов В.С. Влияние статинов на
содержание липидов в интиме аорты человека при атеросклерозе по данным
компьютерной морфометрии//Кардиология, 2008г.-№5.-С.4-9.
7. Balk EM, Lichtenstein AH, Chung M et al. Effects of omega-3 fatty acids on
serum markers of cardiovascular disease risk: a systematic review. Atherosclerosis.
2006 Nov;189(1):19-30.
8. Carney RM, Freedland KE, Rubin EH, et al. Omega-3 augmentation of
sertraline in treatment of depression in patients with coronary heart disease; a
randomized controlled trial. JAMA 2009;302:1651-7
9. Daviglus ML, Stamler J, Orencia AJ, Dyer AR, Liu K, Greenland P, Walsh
MK, Morris D, Shekelle RB. Fish consumption and the 30-year risk of fatal
myocardial infarction. N Engl J Med. 1997; 336: 1046–1053.
10. Hojo Y. Expression of matrix metalloproteinases in patients with acute
myocardial infarction / Y. Hojo, U. Ikeda, S. Ueno et al. // Jpn. Circ. J. 2001.-Vol.
65.-P. 71-75.
11. Levine, G.N. Cholesterol reduction in car¬diovascular disease: clinical
benefits and possible mechanisms / G.N. Levine, J.F. Keancy, J.A. Vita // N. Engl. J.
Med. - 1995. - Vol. 332. – P. 512-521.
12. MultiNeuron, neural simulator and its medical applications / A.G. Borisov,
S.E. Giev, S.E. Golovenkin et al. // Modelling, measurement & Control C. – 1996. –
Vol. 55, N1. – P. 1 – 5.
13. NilsenD., Harris W. n-3 Fatty acids and cardiovascular disease // American
Journal of Clinical Nutrition. 2004. - Vol. 79. - P. 166-168.
14. Sekikawa A., Curb J.D., Ueshima H., et al. Marine-derived n-3 fatty-acids
and atherosclerosis in Japanese, Japanese-American, and white men: a cross-sectional
study // J Am Coll Cardiol. - 2008. - Vol.52. - P.417-424.
86
АРХИТЕКТУРА
Матвіюк О.В.
аспірант кафедри архітектури та середовищного дизайну НУВГП
ЕВОЛЮЦІЯ ТА СУЧАСНІ ФУНКЦІОНАЛЬНО-ПРОСТОРОВІ
СТРУКТУРИ БУДІВЕЛЬ УНІВЕРСИТЕТСЬКОИХ БІБЛІОТЕК
Уявлення про те, що бібліотека - це приміщення для зберігання
документів, відноситься до найдавніших (донаукових) проявів бібліотечної
думки. Воно відображено в етимології слова бібліотека, яка в перекладі з
грецького означає книгосховище. Сучасна форма написання цього слова
вживається принаймні, з кінця XV ст.. Вона зустрічається в Геннадіївській
біблії 1499. Проти слова бібліотека на полях рукопису зазначений слов'янський
переклад "книжковий дім". У різних алфавітниках XVII ст. слово бібліотека
тлумачиться аналогічним чином: бібліотека - будинок книжковий, або
книгосховище; бібліотека - двір друкованих книг, книжкова кліть, книжкова
палата (кімната) і т.п. [1, c.41]. ] Слід відзначити, що грецьке слово "тека" має
значення місце знаходження, ємкість для приміщення, зберігання чого-небудь.
Поняття приміщення включає в себе і поняття обладнання, бо спочатку
ємкістю, в яку містилися книги, були спеціальні посудини або корзини, скрині і
т.п., тобто фактично елементи обладнання. Спеціальне приміщення для фонду
знадобилося пізніше. Бібліотекарі вважали себе основною фігурою в усіх
питаннях, що стосуються матеріально-технічної бази бібліотек. У 1891 р. на
конференції Американської бібліотечної асоціації в Сан-Франциско були
прийняті "Пункти угоди між бібліотекарями щодо бібліотечної архітектури", де
встановлювалося, що будь-які бібліотечні архітектурні проекти повинні бути
схвалені бібліотечним співтовариством США. Це викликало заперечення
зодчих, і Ч. Кеттер висунув тезу про архітектуру як природного ворога
бібліотекаря [3, c.227].
З середини XV століття у зв'язку з винаходом книгодрукування і
загальним розвитком культури виникають нові і швидко ростуть
університетські бібліотеки (Сорбонни, Празького, Гейдельберзького та ін.)
Книга стає найважливішим елементом навчання в університеті: викладач читав
книгу , а студент слухав. Коли книги стали приковувати ланцюгами до
спеціально виготовленим пультам, ними змогли користуватися і студенти.
Поступово склалася і структура бібліотеки, що складалася з двох частин - так
званої «великої бібліотеки» і «малої бібліотеки». Перша була читальнею,
книгами з якої можна було користуватися тільки на місці. Так, у Паризькій
Сорбонні було 26 пультів з прикутими до них ланцюгами книгами . При цьому
деякі книги видавалися тільки професорам. Друга частина бібліотеки
призначалася для зберігання дублетів , які можна було брати під заставу
додому. У 1338р. в бібліотеці Сорбонни згідно каталогу малося 1720 книг , 300
з яких були приковані ланцюгами у «великій бібліотеці » [2].
Архітектурі бібліотек приділено велику увагу в роботах російських
вчених. Відомий бібліотекознавець Б.Ф. Володін [2] багато років вивчає
питання історичної еволюції бібліотек. Величезний внесок у дослідження
87
архітектури та організації бібліотечного середовища внесли такі вчені як Ф.Н.
Пащенко [4] і Л.З. Амлінський [5,6]. Особливої уваги заслуговує дослідження
А.Б. Паперно [ 7 ] , який у своїй кандидатській дисертації « Питання організації
і проектування бібліотек вищих навчальних закладів ( на прикладі бібліотек
багатогалузевих вузів)» (1968р.) розглянув особливості бібліотечного
обслуговування, побудови бібліотечної мережі, а також основні питання
організації і проектування центральних наукових бібліотек вузів і їхніх філій.
Багато сучасних дослідників (Альошин Л.І [8], Амлінський Л.З. [5,6] та ін.) у
своїх роботах відзначають тенденції до розширення функцій сучасної
бібліотеки. Ці процеси властиві всім типам бібліотек. Але в силу своїх
функціональних особливостей університетська бібліотека, окрім традиційних
функцій збору, зберігання і розповсюдження інформації, набуває функції
комунікативного, інформаційного, освітнього, науково-дослідного та
культурного центру[9].
Університети відносяться до числа найбільших вузів з найбільш складною
функціональною організацією . Даний тип вищих навчальних закладів здійснює
підготовку за найбільш широкому спектру напрямів (спеціальностей) , реалізує
програми післявузівської освіти , веде фундаментальну і прикладну науково дослідну діяльність у різних галузях знань , активно сприяє вихованню нових
поколінь вчених і педагогів. Таким чином , бібліотеки університетів , мають
складнішу функціональну структуру в порівнянні з бібліотеками інших типів
вузів [9].
Університетські бібліотеки можуть розміщуватися на території
університетського містечка (кампусу) або в міській забудові . При розміщенні
університету на території кампусу бібліотека зазвичай проектується в центрі,
поблизу від навчальної та житлово-побутової зон. Центральну наукову
бібліотеку університету слід розташовувати в прямій пішохідної доступності
від студентських гуртожитків та навчальних корпусів. Необхідно враховувати
взаєморозташування бібліотеки з іншими центральними установами вузу (
головний корпус , будівлі адміністрації , конгрес - центр , лабораторні корпуси і
т.д.). З довколишніми корпусами бажані зв'язку за допомогою переходів.
Виконує акумулятивні функції накопичення та зберігання інформаційних
ресурсів у рамках університету та університетської інформаційної мережі.
Володіє розвиненим книгосховищем від 2 до 5 млн. одиниць зберігання і
потужним базами електронного зберігання, як правило, комп'ютерне
обладнання розміщується в спеціальних закритих блоках - серверних .
Характер накопичуваної інформації обмежений тематичними рамками
освітніх програм університету . Пріоритетні тематичні відділи переважають,
мають відкритий доступ до матеріалів і займають більшу частину площ
зберігання в будівлі.
Прикладом вигідного розташування в університетському кампусі є
бібліотека університету ім. О. Гончара у м. Дніпропетровськ (рис.1)
88
Рис.1.
Наукова
бібліотека
університету
ім.
О.Гончара
м.
Дніпропетровськ, арх. А.Г.Новіков, Л.С.Супонін, Н.І.Ушаков. (фото О.В.
Матвіюка )
На семи поверхах будівлі розташовуються, книгосховище на три мільйони
томів, каталоги, читальні зали для професорсько-викладацького складу та
студентів, актова зала на 200 місць, абонементи учбової та художньої
літератури, наукової літератури, відділи довідково-бібліографічний, науковометодичний, спецфонду та рідкісної книги, зал періодики та нових надходжень,
зал аудіовізуальних засобів і службові приміщення. Загальна площа будівлі 16,6
тис. квадратних метрів. Проектом передбачено вільне планування приміщень,
що дозволяє змінювати їх габарити за рахунок перестановки технологічного
обладнання. Будівля розташована в центрі кампусу, має хорошу доступність і
служить композиційним акцентом у забудові.
Рис.2.
Наукова бібліотека Харківського політехнічного університету м. Харків.
Загальний вигляд
(фото О.В. Матвіюка )
Нова будівля бібліотеки Харківського політехнічного університету
з’єднана безпосередньо з приміщеннями старої бібліотеки, та навчальним
корпусом. Будівля бібліотеки включає шість поверхів сховища і п'ять поверхів
зони обслуговування. Фонд бібліотеки - 1,5 млн книг. У новому приміщенні
працюють абонементи іноземної і наукової літератури і два абонементи
навчальної літератури. При всіх абонементах є читальні зали, оснащені
комп'ютерами. В новій бібліотеці впроваджені сучасні технології, зокрема 89
радіочастотна ідентифікація. Книги, які знаходяться у відкритому доступі,
будуть мати радіомітки, що не дозволить винести їх за межі будівлі. Для
зручності читачів на першому поверсі є комп'ютерні панелі, що дозволяють
замовити книгу за електронним каталогом. На п'ятому поверсі є зал
електронних ресурсів. Електронна база бібліотеки включає 6 тис. примірників
книг, які можна використати в електронному вигляді в повному варіанті. Тут
можна працювати з базами, які доступні за IP-адресами.
При розміщенні центральної наукової бібліотеки університету у
сформованій міській забудові пріоритетним вимогою залишається
наближеність бібліотеки до навчальних будинкiв та гуртожиткам і зручність
пішохідних і транспортних зв'язків з ними [9]. Ділянка забудови під будівлю
бібліотеки повинна забезпечуватися зручними транспортними під'їздами,
надземними і підземними автостоянками. Прикладами розташування
університетських бібліотек в ситуації міській забудові служать бібліотеки
університетів Познані і Гельсінкі (рис3).
Рис. 3. Бібліотека університету в Гельсінкі (Фінляндія), арх. Anttinen Oiva
Architects,
2010
р.
Загальний
вигляд,
розташування
в
місті
(http://www.archdaily.com)
У разі розміщення структурних підрозділів університету в різних частинах
міста (що характерно для багатьох випадків історичного розвитку навчального
закладу в умовах міської забудови) зазвичай використовується розвинена
мережа бібліотек-філій. Велика кількість напрямів підготовки також
призводить до необхідності створення мережі бібліотек-філій в структурі
кампусу. Дуже важливим є наявність при університетській бібліотеці
видавничого сектору. Оскільки університет є дослідницьким центром, в якому
постійно проводиться наукова інформація (дисертації, статті, монографії,
збірники статей і т.д.) і навчальні посібники, бажана організація їх видання при
бібліотеці. Університетські бібліотеки в даний час набувають роль великих
вузлів у світовій інформаційній мережі. Будівлі бібліотек, як матеріальне
втілення таких вузлів, повинні відповідати складним соціальним функціям, які
на них покладаються.
90
Бібліографія
1. Кузнецов П.С. О форме слова "библиотека" // Этимолог. исслед. по рус.
яз. М., 1960. Вып. 1. С. 39—45.
2. Володин Б. Ф. Всемирная история библиотек. – СПб.: Профессия, 2002.
– 351 с.
3. Гаврецкий Д. Сотрудничество библиотекаря с архитектором //
Библиотековедение и библиогр. за рубежом. 1959. Вып. 2. С. 225—231.
4. Пащенко Ф.Н. Архитектура и строительство библиотечных зданий /
Ф.Н. Пащенко. – М.: Гос. арх. изд-во Акад. Архитектуры СССР, 1941. – 296 с.
5. Амлинский Л.З. Композиционно-планировочные решения и
техническое оснащение научных библиотек / Л.З. Амлинский. – Киев: Наукова
думка, 1988. – 295 с.
6. Амлинский Л.З. Научные библиотеки информационного общества:
организация и технология / Л.З. Амлинский. – СПб.: Профессия, 2008. – 200 с.
7. Паперно А.Б. Вопросы организации и проектирования библиотек
высших учебных заведений (на примере библиотек многоотраслевых вузов):
дис. … канд. архитектуры / А.Б. Паперно; Ленинградский инженерно - строит.
ин-т. – Ленинград, 1968. – 203 с.
8. Алешин Л.И. Проектирование зданий библиотек: учеб.- практ. пособие
/ Л.И. Алешин. – М.: Либерея бибинформ, 2008. – 240 с.
9. Особенности архитектурно-планировочной организации библиотек
современных университетов [Електронний ресурс] / Г.Н.Черненко
//«Архитектон: известия вузов» № 32 Декабрь 2010 - Режим доступу:
http://archvuz.ru/2010_4/3
Смолінська О.Е.
аспірант кафедри архітектури та середовищного дизайну
Національного університету водного господарства та
природокористування
ТИПИ КОМПОЗИЦІЙНИХ СТРУКТУР ДЕРЕВ’ЯНИХ ЦЕРКОВ ВОЛИНІ
ХІХ – ПОЧАТКУ ХХ СТ.
Величезна кількість дерев’яних храмів, що збереглися на території
історичної Волині як наслідок перебування краю у складі Російської імперії, на
перший погляд видаються дуже подібними між собою, а тому, на думку деяких
дослідників, маловартісними з мистецької точки зору. Однак серед двох сотень
досліджених зразків дерев’яної храмобудівної спадщини даного регіону двох
однакових церков не виявлено. Таким чином, у даній роботі буде здійснена
спроба розкрити повноту і різноманіття архітектурно-композиційного
вирішення дерев’яних церков Волині ХІХ – початку ХХ ст.
Нагадаємо, що територіальні рамки історичної Волині фактично
співпадають з адміністративним кордоном колишньої Волинської губернії. З
точки зору сучасного адміністративно-територіального устрою, Волинь
охоплює територію нинішньої Волинської та Рівненської областей (крім
91
Зарічненського району), північні райони Тернопільської та Хмельницької
областей і західну частину Житомирської області.
Внаслідок другого (1793 р.) і третього (1795 р.) поділів Польщі Волинь
увійшла до складу Російської імперії. Зрозуміло, що за зміною геополітичного
устрою регіону послідували зміни й у церковно-будівничій справі. Будівництво
сакральних споруд на території самодержавної імперії було одним з
найважливіших умов існування та розповсюдження православ’я. У цьому
процесі активну участь брали і населення, і офіційні церковні органи.
Починаючи з правління Миколи I, осмислення національної ідеї
розглядалося з позиції повернення до витоків Російської державності. Так, в 30х роках ХІХ ст. з наказу імператора Миколи І його придворний архітектор
Костянтин Тон розробив атлас взірцевих проектів церков, що відповідали
особливостям давнього російського церковного зодчества. За основу
архітектурного вирішення таких проектів було взято храми московської
архітектурної школи XVI –XVII століть. За цими зразками потрібно було
будувати храми на теренах всієї імперії [1]. Ця обставина стала головною
причиною так званої «шаблонної» храмової архітектури Волинського краю.
Об’ємно-просторове вирішення церковних споруд згідно з альбомом
зразкових проектів варіюється від простої форми дерев’яної каплички так
званого «хатнього типу» до складної структури кам'яного п’ятиглавого храму
[2]. Виявлені пам’ятки дерев’яного церковного зодчества Волині ХІХ – початку
ХХ ст. дають підстави стверджувати, що крім запропонованих варіантів
об’ємно-планувального вирішення церков, опрацьованих столичним
архітектором К. Тоном, в процесі будівництва на місцях створювалися нові
унікальні зразки композиційних структур.
Головним типом дерев’яних храмів, що будувалися в краї протягом ХVІІ –
ХVІІІ ст., був тризрубний з одним або трьома верхами. Поряд із церквою
традиційно розташовувалася невелика дзвіниця. Однак в ХІХ ст. на території
історичної Волині з’являється новий різновид храму – з прибудованою до
чолового фасаду дзвіницею, що відповідає російській традиції. При цьому
кістяк планувальної структури залишається незмінним: три зруби бабинця, нави
і вівтаря, почергово розташовані вздовж осі схід-захід.
Найпростішою і найменш поширеною є група храмів дахового або
хатнього типу. Серед виявлених храмів хатнього типу – однозрубні (дво-,
тридільні) та двозрубні (дво-, тридільні) церкви (рис. 1). Багато з них мають
автономні дзвіниці (с. Самари, с. Стара Вижівка, с. Цир Волинської обл.),
менше церков представлені з надбудованою (с. Острів Рівненської обл.) чи
прибудованою дзвіницею (с. Острівці Рівненської обл.). Особливістю цієї групи
церков є продовгуватий в плані об’єм, накритий двосхилим дахом, увінчаний на
гребені невеликою банькою або декоративною маківкою.
92
Рис. 1. Група храмів хатнього типу: а) безверхий однозрубний дводільний; б)
безверхий однозрубний тридільний; в) одноверхий однозрубний з прибудованою
дзвіницею; г) безверхий двозрубний дводільний; д) одноверхий двозрубний з
надбудованою дзвіницею.
Досить широко представлені церкви тризрубної композиції типу
«корабель» (рис. 2). Така планувальна схема передбачає три зруби бабинця,
нави і вівтаря, розташованих вздовж осі захід-схід. Зруб нави у плані
квадратний або наближений до квадрату та дещо вищий і ширший. Часто до
північної і південної стін вівтаря прибудовувалися додаткові зруби ризниці та
паламарні. Ця група храмів включає безбанні та однобанні споруди.
Рис. 2. Група храмів тризрубної композиції: а) безверхий тризрубний
тридільний; б) безверхий тризрубний з прибудованою дзвіницею; в) одноверхий
тризрубний; г) одноверхий тризрубний з прибудованою дзвіницею; д) одноверхий
(з 4-ма декоративними маківками) тризрубний з прибудованою дзвіницею.
Тризрубні безверхі церкви, як правило, накриті різновисокими дахами. В
цьому випадку церковна зала завершується чотирисхилим (пірамідальним)
дахом, увінчаним по центру декоративною маківкою та підшитим в інтер’єрі
підвісною стелею (с. Мошків, с. Аршичин, с. Добривода, с. Лючин Рівненської
обл.). Іноді конструкція даху ускладнюється невеликим декоративним заломом.
(с. Кримне Волинської обл.). Досить часто головна нава має у плані квадратну
форму зі скошеними кутами, в такому випадку центральна частина церкви
накривається восьмигранним дахом (с. Болязуби Тернопільської обл.).
Відомий історик російського мистецтва, знавець церковного зодчества
І.Е. Грабар у своїх працях виділяє кілька типів дерев’яних храмів, зокрема
«клітські», «шатрові» (наметові), «кубоваті», «ярусні», «багатоглаві».
Дерев’яний храм, в основу якого покладена конструкція «восьмерик на
четверику», автор називає «ярусним» і повідомляє, що до Росії він прийшов з
України і поширився на нових територіях в кінці XVII ст. [3]. Тож, взаємовплив
російських та українських традицій у церковній архітектурі є очевидним.
93
Тризрубні одноверхі церкви з прибудованою до чолового фасаду
дзвіницею (с. Буща, с. В. Любаша Рівненської обл., с. Н. Вишнівець
Тернопільської обл., с. Середня Деражня Житомирської обл.), зведені на Волині
протягом ХІХ – на початку ХХ ст., стали другим за популярністю типом
храмів, привнесених сюди зі столиці Російської імперії. Урізноманітнення
композиційного вирішення таких церков здійснювалося за рахунок певних
прийомів пропорціонування, а також використання оригінальних елементів та
деталей, які рідко повторювалися в оздобленні решти храмів.
Заборона будувати церкви в «малоросійському стилі», що надійшла зі
столиці імперії в 1803 р. [4], далеко не завжди і не скрізь досягала своєї мети.
Тому в місцях, віддалених від губернського міста Житомира, народ завзято
дотримувався своїх улюблених форм і як і раніше будував тризрубні одноверхі
церкви волинського типу з автономно розташованою дзвіницею (с. Липки
Рівненської обл., с. Метельне Волинської обл.). Також було виявлено кілька
однобанних храмів п’ятизрубної композиції, збудованих в традиціях місцевої
волинської школи (с. Устечко Тернопільської обл., с. Сокіл Волинської обл.).
Найбільшу частку дерев’яних православних храмів, збудованих на Волині
протягом досліджуваного періоду, складають однобанні церкви п’ятизрубної
хрещатої композиції (рис. 3) з прибудованою до західного фасаду дзвіницею
(м. Дубровиця, Рівненської обл., с. Бовсуни Житомирської обл., с. Мізюринці
Тернопільської обл. та ін.). Таких будівель було виявлено близько сотні, що
становить половину від загальної кількості досліджених храмів ХІХ – початку
ХХ ст. Особливістю цієї групи церков є планувальна схема, подібна до форми
латинського хреста, коли рамена бічних зрубів і вівтаря мають приблизно
однакову довжину, а зруб притвору дещо видовжений по осі схід-захід.
Рис. 3. Група храмів хрещатої п’ятизрубної композиції: а) одноверхий
п’ятизрубний; б) одноверхий п’ятизрубний з прибудованою дзвіницею; в)
одноверхий п’ятизрубний з прибудованою дзвіницею і 2-ма декоративними
баньками над бічними раменами; г) одноверхий п’ятизрубний з прибудованою
дзвіницею і 3-ма декоративними баньками над бічними раменами та вівтарем; д)
одноверхий (з 4-ма декоративними маківками) п’ятизрубний з прибудованою
дзвіницею.
Найменш поширеною є група хрещатих дев’ятидільних церков (рис. 4).
Крім звичних п’яти зрубів, згрупованих на перехресних осях, тут з’являються
прибудови між раменами просторового хреста. Як правило, такі храми увінчані
94
масивною банею над головною навою, а прибудови завершуються
декоративними баньками (с. Бугрин, с. В. Мидськ Рівненської обл.).
Рис. 4. Однобанний дев’ятизрубний храм із 4-ма декоративними баньками
над міжраменними прибудовами.
Використання «взірцевих» проектів на новоприєднаних територіях
жорстко регламентувалося з боку держави. Будівництво за «взірцями» було чи
не єдиною можливістю зведення церков в умовах перебування Волині у складі
Російської імперії. Але, незважаючи на існуючий ряд обмежувальних настанов,
певні можливості для прояву творчості у зодчих були. Рекомендовані зразки
трансформувалися відповідно до побажань замовника, сформованих місцевими
традиціями та художнього смаку теслярів-виконавців. Таким чином, нині ми
маємо численну і розмаїту групу дерев’яних храмів, які варто досліджувати
задля подальшого збереження цієї спадщини.
Список використаної літератури:
1.
Маслов Л. Дерев’яні церкви Холмщини та Підляшшя / Леонід
Маслов. – Краків: Українське Видавництво, 1941. – С. 4.
2.
Атлас планов и фасадов церквей, иконостасов к ним и часовен,
одобренных для руководства при церковных постройках в селениях / Издание
Святейшего Синода. – М.: Синодальная типография, 1911. – 50 с.
3.
Грабарь И. Э. История русского искусства. – Т. 1: Архитектура. ДоПетровская эпоха. – М.: Изд-во И. Кнебеля, 1910. – С. 414.
4.
Жилюк С.І. Російська православна церква на Волині (1793-1917 рр.)
/ С.І. Жилюк. – Житомир: Журфонд, 1996. – С. 15.
5.
Плужников В.И. Типология объёмных композиций в культовом
зодчестве конца XVII — начала XX в. на территории Брянской области //
Памятники русской архитектуры и монументального искусства: Стиль,
атрибуции, датировки / В.И. Плужников. – М.: Наука, 1983. – С. 157-198.
6.
Грабарь И.Э. Главные типы великорусского деревянного храма /
И.Э. Грабарь, Ф.Ф. Горностаев. – Режим доступу: http://www.portalslovo.ru/art/35834.php.
95
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
Аймедов К.В.
д.мед.н., заведующий кафедры социальной помощи,
общей и медицинской психологии
Одесского национального медицинского университета
Кривоногова О.В.
к.психол.н., ассистент кафедры социальной помощи,
общей и медицинской психологии
Одесского национального медицинского университета
ОСОБЕННОСТИ ВЛИЯНИЯ ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ
НА ЄМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ
Изучение детско-родительских отношений является чрезвычайно важным
как для понимания факторов, влияющих на становление личности ребенка, так
и для организации психолого-педагогической практики. О значимости данной
проблемы свидетельствует тот факт, что многие авторитетные психологические
теории, такие, как психоанализ, бихевиоризм или гуманистическая психология,
не обошли вниманием эту проблему, рассматривая взаимоотношения родителей
и ребенка как важный источник детского развития [1-6].
Таким образом, климат в семье, гармоничный стиль семейного воспитания,
зрелое отцовство и материнство являются важным условием всестороннего
гармоничного развития личности ребенка [3, 5].
Объектом
данного
исследования
выступали
индивидуальнопсихологические особенности детей младшего школьного возраста, а также
особености детско-родительских отношений в семьях обследованных.
Предметом исследования было влияние разных типов детско-родительских
отношений на эмоционально-волевую сферу детей младшего школьного
возраста.
Целью работы было определение специфических индивидуальнопсихологических особенностей, проявляющиеся у детей младшего школьного
возраста в результате влияния разных типов детско-родительских отношений.
Для проведения исследования исследования были отобраны 60 детей
младшего школьного возраста (6-8 лет). Также проводилось анкетирование и
тестирование группы родителей младших школьников, из них 58 были отцами,
60 – матерями. Возраст родителей – 25 – 42 года. Исследование проводилось в 4
этапа: I этап - проведение анкетирования родителей младших школьников с
целью определения характера взаимоотношений в семье; II этап- определение
типа детско-родительских отношений в семьях обследованных детей; III этапраспределение детей на 4 группы: ОГ1 - воспитанные в конфликтных семьях,
ОГ2 - воспитанные в семьях с нарушением детско-родительских отношений,
ОГ3 - воспитанные в конфликтных семьях с нарушением детско-родительских
отношений, КГ - воспитанные в гармоничных семьях; IV этап - исследование и
сравнение особенностей эмоционального состояния младших школьников ОГ1,
ОГ2, ОГ3, КГ.
96
В результате исследования были получены следующие результаты.
В большинстве обследованных семей (60%) имели место дисгармоничные
типы воспитания: гипопротекция – 13% случаев; доминирующая
гиперпротекция – 22% случаев; потворствующая гиперпротекция – 12%;
эмоциональное отвержение – 5% случаев; воспитание в условиях жестоких
взаимоотношений – 3%; повышенная моральная ответственность – 5% случаев.
По данным, полученным в результате проведения тестирования у 40%
родителей отмечалась тенденции к принятию собственного ребенка.
«Авторитарная гиперсоциализация» отмечалась в 22% семей, тенденции
создания симбиотических отношений с ребенком - 18%, «Маленький
неудачник» - 8%, «Кооперация» - 7% опрошенных, тенденции к отвержению
ребенка в семье - 5%.
Во всех основных группах обследованных младших школьников
наблюдалось наличие следующих негативных тенденций: незащищенность;
тревожность; недоверие к себе; чувство неполноценности; враждебность;
конфликтность, фрустация; трудности общения; депрессивность.
Индекс агрессивности младших школьников, которые вошли в состав ОГ1
и ОГ2 от 0 до 1, что говорит о склонности к открытому агрессивному
поведению. Индекс агрессивности младших школьников в составе ОГ3
колеблется от1 до 3, т.е. наблюдается явная тенденция к открытому выражению
агрессии на внешнем плане.
В
результате
проведенного
экспериментально-психологического
исследования ввыявлено, что дисгармоничное семейное воспитание и
нарушения взаимоотношений в семье негативно влияют на личность детей,
воспитывающихся в таких семьях.
Разработанный и апробированный комплекс психодиагностических
методик, а также данные, полученные в результате исследования, окажутся
полезными для практики психологического консультирования детей, а также
семейного консультирования, позволят разработать эффективную программу
психологической поддержки семей младших школьников.
Литература
1.
Навайтис Г. Тайны семейного (не) счастья. / Г. Навайтис.− М.,
Воронеж: МОДЭК, 1998. − 176 с.
2.
Овчарова Р.В. Справочная книга школьного психолога. / Р.В.
Овчарова. − М.: Просвещение, 1993. – 256 с.
3.
Сатир В. Как строить себя и свою семью / В. Сатир; пер. с англ. Е.В.
Новикова, М.А. Макарушкина. − М,: Педагогика-Пресс, 1992. − 192 с. − ISBN
5-7155-0284-5(CCCP), ISBN 5-7155-0031-5(США).
4.
Тащёва А.И. Использование насилия в семье: Доклады
конференции / А.И. Тащёва. – Ростов-на-Дону, 1996. – С. 23-30.
5.
Целуйко В.М. Психология неблагополучной семьи / В.М. Целуйко.
− М.: Владос, 2003. – 301с.
6.
Чей я — мамин или папин? / [С.К. Нартова-Бочавер, М.И.
Несмеянова, Н.В. Малярова, Е.А. Мухортова]. − М.: МЦНМО, 1995 – 392с.
97
Бахвалова А.В.
Студентка факультету психології
Київського національного університету ім. Тараса Шевченка
ІНТЕРНЕТ-ЗАЛЕЖНІСТЬ У СУЧАСНОЇ МОЛОДІ
Наука і розвиток – це два поняття, які майже стали синонімами у
сучасному світі. Вони нерозривно пов’язані та логічно продовжують одне
одного. Цей цикл зумовлює появу нових винаходів, закономірностей та
відкриттів, і перехід суспільства на новий етап розвитку. Тому головним
завданням будь-якої науки залишається вирішення тих питань, які є
актуальними саме зараз.
Як і будь-яка інша наука, психологія повинна вирішувати проблеми
людини ХХІ сторіччя. А однією з найвідоміших «хвороб» нашого часу є
інтернет-залежність, яка виникла та поширилась серед людей саме через
розвиток високих технологій, які тепер є доступними навіть для дитини.
Вперше про інтернет-залежність як про розлад заговорив Айвен Голдберг
у 1995 році, хоча дослідження даного феномену почалися роком раніше (Янг,
1994) . Можна по-різному сприймати даний вид аддикції (від англ. «addiction» залежність): як захворювання, моду, явище ХХІ століття, захоплення (схоже із
читанням книг), соціальну проблему тощо.
Інтернет-залежність має декілька різних, хоча й не суперечливих
трактувань. По-перше, це прагнення спілкуватися з іншими [2], часто у
результаті нездатності задовольнити цю потребу в реальному житті чи
незадоволення наявними соціальними контактами; по-друге, така залежність
може пояснюватися як пізнавальна діяльність [5], пошук інформації на рівні з
читанням; по-третє, це втеча від реального життя [1], від своїх проблем,
обов’язків, або, як це ще називають, «ескейп» («escape» - від англ. «втеча»); почетверте, інтернет-залежність також може бути відображенням інших
психічних розладів у людини [Ошибка! Источник ссылки не найден.] тощо.
Цікавим залишається той факт, що в інтернет-залежності фізіологічний
компонент повністю відсутній (на відміну від алкогольної/наркотичної
залежності, яка є так званою «хімічною» залежністю), проте психологічний
виявляється особливо яскраво і часто тягне за собою як наслідок соціальну
дезадаптацію [4].
Щоб проаналізувати ситуацію розвитку інтернет-залежності (як частину
феномену кіберзалежності) у сучасної молоді, автором було проведене
невелике дослідження (вибірка складалась з близько двадцяти людей) зі
студентами віком 18-20 років, які є найактивнішими інтернет-користувачами
насьогодні. Актуальність даної теми зростає з кожним роком, тому вже існує
велика кількість робіт [3], присвячених їй. Дане дослідження, безперечно, не є
новим за своєю метою, проте відрізняється обраним інструментарієм. Для
зручності та швидкості проходження була обрана методика скрінінгової
діагностики комп’ютерної залежності Юр’євої та Больбот. Декілька слів про
неї.
98
Юр’єва та Больбот, на основі критеріїв діагностики комп’ютерної
залежності Айвена Голдберга (1996), розробили свою методику для діагностики
кіберзалежності [6]. Вона складається з 11 питань, на які пропонується
відповісти досліджуваному і, таким чином, провести невеликий самоаналіз. Для
кожного з питань є чотири варіанти відповіді: «Ніколи»(1)1, «Рідко»(2),
«Часто»(3), «Дуже часто»(4). Ця методика була запропонована в онлайн-режимі
двадцяти студентам КНУ. Відповіді зараховувалися анонімно (для досягнення
валідності результату), вказувалися лише стать та вік.
Перш ніж приступити до огляду отриманих результатів, ознайомимося з
інтерпретацією, яку пропонують Юр’єва та Больбот. Якщо досліджуваний
набирає до 15 балів включно, то ризик розвитку комп’ютерної залежності у
даної особи відсутній; якщо результат знаходиться в діапазоні 16-22 бали, то
можна говорити про захоплення, «прилипання» до залежності, так званий
«аттачмент» (з англ. «attachment» - прив’язаність, відданість); 23-37 балів –
існує ризик розвитку комп’ютерної залежності, можна навіть говорити про
першу стадію розвитку даної аддикції; більше 38 балів показують чітку
наявність залежності, тому такій людині необхідна психологічна допомога.
Розглянемо отримані від студентів (середній вік досліджуваних 19 років)
результати:
1)
середній результат 22,5
20,3
бали,
що
вказує
на
22
захоплення, «прилипання» молоді
21,5
до комп’ютерів та, як наслідок,
21
ризик
виникнення
у
них
20,5
залежності;
20
2)
розподіл
результатів
19,5
залежно від статі поданий у
19
діаграмі 1 нижче
18,5
18
Діаграма 1
17,5
Бачимо, що юнаки віддають
Жінки
Чоловіки
перевагу комп’ютеру у більшій
мірі, ніж дівчата. Цікаво, що у
дослідженнях Шотторн [Ошибка! Источник ссылки не найден.] були
отримані аналогічні результати:
залежністю
від
комп’ютера
22,5
найчастіше
страждають
22
високоосвічені чоловіки.
21,5
3)
залежно
від
віку
21
отримані наступні показники (див.
20,5
діаграму 2)
20
19,5
Діаграма 2
19
18,5
18 років
1
19 років
20 років
У дужках вказані відповідні бали за дані варіанти
99
Найвищі показники мають досліджувані віком 20 років. Можливою
причиною такого підйому є більший досвід у користуванні технікою або
звикання до комп’ютера як до обов’язкової частини життя/навчання.
Це невелике дослідження було спрямоване на виявлення у молоді
кіберзалежності й показало, як результат, наявність стійкого аттачменту, тобто
«прив’язаності» у них до комп’ютерів та інтернету зокрема. До такого виду
залежності особливо схильні юнаки, що може бути пов’язано з тим, що вони
встановлюють контакти з оточуючими менш активно, ніж дівчата, та, загалом,
надають менше значення реальному спілкуванню. Саме тому вони можуть
«компенсувати» потребу у комунікації за допомогою інтернет-ресурсу та
соціальних мереж. Іншою причиною розвитку залежності у юнаків може бути
їх зацікавлення технікою та бажання освоїти її на найвищому рівні. Тим не
менш, жінки, хоча й менше схильні до кіберзалежності, проте також мають
результат на рівні «захоплення»/ звикання до комп’ютера.
Результат, пов’язаний із віком, інтерпретувати складніше. Можливо,
варто звернути увагу на вік, коли досліджувані пішли у школу (шість або сім
років) та почали освоювати новітні технології та комп’ютер зокрема, і чи був у
них взагалі такий шкільний предмет. Тому чітких висновків з цього приводу ми
зробити не можемо.
Загалом, висновком може слугувати отримана статистика: молодь має
середній результат кіберзалежності. Він не дорівнює нулю і не можна сказати,
що ризик розвитку аддикції як психічного розладу відсутній, проте можна
стверджувати, що даний показник (20,3) не сягає першої стадії залежності, коли
вже потрібні певні профілактичні заходи.
Література
1.
Баранов А.Е. Интернет-психология/ А.Е. Баранов. – М.: РИОР:
ИНФА-М, 2012. – С.209-221.
2.
Белинская Е.П. Информационная социализация подростков: опыт
пользования социальными сетями и психологическое благополучие /
Е.П.Белинская // Психологические исследования. – М., 2013. – Т. 6, № 30. – С.
5.
3.
Венедиктова А. В. Исследование интернет-аддикции и ее
социально-психологической значимости в студенческих группах /А.В.
Венедиктова// – Психологическая наука и образование. – 2007. – №5. – С. 228236
4.
Войскунский А. Е. Актуальные проблемы зависимости от
интернета / А.Е.Войскунский // Психологический журнал. – М., 2004. – Т. 23, №
1. – С. 90-100.
5.
Психологические исследования феномена интернет-аддикции / А.Е.
Войскунский // Вторая Российская конференция по экологической психологии.
Тезисы (Москва, 12-14 апреля 2000 г.) / М.: Экопсицентр РОСС, 2000. - С. 251253.
6.
Юрьева Л.Н. Компьютерная зависимость: формирование,
диагностика, лечение и профилактика. Монография / Юрьева Л.Н., Больбот
Т.Ю. – Днепропетровск: Пороги, 2006. – С. 138-141.
100
Камнева Н.А.
кандидат психологических наук, старший преподаватель Тамбовского
государственного университета им.Г.Р. Державина, Россия
СТИЛИ РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В КОНФЛИКТНЫХ СЕМЕЙНЫХ
СИТУАЦИЯХ
В статье обсуждаются результаты исследования, в которых относительно
устойчивая модель изучения стиля речевого воздействия в конфликтной
семейной ситуации.
Получены, данные позволили сделать вывод, что актуальными и особенно
важными становятся психологические исследования стиля речевого
воздействия в конфликтной семейной ситуации, позволяющие вскрывать
закономерности конфликтного поведения в семье.
Ключевые слова: «семейный конфликт» и «стиль речевого воздействия в
конфликтной семейной ситуации».
На современном этапе развития психологии нарастает тенденция к
проведению
комплексных,
системных
исследований,
в
которых
функционирование речи рассматривается в условиях реальной жизни, в
структуре общения и взаимодействия людей. В данном случае внимание
концентрируется на особенностях речи, направленных на обеспечение
взаимодействия людей в общении. Одной из областей, в которой речевое
воздействие играет первостепенную роль как действия, связанного с
намерениями, желаниями, отношениями [1], является ситуация конфликта.
Речь, речевая коммуникация является одним из основных каналов, по которому
осуществляется воздействие, что, заставляет обратить особое внимание на
конкретные приемы и способы речевого воздействия в ситуации семейного
конфликтного взаимодействия.
Необходимость исследования коммуникативного аспекта продиктована и
логикой развития психологической науки, поскольку без анализа речевого
общения, знания о личности и ее свойствах, а также о закономерностях
установления и регулирования межличностных, в том числе, конфликтных
отношений будут неполными и односторонними. Следовательно, одна из целей
исследования состояла в анализе процесса речевого воздействия супругов в
семейном конфликте, выделении стилей речевого воздействия в конфликтных
ситуациях, корреляции речевых стилей со стилями поведения в конфликте, а
также выявлении личностных и ситуационных коррелятов данных стилей.
Стиль речевого воздействия понимается нами как система ближайших
коммуникативных целей и способов их достижения в процессе конфликтного
взаимодействия. При этом единицей анализа речевого коммуникативного
поведения выступает речевой акт – речевое высказывание, реализующее
некоторую цель (просьба, вопрос, сообщение, угроза и т.п.). Такое
представление стиля речевого воздействия коррелирует с подходом (изучение
ближайших коммуникативных целей и способов их достижения), активно
развивающимся в последние годы, позволяющим анализировать речевую
активность в контексте жизни и жизнедеятельности человека.
101
Как показано в исследовании В.В. Латынова [2], стиль речевого
воздействия характеризуется относительной устойчивостью, что проявляется в
связи стиля воздействия с чертами личности, особенностями межличностной
перцепции, процессами самооценивания, известной пластичностью, не являясь
жесткой системой. В связи с этим можно полагать, что в зависимости от
ситуации семейного конфликтного взаимодействия носитель стиля довольно
существенно будет модифицировать свое речевое поведение, сохраняя, однако
в известных пределах присущую стилю специфичность.
Проблема стилей речевого воздействия изучалась в психологии конфликта
в разных аспектах, с применением разнообразных методов [3]. Как указывалось
ранее, основой конфликта является воспринимаемое различие интересов,
мнение о том, что текущие стремления сторон не могут быть достигнуты
одновременно [11].
Каждый конфликт состоит из определенных действий, часто реализуемых
в речевой форме. Его участники могут угрожать, требовать, просить, создавать
коалиции, идти на уступки и совершать еще множество других действий. При
всем разнообразии их можно объединить в несколько общих стилей, стратегий
или классов.
Значительное влияние на речевое коммуникативное поведение человека
оказывает ситуация, в которой он находится [5]. О значимости ситуации
взаимодействия говорят и результаты исследования Б. Еммонса и Е. Диннере:
характер связи личностных качеств и переживаемых эмоций изменяется в
зависимости от типа ситуации (навязанная – свободно выбранная) [10, Р. 375].
Внутри любой отдельной социальной, в том числе и конфликтной
ситуации, человек существенно варьирует свое речевое поведение для
достижения локальных целей. Показано, что такая цель, как, например,
сокрытие информации о себе реализуется с помощью набора тактик,
затрагивающих качество передаваемой информации и спектр обсуждаемых тем
[7]. Оценка ситуации взаимодействия с точки зрения ее выгодности является
ведущим фактором, детерминирующим выбор общей линии воздействия,
стремление же создать благоприятное представление о себе влияет уже на
выбор конкретных тактик воздействия [9].
Важную роль в модулировании речевой коммуникации внутри ситуации
играют сложившиеся межличностные отношения [8]. В качестве одного из
ведущих факторов, влияющих на речевое поведение выделяется параметр
«близость-отдаленность». Этот параметр рассматривается как при
исследовании межличностных отношений [4], так и при анализе социальных,
включая и конфликтные ситуаций [6].
Помимо межличностных отношений значительное воздействие на
структуру и динамику речевой коммуникации оказывают индивидуальные
особенности говорящего.
Литература
1. Гусева Л.П. Текстовая организация высказываний со значением
самоутверждения в речи подростков. – М., 2002. – 287 с.
102
2. Латынов В.В. Стили речевого воздействия в конфликтных и
нейтральных ситуациях: дис. … канд. психол. наук. – М., 1993. – 139 с.
3. Латынов В.В. Психологический анализ речевых актов // Первые
Международные Научные Ломовские Чтения. Тезисы докладов. – М., 1991. – С.
96-97.
4. Обозов Н.Н. Психология межличностных отношений. − Киев. 1990. –
234 с.
5. Романина
Е.Ф.
Психологические
особенности
проявления
индивидуально-типического в группах разного типа: Автореф. дис. … канд.
психол. наук. – М., 1981. – 23 с.
6. Argyle M., Henderson M. The rules of relationships // Understanding personal
relationships. Ed. by S. Duck, D. Perlman. – London: Sage Publications, 1985. – P.
63-84.
7. Berger C.B., Kellermann K. Personal opacity social information gathering:
explorations in strategic communication // Communication research. – 1989. – № 16.
– Р. 314-351.
8. Bradac J.J., Mulac A., House A. Lexical diversity and magnitude of
convergent versus divergent style shifting; perceptual and evaluative consequences //
Language and Communication. – 1988. – Vol. 8. – Р. 213-228.
9. Clark R.A. The impact of self-interest and desired liking on selection of
persuasive strategies // Communication Monographs. – 1979. – Vol. 46. – Р. 257273.
10.
Emmons B.A., Diener E. An interactional approach to the study of
personality and emotion // Journal of Personality. – 1936. – Vol. 54. – Р. 371-384.
11.
Furnham A., Argyle L. The Psychology of social situations. – Oxford:
Pergaroon Press., 1981. – 265 р.
Пісоцький О. П.
доцент кафедри психології Ніжинського державного університету імені
Миколи Гоголя
ОСОБЛИВОСТІ ЕМОЦІЙНОГО ІНТЕЛЕКТУ СТАРШОКЛАСНИКІВ
Проблема емоційного інтелекту пов’язана із проблемою інтелекту та його
ролі в особистісного розвитку. У поєднанні із емоційною сферою розумові
здібності впливають на успішність гностичної діяльності, сприяють адаптації
особистості в соціумі. Емоційний інтелект є одним із компонентів
інтелектуального потенціалу особистості.
Г. Айзенк вказує на той факт, що інтелект існує у вигляді біологічного,
психометричного і соціального інтелектів. Він зазначає, що «соціальний
інтелект слугує цілям соціальної адаптації» [1,с. 112]. Власне ідея емоційного
інтелекту і виникла з поняття соціальний інтелект, який досліджували як
зарубіжні (Дж. Гілфорд, Д. Майєрс, Г. Оллпорт, Е. Торндайк, В. Шьерн та ін.)
так і вітчизняні вчені (Ю.М.Ємельянов, В. Куніцина та ін.). Емоційний інтелект
(у перекл. з англ. Emotional intelligence) – група ментальних здібностей, які
сприяють усвідомленню й розумінню людиною емоцій, як власних так і інших
103
людей. У якості основних його складових більшість науковців виділяють:
самооцінку, самоконтроль, емпатію, навички стосунків і мотивацію [2, с. 17].
Люди з високим рівнем емоційного інтелекту добре розуміють свої емоції і
почуття інших людей, можуть ефективно керувати своєю емоційною сферою, і
тому в суспільстві їхня поведінка більш адаптивна і вони легше досягають своїх
цілей у взаємодії з оточуючими. Емоційний інтелект можна розвивати в будьякому віці, але особливо актуальним є його розвиток в період ранньої юності,
коли актуалізуються «процеси переструктурування інтелекту» [4,с. 5], які
підносять інтелектуальний потенціал особистості на якісно новий щабель
розвитку. Інтелектуальний потенціал – «динамічне утворення, що складається
із взаємопов’язаних між собою якісних компонентів структури інтелекту:
теоретичний інтелект, вербальний інтелект, практичний інтелект, формальний
інтелект, соціальний інтелект, емоційний інтелект, професійний інтелект» [3, с.
16]. Відповідно, цікавим є зв’язок емоційного інтелекту з навчальнопрофесійною діяльністю старшокласників. Метою статті є аналіз особливостей
емоційного інтелекту старшокласників у контексті їх навчальної діяльності.
Основою методики для дослідження особливостей емоційного інтелекту у
період ранньої юності були: опитувальник Н.Холла, який спрямований на
з’ясування особливостей компонентів у структурі емоційного інтелекту
особистості: емоційна обізнаність, управління емоціями, самомотивація,
емпатія та розпізнання емоцій інших людей; опитувальник Д.В.Люсіна «ЕмІн»,
що вимірює два аспекти емоційного інтелекту особистості – міжособистісний і
внутрішній; опитувальник «Шкала самооцінки» (С. Ковальов); анкета «Мій
емоційний інтелект», спрямована виявити особливості емоційного інтелекту у
процесі вивчення іноземної мови.
Експериментальне дослідження було проведено впродовж 2012 – 2014 рр.
на базі Городнянської ЗОШ І – ІІІ ст. № 2. Ним було охоплено 38 учнів з 10 - 11
класів, серед яких 28 юнаків та 12 дівчат віком від 15 до 17 років.
Отримані нами емпіричні дані свідчать, що найважче досліджуваним
юнакам і дівчатам контролювати власну поведінку, бути внутрішньо
мотивованими, що дозволило б їм налаштуватися й організовуватися на
професійне навчання та майбутню професійну діяльність. На одні й ті самі
ситуації життєдіяльності юнаки й дівчата з різними рівнями емоційного
інтелекту реагують протилежними за знаком емоціями. Це свідчить про те, що
емоційний інтелект створює позитивне або негативне ставлення до навчання.
У переважної більшості досліджуваних показники емоційного інтелекту
наближаються до показників середнього рівня розвитку. Такі результати
старшокласників дозволяють їм контролювати власну зовнішню активність, як
у навчальній діяльності, так і в спілкуванні. Рівень емоційного інтелекту, який є
близьким до середніх значень, характеризується переважанням внутрішнього
над зовнішнім рівнем емоційного вираження, високим рівнем виявлення
самоконтролю, позитивним ставленням до себе як суб’єкта життєдіяльності та
спілкування, високим рівнем самооцінки.
Високий рівень розуміння чужих емоцій – 31%, досліджуваних, низький та
дуже низький рівні характерні, відповідно, для 14% та 23% старшокласників, а
104
18% - мають дуже високу здатність розуміти емоційний стан людини за
допомогою міміки та жестикуляцій. Показники по шкалі «керування чужими
емоціями» мають такий розподіл: нижче середнього рівня – 41%, низький
рівень – 23%, високий рівень – 18 % та дуже низький і дуже високий – по 9 %.
Тобто більшості старшокласникам є досить складно впливати на емоції інших
людей. Складність розуміння власних емоції також є характерним для
досліджуваних. У процентному відношенні бачимо такий розподіл: дуже
низький, низький та середній рівні – відповідно 23%, 23% і 41%. Керування
власними емоціями мають також переважаючий низький та нижче середнього
рівні – по 27%. Більш позитивними є показники рівнів контролю експресії –
середній рівень (31%) та високий (27%) рівні. Як бачимо, показники розвитку
емоційного інтелекту не є високими у більшості досліджуваних.
Порівнюючи показники міжособистісного й внутрішньоособистісного
аспектів емоційного інтелекту, відмічаємо, що міжособистісний емоційний
інтелект має найбільшу процентну кількість 27%, що відповідає середньому
рівні. Іншими словами для особистості помірно характерними є емпатія,
толерантність, комунікабельність, відкритість та діалогічність. По 23% мають
юнаки низький та високий рівні. Щодо показників внутрішньоособистісного
емоційного інтелекту, то низький рівень властивий для 27%, середній – для
23% та високий – для 31% досліджуваних.
За шкалою самооцінки, як компоненту емоційного інтелекту можемо
відмітити, що цей елемент є найбільш розвиненим: 32% старшокласників
мають високий рівень самооцінки і 68% юнаків мають середній рівень
самооцінки. Тобто ці учні самодостатні, поважають себе, правильно реагують
на зауваження та рідко сумніваються у свої діях. Зазвичай такі юнаки добре
навчаються, адже вони орієнтовані на соціальні досягнення та успіх. Тому
емоційний інтелект, на нашу думку, опосередковує позитивне або негативне
відношення старшокласників до навчання.
Вивчення іноземної мови має враховувати емоційний стан
старшокласників, який суттєво впливає на ефективність навчання. Позитивний
настрій групи, похвала оточуючих, зосередження на позитивних якостях
особистості сприяють досягненню поставлених цілей. Тому розвиненість
емоційного інтелекту у період ранньої юності має неабияке значення для
педагога, що має враховувати його під час організації взаємодії із
старшокласниками.
Методика викладання та вивчення іноземної мови має базуватися на
принципах, які описують нинішній стан учня у період ранньої юності. Це
принципи експериментування, відкритості, відвертості довіри та емоційності.
Знання особливостей емоційного інтелекту старшокласників надзвичайно
важливі, оскільки дозволяє налагодити належний зворотній зв’язок, який є
підґрунтям до засвоєння іноземної мови.
Висновки. Емоційний інтелект є одним із чинників особистісного
зростання старшокласників. У період ранньої юності відбувається розвиток
його основних компонентів у навчальній діяльності. Показники емоційного
інтелекту наближаються до середніх значень, що дозволяє старшокласникам
105
контролювати власну зовнішню активність, як у навчальній діяльності, так і в
спілкуванні. Вивчення іноземної мови у старших класах має ґрунтуватися на
особливостях емоційного інтелекту. Перспективами подальших досліджень є
вивчення взаємозв’язків емоційного інтелекту із мотивацією професійної
діяльності та з’ясування його особливостей у студентської молоді.
Література
1.
Айзенк Г. Ю. Интеллект: новый вигляд/ Г. Ю. Айзенк // Вопросы
психологии. – 1991. - №1. – С. 111 – 129.
2.
Носенко Е. Л. Емоційний інтелект: концептуалізація феномену,
основні функції / Е. Л. Носенко, Н. В. Коврига. – К.: Вища школа, 2003. - 126 с.
3.
Пісоцький О. П. Когнітивний стиль як чинник розвитку
інтелектуального потенціалу майбутнього практичного психолога: автореф.
дис. на здобуття наук. ступеня канд. психол. наук: спец. 19.00.07 “Педагогічна
та вікова психологія”/ О. П. Пісоцький. – К., 2008. – 21 с.
4.
Смульсон М. Л. Психологія розвитку інтелекту. Монографія
/М. Л. Смульсон. – К.: Нора – Друк, 2003. – 298 с.: Бібліогр.: с. 253 – 279.
О.В.Сазонова,
кандидат психологічних наук, доцент
Національний університет «Львівська політехніка»
СПІВВІДНОШЕННЯ ДОМІНУЮЧИХ КОПІНГ-СТРАТЕГІЙ, РІВНЯ
ТРИВОЖНОСТІ ТА САМООЦІНКИ УЧНІВ
Розв’язання актуальних завдань сучасної освіти, зокрема середньої
загальноосвітньої школи, оптимізація навчально-виховного процесу передбачає
врахування різних чинників, вагоме місце серед яких посідають соціальнопсихологічні, що пов’язані із урахуванням індивідуально-психологічних
особливостей людей.
Ефективність адаптації людини до вимог важкої, екстремальної ситуації
(дійсної чи уявної) відображено в понятті копінг-поведінки, під якою розуміють
активні, переважно свідомі зусилля особистості, що застосовуються в ситуації
загрози, та спрямовані на опанування важкою ситуацією. Копінг дозволяє
людині забезпечувати підтримку здоров'я та благополуччя, а може сприяти їх
руйнуванню.
Уміння справлятися з важкими ситуаціями, виробляти при цьому широкий
набір конструктивних способів подолання стресу, – є важливим показником
рівня розвитку особистості. Тому важливим є вивчення копінг-механізмів у
дітей та підлітків.
Проблема копінг-поведінки відносно недавно стала розроблятися в
сучасній психології. Вперше поняття «сoping» було введено А. Маслоу [1]. Про
важливість вивчення способів поведінки у важких життєвих ситуаціях або
копінг-поведінки свідчать численні дослідження зарубіжних та вітчизняних
авторів (Лазарус Р., Фолькман С. [2], Д. Амирханом [3], Мерфі Л., Пере М.,
Річардс М., Ялтонский В.М., Сирота Н.А., Анциферова Л. І., Нартова - Бочавер
С.К. та ін.). Ці дослідження були спрямовані на розуміння ролі, характеру дій і
106
впливу копінг-стратегій і копінг-ресурсів на адаптацію людини в складних
стресових умовах. Ряд досліджень був спрямований на кількісні та якісні
виміри механізмів копінг-поведінки (Хейм Е.). У вітчизняній психології
вивчення поведінки людини в стресі вивчалася в основному в контексті
подолання экстремальнах ситуацій. Серед психологічних наукових праць слід
відзначити таких дослідників, як Склень О.І., Сивогракова З.А., в яких
підкреслюється роль формування копінг-поведінки в різних сферах професійної
діяльності.
Науковий інтерес психологів до проблеми поведінки людини в складних
життєвих ситуаціях останнім часом зростає, проте дослідження, що аналізують
розвиток конструктивних копінг-стратегій дітей та підлітків представлені
недостатньо. Знання особливостей механізмів копінг-поведінки, що лежать в
основі формування стресостійкості дітей та підлітків, допоможе будувати більш
цілеспрямовані програми вироблення ними продуктивних копінг-стратегій,
спрямованих на підвищення адаптаційного потенціалу і збереження копінгресурсів особистості.
Тому, актуальним є дослідження зв’язку між вибором копінг-стратегії,
рівнем тривожності й самооцінки у учнів школи, оскільки саме в процесі
навчальної діяльності, яка для них є провідним видом діяльності, виникають
стресові ситуації, що потребують вдалого опанування та адаптації.
Мета дослідження полягає у визначенні співвідношення між вибором
копінг-стратегії, рівнем тривожності й самооцінки учнів 7-их і 11-их класів.
Для досягнення основної мети роботи було проведено емпіричне
дослідження на базі спеціалізованої школи з поглибленим вивченням іноземних
мов (іспанська, англійська, французька) м. Києва. В експериментальному
дослідженні взяли участь 60 респондентів: учні сьомих (13-14 років) і
одинадцятих (16-17 років) класів.
Дослідження включало в себе проведення опитування учнів з подальшим
виявленням особливостей копінг-стратегій, рівня тривожності та самооцінки. В
ході дослідження були використані наступні методики.
1. Діагностика особистісної і ситуативної тривожності учнів (тест
Спілберга-Ханіна).
2. Методика Лазаруса (в адаптації Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк, М.С.
Замишляєвої), призначена для визначення копінг-механізмів, способів
подолання труднощів у різних сферах психічної діяльності. Даний
опитувальник вважається першою стандартною методикою в галузі
вимірювання копінгу.
3. Методика дослідження самооцінки.
Аналіз результатів дослідження рівня тривожності показав, що у 67% учнів
7-ого класу помірний (це означає, що психологічний стан учнів
супроводжується
внутрішнім
напруженням,
переживаннями)
рівень
ситуативної тривожності, у 20% – низький, у 13% – високий рівень. Щодо
особистісної тривожності, то високий рівень спостерігається у 40%, у 47% –
помірний, у 13% – низький.
107
Визначення рівня тривожності у учнів 11-х класів показало наступні
результати. У 66,6 % опитаних спостерігається помірний рівень ситуативної
тривожності. Високий рівень ситуативної тривожності переважає у 33,3 %
респондентів. Респондентів з низьким рівнем ситуативної тривожності не
виявлено (0 %). У 53,3% опитуваних спостерігається помірний рівень
особистісної тривожності, високий рівень особистісної тривожності переважає у
40 % респондентів. У 6,6% опитуваних низький рівень особистісної
тривожності.
Порівнявши дані 7-их і 11-их класів можна зробити висновок, що в 11-их
класах, як і в 7-их, переважає помірна і ситуативна, і особистісна тривожність,
але в 11-их класах більший відсоток високої ситуативної тривожності через
нервозність і переживання дітей у випускному класі.
Визначення копінг-стратегій серед учнів 7-х і 11-х класів показало
наступні результати.
Для учнів 7-х класів характерними є наступні кількісні показники копінгстратегій: конфронтаційна стратегія - 7%, самоконтроль - 13%, пошук
соціальної підтримки - 13%, прийняття відповідальності - 7%, втечауникнення - 30%, планування вирішення проблеми - 10%, позитивна переоцінка 20%.
Для учні 11-х класів характерними є наступні показники: конфронтація –
6,6%; у 13,3% – стратегія дистанціювання, більшість опитаних – 26,6%
використовують стратегію самоконтроль, 6,6% обрали стратегію поведінки –
пошук соціальної підтримки, у 20% – стратегія втеча-уникнення, 13,3 %
використовують стратегії планування вирішення проблеми, 13,3% - стратегія
позитивної переоцінки, і жоден з учнів не вибирає стратегію прийняття
відповідальності.
Порівнявши результати, видно, що більшість учнів 7-их класів
використовують такий вид копінг-стратегії, як втеча-уникнення. Також у
меншій мірі вдаються до копінг-стратегії - дистанціювання. Лише деяка
частина учнів намагаються докласти когнітивні зусилля, щоб відокремитися від
важкої ситуації і зменшити її значимість.
За результатами в 11-их класах більшість учнів використовують такий вид
копінг-стратегії як самоконтроль. Це свідчить про те, що учні у важких
життєвих ситуаціях намагаються контролювати свої почуття і емоції,
намагаються оволодівати своєю поведінкою, не впадати в паніку. В меншій мірі
вдаються до копінг-стратегії – прийняття відповідальності, що свідчить про
небажання вирішувати самостійно проблеми і відповідати за них який би не був
результат.
Тобто, учні молодшого віку намагаються уникнути і втекти від проблем, а
не вирішувати їх. Чим старші стають учні, тим частіше вони намагаються
контролювати свою поведінку, але також не шукають як вирішити складну
ситуацію.
Аналіз результатів дослідження рівня самооцінки показав, що у 80% учнів
7-их класів - адекватна самооцінка, у 13% - завищена, у 7 % - занижена.
108
У більшості респондентів 11-х класів (73,3%) – адекватна самооцінка, у
20% – завищена самооцінка і занижена самооцінка у 6,6%.
Проаналізувавши і порівнявши результати всіх респондентів можна
зробити висновок, що більшість учнів 7-их і 11-их класів мають адекватну
самооцінку.Менший відсоток учнів характеризується завищеною самооцінкою.
Найменший відсоток (однаковий у всіх класах) учнів із заниженою
самооцінкою.
Визначення зв’язку між копінг-стратегіями, рівнем самооцінки та стану
тривожності учнів 7-их і 11-их класів було здійснено з допомогою лінійного
кореляційного аналізу за Пірсоном. На основі результатів можна зробити
наступні узагальнення.
1. Учні при високій ситуативній тривожності для подолання стресової
ситуації обирають копінг-стратегію дистанціювання (r = 0,257, p = 0,01). Це
можна пояснити тим, що учні у важких ситуаціях, що викликають
дискомфортні емоційні стани, не намагаються знайти вихід з них, не беруть
активну участь у подоланні стресу, прагнуть відокремитись від проблеми,
зменшити її значимість, і просто ухилитися від вирішення
2. Копінг-стратегію самоконтроль обирають учні з високою особистісною
тривожність (r = 0,258, p = 0,01). Це свідчить про те, що учням зі стійкою
схильністю до тривоги і наявністю тенденції сприймати досить широкий ряд
ситуацій як загрозливих, в складних ситуаціях характерно намагання
врегулювати свої почуття і дії, але не шукати як вирішити цю складну
ситуацію.
3. Респонденти при зниженні рівня самооцінки, для запобігання прояву
стресу у складній ситуації обирають копінг-стратегію прийняття
відповідальності (r = 0,347, p = 0,05). Це свідчить про зв‘язок між оцінкою своїх
можливостей і бажанням взяти на себе відповідальність в будь-якій ситуації.
Результати проведеного дослідження можуть мати багатоцільове
використання в психолого-педагогічній практиці, оскільки розкривають
суб’єктивні фактори вибору копінг-стратегій, що, в свою чергу, може
оптимізувати навчально-виховний процес.
Література
1.
Маслоу А.Х. Мотивация и личность.3-е изд.- СПб.: Питер, 2008. 352 С.
2.
Lazarus R.S., Kanner A.D., Fоlkman S. Emоtiоns: a cоgnitive
рhenоmenоlоgical analysis // Emоtiоn. Theоry, Research and Exрerience. V. 1, N.Y.,
1980, p. 185–217;
3.
Amirkhan J.H. Factоr analiticaly drived measure оf cоing: the strategy
indicatоr // J. оf Рersоnality and Sоcial Рsychоlоgy. 1990, v. 59, p. 1066–1074.
109
Вишньовський В.В.
доцент кафедри психології у виробничій сфері
Тернопільського національного технічного університету ім. І. Пулюя
МІСЦЕ І ЗНАЧЕННЯ ПСИХОЛОГІЧНОЇ ДІАГНОСТИКИ ТА КОРЕКЦІЇ
У ДІЯЛЬНОСТІ ПРАКТИЧНОГО ПСИХОЛОГА
До основних форм роботи психолога відносять: психодіагностику,
психокорекцію,
психопрофілактику,
психологічне
консультування
та
психотерапію. У зв’язку із визначеними у державних документах
пріоритетними суспільними цінностями і перспективами проблема
забезпечення особистісного розвитку студентів вищих навчальних закладів
набуває особливої актуальності [4]. Продуктивне вирішення проблеми
удосконалення навчальної діяльності студентської молоді передбачає розробку
і впровадження системи особистісно-орієнтованих засобів навчання,
спроможних забезпечити оптимізацію внутрішнього потенціалу молоді.
Психодіагностика - це процедура обстеження психіки індивіда за
допомогою спеціальних методик з метою встановлення психологічного
діагнозу. У психодіагностиці використовуються традиційні методи психології,
такі, як спостереження, бесіда, а також специфічні психодіагностичні методики,
до яких, зокрема, відносяться тести та проективні техніки. Добір методик
залежить також від ситуації обстеження. У психодіагностиці розрізняють
ситуацію експертизи і ситуацію клієнта. У першому випадку обстеження
проводиться з метою прийняття певного рішення щодо подальшої долі
досліджуваного в залежності від результатів. Досліджуваний, таким чином,
може бути зацікавлений у тому, щоб спотворити результати. Тому у ситуації
експертизи слід підбирати методики, захищені від спотворення.
В залежності від мети обстеження, складності проблеми, індивідуальних та
вікових особливостей досліджуваного, тривалість діагностики може бути
різною. В одних випадках для цього достатньо одного заняття, в інших проводиться від трьох до п’яти занять. При цьому тривалість одного заняття
також залежить від віку та індивідуальних особливостей клієнта (для молодших
школярів - до 30-45 хв.; для підлітків до 60-90 хв.). Зрозуміло, що на цьому
діагностика не завершується. Вона може органічно продовжуватися під час
корекційних занять, повторюватись через певні проміжки часу з метою фіксації
змін, що відбуваються у психіці дитини, оцінки ефективності роботи, яку з нею
проводить психолог, педагог, батьки.
Психокорекція (у перекладі з латинської - це поправка, часткове
виправлення або зміна), за визначенням Г.С. Абрамової [1], це вплив психолога
на дискретні характеристики прояву внутрішнього світу людини. І.В. Дубровіна
[3] розглядає психокорекцію як форму психолого-педагогічної діяльності,
спрямовану на виправлення таких особливостей психічного розвитку, які не
відповідають гіпотетичній оптимальній моделі нормального розвитку.
Психокорекцію необхідно відрізняти від психологічного консультування та від
психотерапії. Психологічне консультування та психотерапія передбачають
глибоке проникнення у внутрішній світ клієнта та зміни його поглядів на себе
110
та свої стосунки із зовнішнім світом. Ефективність психологічного
консультування та психотерапії значною мірою залежить від особистісної
зрілості клієнта, від його здатності до самоусвідомлення. Психокорекція не
націлена на зміну поглядів, внутрішнього світу особистості і може
здійснюватись навіть у тому випадку, коли клієнт не усвідомлює своїх проблем і
психологічного змісту корекційних вправ. Психокорекція - це процес
розширення діапазону реагування клієнта на ті чи інші подразники, формування
навичок, що роблять його поведінку більш гнучкою, підвищують адаптивні
можливості його особистості. Психокорекція потрібна у роботі з такими
клієнтами, які добре розуміють і усвідомлюють свої проблеми, знають, що
потрібно робити, щоб їх позбутися, але змінити свої звички самотужки не
можуть. Також психокорекція використовується для роботи з клієнтами, які
відзначаються незрілою особистістю, зокрема з дітьми. Ця форма роботи
психолога застосовується для виправлення вад пізнавальної та емоційновольової сфери, для подолання відставання в інтелектуальному або
особистісному розвитку. Психокорекція може виступати як самостійний вид
діяльності практичного психолога, може доповнювати психологічне
консультування. Психокорекційні прийоми використовуються також для
психопрофілактики.
На основі психологічного діагнозу складається програма психокорекції, яка
містить мету, напрями корекції, психологічні механізми допомоги, у ній також
зазначається приблизна кількість занять, їхня частота (двічі чи тричі на
тиждень) та тривалість одного заняття. Перераховуються методи та прийоми,
які будуть використовуватися, визначається форма занять (індивідуальна чи
групова). На підставі психокорекційної програми складаються конспекти
занять. Завдання, що добираються на кожне заняття, мають бути спрямовані на
реалізацію усіх зазначених в програмі напрямів. Конспект містить опис завдань
у певній послідовності, конкретний перелік обладнання. У ньому також
виділяється колонка, в якій поруч з кожним завданням фіксується результат
дитини. Після заняття психолог аналізує його успішність і складає конспект
наступного заняття. При підготовці до групової психокорекційної роботи
психолог складає програму на кожного учасника групи, у конспекті
передбачається роль, види, завдань та спосіб їх виконання для кожної дитини.
Результати фіксуються також окремо для кожної дитини. Розробляючи програму
психокорекційної допомоги, слід відрізняти труднощі, що виникають у дитини
через порушення та відхилення у розвитку, від проблем, пов’язаних з
надмірними вимогами з боку батьків або педагогів до дітей без врахування
психологічних особливостей віку та можливих індивідуальних варіантів
проживання цього віку тією чи іншою дитиною.
Психокорекційні заняття можуть проводитись в індивідуальній або
груповій формі. Вибір форми занять залежить від мети. Так, наприклад, якщо
об’єктом корекційного впливу виступають навички спілкування з однолітками,
то більш ефективною буде групова форма. А корекцію вад пізнавальних
процесів зручно проводити індивідуально. Крім того, при певних медичних та
психологічних діагнозах (аутизм, грубе порушення поведінки тощо) існують
111
протипоказання до групової форми занять. Кількість учнів у корекційній групі
не повинна перевищувати п’ять чоловік. Тільки за такої умови психолог може
виразно усвідомлювати все, що відбувається психіці кожної дитини. Групову
психокорекцію слід відрізняти від соціально-психологічних тренінгів. Під час
тренінгу психолог працює з групою (7-12 учнів), а під час психокорекції окремо з кожною дитиною. Принципи психокорекції [3]:
1. Єдність діагностики і корекції. Цей принцип реалізується у трьох
аспектах. По-перше, корекційній роботі передує діагностика, по-друге, в
процесі корекції йде уточнення діагнозу, по-третє, корекційна робота потребує
постійної оцінки її ефективності, критерієм якої є ті зміни, які відбуваються у
психіці дитини.
2. Діяльнісний принцип корекції. Головним засобом корекційнорозвивального впливу є організація активної діяльності дитини у
співробітництві з дорослим.
3. Психокорекція проводиться у зоні найближчого розвитку, оскільки
робота з дитиною за межами цієї зони (за Л.С. Виготським) не матиме
корекційного ефекту.
4. Спрямованість корекційної роботи “згори донизу”, тобто на створення
оптимальних умов для розвитку вищих психічних функцій, за рахунок яких
будуть компенсовані недоліки елементарних психічних процесів. Наприклад,
для подолання вад механічної пам’яті, необхідно розвивати мовлення,
мислення, логічну пам’ять; для корекції недоліків уваги психолог удосконалює
регулюючу функцію мовлення дитини, самоконтроль.
5. Принцип нормативності, зміст якого полягає в орієнтації на еталон
розвитку на певному віковому етапі. Тобто в результаті корекції дитина має
досягти такого рівня розвитку, який відповідає її віку.
6. Врахування в корекційній практиці системності розвитку. Усі
особистісні якості, психічні функції тісно взаємопов’язані між собою. Тому
недоліки однієї з них призводять до недостатності інших. Корекція має бути
спрямована на усунення причини відхилень у розвитку.
7. Принцип “заміщуючого онтогенезу”. Корекційна робота має
починатись від тієї “точки”, після якої почалось відхилення від ідеальної
програми розвитку.
8. Дуже важливо, щоб корекція розвитку носила випереджаючий
характер, була спрямована не на тренування й удосконалення того, що вже
досягнуто дитиною, а на активне формування того, що планується досягнути у
найближчій перспективі відповідно до законів вікового розвитку і становлення
індивідуальності.
9. Принцип наступності: кожне заняття містить ті завдання для
самостійного виконання, які на попередньому виконувались за допомогою
психолога. Якщо на попередньому занятті дитина не впоралась з певним
завданням, на наступному пропонується його спрощений варіант.
10. Врахування індивідуально-психологічних особливостей дитини, її
інтересів, здібностей, якостей характеру, соціальної ситуації розвитку тощо.
112
11. Дитина
обов’язково
має
одержувати
задоволення
від
психокорекційних занять. Це забезпечується завдяки тому, що психолог, поперше, використовує цікаві для дитини види завдань; по-друге, створює такі
умови, за яких дитина переживає успіх, задоволення від подолання труднощів;
по-третє, виявляє емпатію, приймає дитину такою, яка вона є, не оцінює її.
Механізми психокорекції залежать від причин, що зумовили відхилення у
психічному розвитку дитини. Якщо недостатня сформованість окремої
психічної функції зумовлена локальним пошкодженням кори головного мозку,
то для відновлення цієї функції необхідно “обійти ушкоджену ділянку”,
сформувати необхідні операції іншим шляхом, з опорою на збережені психічні
процеси. Іншою причиною наявності вад психіки може бути відсутність
необхідних соціальних умов її розвитку або неврахування індивідуальних
особливостей дитини. За сприятливих умов психічні процеси формуються у
дитини спонтанно, завдяки наслідуванню дорослих і узагальненню досвіду.
Через інертність нервових процесів, або порушення динаміки їхнього перебігу
(переважання збудження чи гальмування), або через відсутність сприятливих
умов психічні функції формуються неправильно, поверхово. У цьому випадку,
щоб відновити ушкоджену функцію, необхідно провести дитину через весь
процес її формування.
Методи психокорекції: ігротерапія, арттерапія, психогімнастика,
дидактичні та рухливі ігри. С.Б. Бажутіна, Г.Г. Вороніна, І.П. Булах виділили
ряд прийомів і способів впливу, які застосовуються для проведення
психокорекційної роботи. Це проста пропозиція, парадоксальна інструкція,
фантазування, інтерпретація психологом ситуації клієнта і запрошення його до
нового бачення ситуації, порада (побажання) клієнту, саморозкриття психолога
перед клієнтом, механізм “зворотного зв’язку”, відкриті і закриті запитання,
повтор-переказ, логічні ланцюжки, емоційне резюме, діюче резюме [2].
Однак необхідно зазначити, що підготовка практичних психологів до
професійної діяльності вимагає важливої особистісної готовності та
придатності людини до цього виду діяльності. Проте варто розуміти, що не
існує “психолога взагалі”, а є різні психологічні професії, їх можна розділити,
на такі напрямки: психолог-дослідник, психолог-викладач і психолог-практик.
Ці три сфери об’єднує вимога до знання предмета (хоча й тут треба знати
далеко не одне і те ж). У цілому це різні види діяльності, що потребують як
спеціальної підготовки, так і спеціальних здібностей.
Література
1. Абрамова Г.С. Введение в практическую психологію / Г.С. Абрамова. –
М. : Международная педагогическая академия, 1995. – 260 с.
2. Бажутина С.Б. Практическая психология в вузе и школе / С.Б. Бажутина,
Г.Г. Воронина, И.П. Булах. – Луганск : Янтарь, 2000. – 113 с.
3. Диагностическая и коррекционная работа школьного психолога : Сб.
науч. тр. / Редкол. И.В. Дубровина и др. : АПН СССР НИИ общ. и пед.
психологии. – М., 1987. – 178 с.
113
ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ
Петухова О.В.
аспірант кафедри філософії і методології державного управління НАДУ
ПРОТИРІЧЧЯ ПРОЦЕСУ КОНСОЛІДАЦІЇ В СУЧАСНІЙ УКРАЇНІ
Державотворчі процеси в Україні не завжди передбачають всі
функціональні дисбаланси, що залишаються суттєвим джерелом для
суперечностей та конфліктів. У наш час залишається проблема консолідації
суспільства, консолідації влади, консолідації суспільства і влади, що відповідно
загрожує стійкості нашої держави та заважає стабільно їй розвиватися.
В зверненні глави держави Україна до народу 2010 року констатується, що
актуальним залишається питання впровадження державної політики, яка
передбачає сприяння процесу національної консолідації. А для цього у фокусі
цього курсу знаходиться винайдення суспільного компромісу стосовно норм і
суспільних цінностей що забезпечить зменшення негативного впливу від
протиріч
соціокультурного,
конфесійного,
етнічного,
мовного,
міжрегіонального та регіонального походження [1, с. 36–39].
У 2013 році , в Щорічному Посланні Президента України до Верховної
Ради України вже зосереджується увага на створенні концепції взаємодії
виконавчої вертикалі влади і громадської самоорганізації [2, с. 297].
Очевидно, що процес зближення позицій та зміцнення консолідації
визначається державою, яка рухається в напрямку створення сприятливих умов
на підвищення ефективності взаємодії влади і народу.
З точки зору В.Малиновського, “незважаючи на існування в суспільстві
різних форм і видів влади, саме державна влада спроможна надати суспільству
цілісності, сконсолідувати його в умовах плюралізму та діяльності різних
громадських об’єднань, що виражають інтереси різноманітних соціальних
груп“ [3, с. 16–17].
Нові складні історичні реалії покликали до життя спроби чіткіше
визначити чинники, що справляють вплив на внутрішню солідарність у
суспільстві.
В.Князєв вважає, що сьогодні сама історія кидає нам виклик: або в цей
доленосний момент українська нація знайде в собі духовні сили, консолідується
для стратегії прориву і увійде в нову форму розвитку світової цивілізації, або
знов попаде в залежність від більш “спритних”, психологічно й культурно
мобільних народів. Науковець наполягає, що демократія це комплексний
механізм політико-правової єдності інтересів, а не безпосереднє виконання волі
народу або змушення волі меншості підкоритися бажанням більшості. Тому, в
свою чергу, ринок, парламент, правова держава являють собою спільну
систему, що реалізує соціальну технологію відтворення цих інтересів [4, с. 16–
32].
Консолідоване суспільство становить достойне співіснування людей зі
спорідненими життєвими смислами. Орієнтація на майбутнє в Українській
державі пов’язана із закріпленням єдиного національного менталітету, коли
114
національні інтереси становлять основу національної, суверенної,
демократичної держави. За таких умов національна ідея може слугувати міцним
підґрунтям в Українській державі та джерелом консолідації поліетнічного
суспільства.
”Ситуація погіршується через відсутність реального та дієвого
верховенства права в країні, системну безвідповідальність політичної еліти, що
призводить до поступового унормування цієї безвідповідальності на рівні
повсякденних практик, а також до ще більшого дистанціювання громадян від
політики, поширення в суспільстві настроїв апатії, песимізму та цинізму“ [5, с.
61].
Евроінтеграційний вектор української політики передбачає дотримання
ліберально-демократичних принципів та сприяє проникненню іноземного
світогляду. Серед цих умов важливо забезпечити підтримку процесу
внутрішньої консолідації суспільства і державної солідаризації.
А.Колодний звертає увагу на те, що обстоювання проєвропейських
цінностей та водночас наявність “керованої“ демократії створюють умови для
проникнення в український соціум чужих парадигм, які призводять до
руйнівних процесів усього європейського культурно-цивілізаційного простору,
української нації, зникнення понять етнічна культура і національна держава [6,
с. 60].
Таким чином, у цих умовах відбувається радикальний перегляд
національної державності, що піддається подвійному пресингу: впливової
міжнародної та наднаціональної спільності згори, а також локальних та
регіональних структур – знизу “і несе кризу суверенітету” [7, с. 431].
Відповідно, щоб не втратити внутрішні властивості Української
національної демократичної держави, процес адаптації держави до феномену
глобалізму вимагає конкретизацію пріоритетів її розвитку та розкриття
можливостей консолідуючих традицій.
Важливою умовою, на якій базується проблема національної єдності, це
виокремлення і сприйняття суспільством спільних національних інтересів,
національної ідеї та зберігання ідентичності.
Як влучно зауважує Б.Ковальчук, головною вимогою впровадження
національної ідеї залишається самоідентифікація та самоорганізація нації з
розвиненою суспільною свідомістю, що покладають базову основу розвитку
адекватної системи суспільних відносин. В нашу епоху інтегруватись у світове
співтовариство українці повинні лише сильною сконсолідованою нацією [8, с.
53–55].
Варто зазначити, сьогодні простежуються кризові суспільні явища у
формуванні загальноукраїнської ідентичності, що свідчить про повільність
процесу консолідації українського суспільства.
Не можна не погодитись з думкою Ю.Мірошничеко про те, що ми раніше
говорили про конфлікт інтересів, зараз, коли весь світ спрямований до
консенсусу (узгодження інтересів), конфлікт для суспільства стає взагалі
невигідним [9, с. 7].
115
Повертаючись до питання української згуртованості, слід ураховувати
думку Ю.Липи про те, що українці – “це раса солідаристів, у яких суспільний
ідеал – група, а не індивідуальність. Найприродніше місце українця – це
перебування в групі, а ніколи – поза групою. У групі розвивається він
найліпше. Українське суспільство було, є і буде як образ взаємовідносин груп”
[10].
Свідомість народної єдності спроможна тривати віками. Головне – не
руйнувати це почуття спільності та не заважати її природному процесу.
Сьогодні в Україні зросло втручання зовнішніх впливів, погіршилась
ситуація політичного конфлікту в Україні і поза її межами, з’явилась погроза
збереження територіальної цілісності та забезпечення суверенітету держави,
спостерігається дестабілізація влади.
На фоні цього ми маємо розуміти, що повинні відбуватися ґрунтовні якісні
зміни. Це підстави до негайного впровадження дієвих механізмів взаємодії
держави і громадян, урахування громадської думки, досягнення консенсусу в
першу чергу центральної та регіональних еліт, бажання компромісу, як
головної засади внутрішньої політики в сучасних обставинах. При цьому,
семантика дій влади повинна стати зрозумілою для кожного члена суспільства.
Література:
1. Модернізація України – наш стратегічний вибір [Електронний ресурс] –
Режим доступу: http://www.president.gov.ua/docs/Poslannya_sborka.pdf
2. Про внутрішнє та зовнішнє становище України в 2013 році : Щорічне
Послання Президента України до Верховної Ради України. – К. : НІСД, 2013. –
576 с.
3. Малиновський В. Державне управління : навч. посіб. /
В. Малиновський. – Луцьк, 2000. – 558 с.
4. Князєв В. М. Соціальна технологія та управління політичними
процесами в Україні / В. М. Князєв. – К. : НІСД, 1995. – 35 с. – ([Наукові
доповіді], вип. 38).
5. Україна в 2010 році: щорічні оцінки суспільно-політичного та соціальноекономічного розвитку : монографія / за заг. ред. А. В. Єрмолаєва. – К. : НІСД,
2010. – 528 с.
6. Релігія – світ – Україна : монографія : в 3 кн. / за наук. ред.
А. Колодного, Л. Филипович. Кн. ІІ : Міжконфесійні відносини
поліконфесійної України // Українське релігієзнавство : спецвипуск – 2011. – 1.
– 371 с.
7. Подаєнко Ю. Національна держава в добу глобалізації / Ю. Подаєнко //
Наук. зап. Серія ”Культурологія“. – 2010. – Вип. 5. – С.425–434.
8. Проблеми малих міст України: розвиток самоврядування і
реформування місцевого господарства в контексті національних традицій і
світового досвіду // Матер. міжн. наук.-практич. конференц. (Золочів – Львів,
27–28 травня 2000 р.). – Львів: ”Державність“, 2000. – 228 с.
116
СОЦИАЛЬНЫЕ КОМУНИКАЦИИ
Павлюх М.В.
аспірант Львівського національного університету імені Івана Франка
СУЧАСНИЙ І РАДЯНСЬКИЙ КІНО – , ТЕЛЕДИСКУРС: МЕДІАОСВІТА
I СИСТЕМА ЦІННОСТЕЙ
Окремий напрям у дослідженні масових комунікацій становлять праці про
медіакультуру. Це дослідження львівських науковців: Б.Потятиника і Н.Габор.
Крім цих дослідників, медіакультуру як явище масової комунікації
досліджують Л.Верецька, Д.Дуцик, Т.Запорожець, Н.Зражевська, І.Рижко,
Г.Хлистун, польські вчені: Т.Гобан-Кляс, Т.Яніцька-Панек, У.Казубовська. Ідея
впровадження медіакультури як окремої дисципліни (в школах, університетах)
належить львівським дослідникам медіакультури.
Медіакультура (Б.Потятиник, Н.Зражевська) – імунітет людини,
вироблення у суспільства імунітету проти телевізійного насилля,
низькопробних телепередач, фільмів. Вважаємо, що ця ідея необхідна,
зважаючи на те, що інформаційна політика в Україні розмита; в ефір
потрапляють не якісні, нецікаві для аудиторії інформаційні продукти зі сценами
насилля. Тому глядачі тупіють, звикають до насилля, переносять негатив з
віртуальної реальності в об’єктивну дійсність, стають жорстокими.
Медіакультура осмислюється в різних площинах (Н.Зражевська). Це збігається
з позицією Г.Хлистун, яка етичність у медіакультурі ставить на перший план,
феномен справедливості як одну із важливих складових зараховує до складного
комплексу етики. Т.Запорожець вводить поняття інфолюдини (Нomo
Informaticus) як комунікаційної моделі, інформаційного суспільства як
особливий світ, в якому ця модель активно функціонує. У його статті добре
подано функціонування людини-інформації як феномену сучасного
суспільства, виокремлено два напрями її функціонування: позитивний і
негативний. Така позиція, вважаємо, дозволяє виокремити не тільки позитивні
фактори існування людини-інформації в загальній комунікативній системі, а й
негативні як біологічного творіння з інформаційним суперінтелектом,
позбавленим емоцій та душі.
Польські науковці у поняття медіакультури вкладають дещо інший зміст,
аніж українські. Велику увагу тут приділяють вихованню людини, виховній
функції медіа. Розгляд медіа як виховного середовища, в якому медіа
виконують кілька важливих функцій – форуму презентованих проблем,
інструментів суспільної влади, мобілізації та відчуття інноваційності, джерела
вираження індивідуальності подано як окрему виховну систему. Виховання
медіа розуміється як соціалізація, формування людини, виховання окремих рис.
Важливим і новаторським наголосом польських досліджень медіакультури є
поняття етики медіа як «формування медіа сфери, щоб не людина була для
медіа, а медіа для людини» [4, с.25]. Ми солідарні з Т.Яніцькою-Панек у тому,
що сьогодні ще нема етики медіа, що її ще слід виробляти.
117
Кілька років тому у США був проведений експеримент: створено канал,
який транслював якісні фільми, пісні,позитивні новини. Канал отримав назву
«Культура». Одразу цей канал отримав високі рейтинги серед телеглядачів,
проте після піврічного існування отримав дуже низький рейтинг і
збанкротував, припинивши своє існування.
Цей наочний приклад-експеримент, який був проведений у США свідчить
про невисокий рівень медіакультури, а також потребу глядача у розважальних
матеріалах для розслаблення нервової системи, уваги (постійно в напрузі, в
стані «активного думання» глядач не може перебувати). Низький рівень
медіакультури у нашому суспільстві формується кіно- і теледискурсом
сучасних продуктів, які спрямовані на розважання глядача, а не на виховання у
ньому естетичного смаку, етичних норм. Сучасні канали транслюють
низькопробні продукти, тому що вони надто дешеві, а це травмує психіку
нашого глядача. Наш глядач орієнтується на радянський кіно- і теледискурс.
Успішність селекції, наприклад, радянських фільмів, (мас-медіа – це і
фільми) простежуємо на прикладі крилатих фраз, діалогів, які були
змістовними, веселими, іронічними, критичними (критикували совка – гомо
совєтікус), вчили, створювали позитивну картину світу. Вони сьогодні
популярні навіть у дітей, бо несуть позитивний заряд. Натомість сучасні
російські фільми – проекти із парою «модних фраз» тільки дратують глядача
беззмістовністю, повною відсутністю ідеї, поставленої проблеми. Проведемо
аналогію між радянськими крилатими фразами та сучасними і побудуємо
шкалу вартостей та цінностей.
Радянська кіноіндустрія:
1.«Як відомо праця людину робить благородною. Я ходжу на роботу
виключно для того, щоб я став благородним» («Службовий роман»)+;
2.«У вас нема нічого святого. Ви вірите у почуття, а не в розум. Ви –
загроза для суспільства.; Ви завжди у всьому маєте рацію, бо живете
правильно. Але у цьому ваша слабкість! Велике вам не по силі! («Іронія долі»)+
3.«Ви ж доросла жінка і вам не можна писати дурні листи одруженому
чоловікові. Верніться в сім’ю, колектив, роботу!» («Службовий роман»)+
4.«Що за життя у твого інженера. Робота – дім, дім – робота. А ти зі
свободи – у в ’язницю. Це цікаво. Це романтика! Джентльмен удачі!; «Від
сьогодні ми будемо звертатися один до одного на нормальній людській мові, по
імені та по батькові; А ти сиди і вчи англійську. Приїду - перевірю!»
(«Джентльмени удачі») +
5.«Наші люди на таксі за хлібом не їздять; скоро з’ясується, що ваш
чоловік таємно відвідує коханку; я не боягуз, та я боюсь; може у Європі собака
– друг людини, а у нас ЖЕК — друг людини!; («Діамантова рука») +
6.«Спортсменка, комсомолка, красуня — 25 баранів і... І безплатна путівка
в Сибір» («Кавказька полонянка»)+
Серед кількох прикладів крилатих цитат радянських фільмів переважає
критичне мислення: критикується поверховість комуністичних гасел (1),
засуджується винесення особистих проблем на всезагальне обговорення
парткому – негативне явище, яке було поширене серед комуністів (3),
118
виокремлення гомо совєтікус як людини, що нездатна думати, відчувати (2),
насмішка над радянською системою перевиховання (4), наголошення на
відчуття сірої маси серед радянських громадян (5), натяк на те, що в СРСР не
було проституції, збочень, розлучень (5), домінанта колективного партійного
над загальнолюдським (5), переляканого совка (5), засудження репресій
інтелігенції (6). Усі ці діалоги, фрази несуть важливе позитивне, виховне
значення для радянської і сучасної людини. Шкала вартостей матиме вигляд:
Мал.1.
–1______0_______1_______2_______3_______4_______5_______6
–0++++++
Велика кількість (+) у шкалі означає, що радянські фільми достатньо
глибоко критикували дійсність, виявляли важливі проблеми, іронізували, чітко
розмежовували гумор і вульгарність, були смішними, створювали, попри вияв
негативних явищ, позитивну картину світу. Були й мінуси (–1, –2, –3); це ті
події у фільмах, які через комуністичну цензуру вирізалися; в теорії складався
образ щасливого радянського майбутнього («У нас найкраща медицина у
світі», «Люди за кордоном погано живуть, а ми живемо найкраще» – «Москва
сльозам не вірить»), а на практиці це не відповідало дійсності. Прекрасні
цінності радянського кінодискурсу наштовхувалися на совковість, продажність,
кар’єризм, брехливість комуністичних чиновників. Але бодай в теорії схема
працювала: три мінуси і шість плюсів у сумі дають плюс.
Сучасні російські фільми, серіали:
1. «І до ворожки не ходи!», «Добра людина – не професія!» (мандрує із
фільму у фільм, «Другий шанс Віри», «Обручка») (+/– ?)
2. «Менти погані» на позначення царської поліції в російській імперії
(«Горами й лісами»); (–)
3. Матюки: «стерво, сука» (ледь не в кожному фільмі як норма)(–)
4. «Ти не боїшся через вагітність втратити фігуру», «набагато страшніше
мучити своє тіло абортами» («Дар», протиабортна політика) (+)
5.«З цього місця докладніше», «У нас все серйозно, бо ми любимо один
одного і спимо разом» (–)
6.«Будемо вирішувати проблеми за мірою їх серйозності» («Кров – не
вода») (+)
7.«На яку роль погоджується жінка у житті чоловіка – така її ціна»
(«Дорослі дочки») (+).
Фрази, діалоги сучасної російської кіноіндустрії, яка заповнила медійний
простір України, не несуть у собі змістовність, критичність, проблемність.
Нівелюється інститут сім’ї і етичність (перенасичення сексуальних сцен, заміна
понять любові) (5), домінує беззмістовність (1): «І до ворожки не ходи!» (натяк
на геніальність людини чи на те, що вона не обійдеться без послуг екстрасенса?
Чи може як попередження, що ворожбити – шарлатани і небезпечні люди?),
історична ахінея (2): слово «менти» з’явилося у лексиконі пересічних громадян
1993 року, після американського серіалу «Менти»; застосування лайки в
діалогах сприймається уже як норма, як позитивний фактор, а насправді
вульгарний (3), практичність (6): містить раціональне зерно і психологічні
119
методи боротьби людини з проблемами; натяк на сімейні цінності, самооцінку
жінки (7). Досі незрозуміло чому не змістовні фрази ввійшли в широкий
вжиток, лексикон і викликають у людей захоплення, коли вони недотепні і
несмішні? (М.П.). Чи свідчить це про низьку культуру населення, яке не думає
(навіть, коли до маси свідомо долучаються інтелектуали).
До негативних чинників російських фільмів належать також інші явища:
показ великої кількості випивки як норми (навіть серед жінок «жіночий
алкоголізм невиліковний»), зображення «любові» з побічним віртуальним
ефектом «вагітністю», повне ігнорування проблеми СНІДУ як великої людської
трагедії і нещасного випадку (усі жили вільною любов’ю, а ти попав і помреш
миттєво), СНІД не існує тільки на безлюдному острові (реклама про
презервативи, Інтер), підліткова вагітність як норма (діти, коли статево
дозрівають повинні попробувати все, бо це найбільше щастя), хоча до
природного приросту населення підліткова вагітність не має жодного
відношення, зате на практиці пряме відношення до ранніх абортів і
безплідності у жінок. Те, що сьогодні нема етики медіа, а селективність фільмів
не працює продемонстровано на шкалі вартостей. У шкалі вартісних ознак
(проблемність, критичність, іронія) фігурують (–3, –2, –1 – це ті негативні
суспільні явища, які не засуджені, а навпаки схвалені як норми поведінки:
Мал.2.
____–3____–2____–1____0____1____2____3____4____5____6____7__
–––0–––+–++
Велика кількість у шкалі мінусів вказує на те, що кіноіндустрія неетична,
етики медіа нема, а селекціонізм не працює на виховання людини. Коли
провести подібне дослідження пісень, книг (світових, російських, радянських
класиків і сучасної масової літератури) висновки були б також сумними. Отже,
радянський кіно-, теледискурс формував високий рівень медіакультури у
глядацької аудиторії; сучасний кіно-, теледискурс формує низький рівень
медіакультури, а також формує негативну картину світу зі сценами насилля,
агресії, невілювання цінностей, сім’ї, справжніх людських почуттів.
Література
1. Габор Н.Б. Національний стереотип: спосіб ідентифікації чи причина
конфлікту //Українська періодика: Історія і сучасність. – 1998. – Вип. 5. – С.275
– 280.
2. Зражевська Н. Медіа-культура як об’єкт дослідження в теорії соціальної
комунікації // Теле- і радіожурналістика. – 2010. – Вип.9. – Ч.2. – С.74 – 80.
3. Потятиник Б.В. Мережеві ЗМІ в Україні: прогноз розвитку // Теле- та
радіожурналістика. – 2009. – Вип.8. – С.74 – 79.
4. Zakrzewska J. O konstytucję Rzeczypospolitej // Tygodnik powszechny. –
1990. – № 10.
120
Свечников В.С.,
доктор социологических наук, профессор кафедры «Природная и
техносферная безопасность» Саратовского государственного технического
университета
Дарвин Д.В.
студент группы ЭПП-42
Саратовского государственного технического университета
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ ИЛЛЮЗИОНИЗМА
Искусство иллюзионизма предполагает виртуозное владение техниками
социальной коммуникации со стороны исполнителя. Современные тенденции
развития этого древнего жанра направлены на превращение традиционных
сценических шоу в представления с активным участием зрителей в
интерактивном режиме. Зрители иллюзионного представления теперь не просто
наблюдают сценическое действо артиста, но всё чаще становятся его
непосредственными участниками. И такое видоизменение иллюзионных
представлений требует от исполнителей овладения новыми для большинства из
них приемами профессиональной социальной коммуникации.
Многие гениальные иллюзионисты прошлого пытались выявить и
объяснить в своих книгах глубоко скрытые нюансы своего мастерства. Именно
эти тонкости делали их выступления профессиональными, в отличие от
любительского подхода к демонстрации иллюзионных эффектов. Мастера не
уставали обращать внимание новичков на главный принцип искусства
иллюзии: вне зависимости от того, чем может стать магия в жизни любителя,
он должен добиваться абсолютно профессиональной ловкости. И везде в своих
работах настоящие мастера объясняли, что ловкость профессионала должна
присутствовать во всех аспектах его жизни. Чтобы стать профессионалом,
любитель должен совершенствовать себя во всем: в умении одеваться, в умении
делать комплименты дамам, в умении вести светскую беседу и мгновенно
отвечать на любые вопросы. Он должен совершенствовать ловкость своего ума.
Неважно, где он собирается применить свое мастерство: будет ли он изредка
показывать фокусы своим друзьям, либо он превратит хобби в свою профессию
– его мастерство должно быть идеальным. Артист должен овладеть навыками
профессионального коммуникатора. Собственно здесь уже возникает проблема
терминологии: что можно назвать профессионализмом в искусстве
иллюзионизма? И вряд ли в определении фокусника-профессионала достаточно
лишь привязки его деятельности к гонорарам, которые он получает за свои
выступления.
Социологический словарь предлагает следующее определение этого
термина: «профессионал» - (от лат. professio - специальность, занятие) Индивид, основное занятие которого является его профессией; специалист
своего дела, имеющий соответствующую подготовку и квалификацию.
Вот
это
небольшое
дополнение
–
«специалист,
имеющий
соответствующую подготовку и квалификацию», вносит, с одной стороны,
понимание: профессионал должен быть мастером своего дела. Но, с другой
121
стороны, ненавязчиво намекает, что человек может сделать, например, фокусы
своей профессией, получать за это деньги, но этого может быть недостаточно.
История сценической магии показывает, что некоторые непревзойденные
иллюзионисты никогда не выступали в огромных залах, но они добились самых
высоких титулов в магическом мире. Достаточно вспомнить Дай Вернона и
Коринду. Поэтому новичкам в этом жанре необходимо с самых первых своих
шагов изучать искусство иллюзионизма с профессиональной точки зрения. И,
прежде всего, они должны тренировать свой интеллект, они обязаны стать
мыслящими артистами.
Приступая к разучиванию фокусов, следует уяснить раз и навсегда, что
секрет любого фокуса отнюдь не является столь важным, как это
представляется человеку далекому от искусства иллюзии. Обыватели и новички
чаще всего думают, что иллюзионизм базируется на знании какого-то
определенного количества секретов трюков. Они считают, что, выучив эти
секреты, любой новичок автоматически становится фокусником. На самом деле
такой взгляд на искусство иллюзии далек от истины. Объяснить секреты
десятка трюков можно на нескольких страницах брошюры или в нескольких
видео роликах на ю-тьюбе, но это полученное за несколько минут знание не
сделает новичка фокусником. Этот любитель будет таким же фокусником, как
другой юноша, купивший десяток музыкальных дисков, может быть назван
певцом. Внутреннее содержание любой песни, это слова и музыка, мелодия.
Можно наизусть выучить все ноты и слова, но ведь не только это знание делает
дилетанта певцом. Точно также обладание секретом фокуса не превращает
автоматически юношу в фокусника. В искусстве пения огромное значение
имеет слух, тембр голоса, его постановка, правильное дыхание и множество
иных маленьких секретов мастерства. Важны все нюансы репетиций, отработка
дикции, понимание смысла текста и мелодии. Всё это имеет такое же значение
для становления фокусника. Артист, действительно добившийся совершенства
в искусстве иллюзии, даже простенький фокус может показать так, что в глазах
зрителей он станет настоящим чудом.
Самым важным в искусстве демонстрации фокусов является, пожалуй, тот
эффект, который он производит на зрителя. А этот эффект, в свою очередь,
определяется тем, как фокусник преподносит трюк своим зрителям. Поэтому
искусство презентации, демонстрации фокуса всегда будет стоять над
механическим запоминанием, знанием секретов трюков. Нужно, конечно, знать
секрет трюка, но ещё важнее уметь его правильно показать.
Здесь хочется вспомнить историю Давида Деванта, великого английского
Мага. Однажды Девант спросил молодого человека, увлекающегося фокусами,
сколько фокусов тот знает. Немного поразмыслив, юноша с гордостью ответил,
что знает около трёх сотен трюков. После этого Девант сообщил молодому
фокуснику, что знает только восемь фокусов, чем немало того озадачил. Давид
Девант имел в виду, что эти восемь трюков он изучил досконально. Он может
демонстрировать их в любых условиях, эти трюки он знает профессионально.
Вот здесь и кроется разница между знанием секрета трюка, знанием того, как
он делается, и умением мастерски показать этот трюк любой аудитории.
122
На наш взгляд, главный принцип любого правильного руководства по
фокусам должен быть следующим. Описание учит не только секрету трюка со
всеми его нюансами, но и тому, как продемонстрировать фокус зрителям с
максимальным эффектом. А если это руководство подскажет пути
совершенствования эффекта, пути создания собственного подхода к трюку, то
его можно считать идеальным.
123
`